bbz
С'джа-Хасса

С'джа-Хасса

Хаджит
Пол:
мужской
Статус:
активен
Порода:
катай
Зодиак:
вор

Внешний вид

С'джа-Хасса - хаджит, а потому у него есть хвост и когти, темно-желтая шерсть и черные пятна на ней, клыки в вечно улыбающемся рту и усы-антенны, прищуренные красные глаза, и даже уши торчат, ловя каждый звук. Еще есть густая бородка, которую иной благочестивый хаджит давно подарил бы Гриве. А вот чего нет, так это мощного рельефного тела, по которому сошла бы с ума иная мерская дева. Заместо того С'джа тощ и гладок, а местами даже рыхловат. Но ведь у него есть шерсть, да? Шерсть умеет скрывать недостатки.

С'джа-Хасса любит цветастые тряпки, и иной раз укутывается в них так, что только нос и торчит. Еще он любит разные побрякушки всяких размеров, и иной раз цепляет их на себя столь много, что звон при ходьбе распугивает всех алитов в округе. Но больше всего Хасса любит портить свои побрякушки и тряпки, разрисовывая и меняя им форму настолько, что вещь не узнает даже ее создатель.

Характер

Алкош сказал, что больше не будет смотреть на С'джа-Хассу, и что ему придется следить за часами самому. С'джа нашел это полезным, ведь время - главное препятствие в погоне за знаниями.
Но Кенарти сказала, что он не знания ищет, и что ветра бесцельно носят его из крайности в крайность. Хасса счел это глупостью, ведь его цель ему известна, а ветра слишком непостоянны, чтобы за ними следить.
С'Рендарр в свою очередь предостерег верных своих, что ноги С'джа-Хассы привыкли ходить по костям и обломкам, и Джод-и-Джоун ему вторил, что ходит Хасса не лунными тропами. Но тот не обратил на них внимания, ведь по существу сказать им всегда нечего.
Баан-Дар же порицает С'джа-Хассу, что когда тот в кой-то веки задумывается о своих планах, то походит скорей на Меррунза, чем на Раджина. На это С'джа ответил, что ограничен Баан-Дар и предвзят, какой бы титул не носил.
Только Юлианос и Мара не ворчат на Хассу, ведь им его стремление известно, и каждому из них отходит от него половина под стать их стремлениям собственным. Только вот сам С'джа давно променял их на Херма-Мору и Мерид-Нунду.

Так кто же С'джа-Хасса? Он ученый, собиратель знаний всех обо всем. Любитель рун и формул, хранящий их в своей голове столько же, сколько на своих одеждах и свитках в дорожной сумке. Неустанный наблюдатель, разговаривающий с древними камнями и записывающий хроники муравейников.
Затем С'джа-Хасса, конечно, практик. Какой толк от знаний, если не пускать их в дело? Вытягивая руны и формулы из своей головы так же часто, как из одежд и свитков, он меняет и мир вокруг себя, и его обитателей. Иногда мягко и деликатно, иногда жестко и бескомпромиссно. Иногда для дела, но зачастую просто для развлечения.

Но прежде всего С'джа-Хасса - скромный хаджит. Он любит путешествия, авантюры, хорошую компанию и сласти. Не любит заведомо проигрышные драки, ходить голым и когда мех обгорает. Он не ищет причин и не следит за следствиями, просто хватая возможности, или, как минимум, так это выглядит. Иной может назвать Хассу мерзавцем и нигилистом, но тогда какого хаджита нельзя так назвать? Разница лишь в том, что С'джа-Хасса понимает немножечко больше, и песочница у него немножечко шире.

Способности

С'джа-Хасса может призвать скампа. Или дремору. Или еще что-нибудь. Он даже может ходить по Водам Обливиона, когда другие не могут в них даже попасть. Умники из Имперского Города прозвали Хассу умным словом "даэдролог", и они имели на это полное право.
Он может сделать воздух плотным как стена или набитый рюкзак легким как перышко. И много чего еще. Возможности Изменения безграничны, если знать, как ими пользоваться. С'джа знает.
Он может швырнуть валун силой мысли, без следа рассеять чужую магию и даже оперировать чужими душами. Хасса, впрочем, не будет рушить миф псиджиков, что только они знают тонкости Мистицизма.
Однако этим его знания не ограничиваются, потому как С'джа-Хасса не школы магии учит, а саму магию. Он улыбается и качает головой всякий раз, как видит скованного традицией колдуна.

Еще он умеет размахивать кинжалами, мечами и прочими железками, когда не лень пачкать руки. Умеет ступать тихо и носить чужую кожу, будь та прочна. И тысячу и одну других мелочей, о которых и не вспомнишь, пока нужда не придет.

Место в мире

Когда Джоуд креп, а Джоун пребывал на пике формы, ползучие пески подкрались к стоянке клана Умарабши и выплюнули на свет котенка. Клан тот был дик и суеверен в те времена, а потому хотел избавиться от неприятного сюрприза, но мать племени Ашабхи приняла котенка как своего собственного, остановив коготь вождя Хоррак'Ри. Так началась история Хассы, позже названного С'джа, в жарких песках Анеквины.

Шло время, и пока большой кот игрался с сезонами, словно клубком ниток, Хасса рос и покрывался пятнами. Ашабхи растила его вместе с двумя другими котятами племени: Амдарго, который предпочитал играться с мечами, и Ассири, ум которой был остр. Первый стал Хассе младшим непоседливым братом, вторая - невестой. Втроем они бороздили бескрание дюны, учились и пели, играли и воевали. Со временем Хоррак'Ри признал способности и потенциал Хассы и впечатлился настолько, что посвятил его в сокровенные тайны клана, показав, что спонтанные драки и странствия были вовсе не такими спонтанными. Хассу, но не его сотоварией, ввели в Ренриджра Крин, и отныне его беззаботная жизнь сменилась долгом и заботой о всех родных землях. Клан внезапно предстал чем-то большим, и Хассе это понравилось. По правде говоря, подростку, молоко на усах которого едва-едва успело обсохнуть, это понравилось, пожалуй, чересчур сильно. Или он просто увидел возможность... Как бы там ни было, Хасса вызвался добровольцем отправиться в иные земли. Он простился с Ассири, пообещав ей свадьбу по возвращению, простился с Амдарго, пообещав ему гору историй и не меньшую гору заморских мечей. И шагнул в неизвестность, ибо Крин держала его назначение в тайне, словно Лоркадж свои махинации.

Сокрытыми лунными тропами Хассу отправили в место, где земля кровоточит, а хаджити - не более чем зверушки на потеху хозяевам. Там воздух был сер, как и местные жители, а их глаза отражали сияние Джоуда. Это было место, где Хассу ждала верная гибель, но ловкие мастера Крин все продумали. Его ждала участь раба, так и есть, но так и должно было быть. Он был схвачен ловчими дома Хлаалу и отправлен в Балмору служить мастеру Гелфару Даллис. Тот был одинок и никем не любим, но жил в просторном доме и помимо прочего торговал информацией. Все это входило в план Крин, и Хасса начал трудиться. Целые годы утомительной службы он зарабатывал доверие как хозяев, так и соседей, налаживал связи, узнавал местные легенды и стоимость слов. Наконец, с помощью яда Хасса добился того, что ум старика Даллис уподобился гнилому батату, и стал сам хозяином в его доме. Под мнимым патронажем он общался с главами Дома, но что основное - торговал контрабандой, секретами и гуарами. И не забывал часть всего отправлять домой, а влияние использовать, чтобы помогать делу Двух Ламп. Наконец, когда настал момент рабу обрести долгожданную свободу официально, Хассу призвали отправиться к Малому Колесу.

Крин там доверили Хассе больше свободы и порадовали приятным подарком, выслав к нему на подмогу друзей его детства. Амдарго стал Хассе верным телохранителем, пусть Хасса и сам мог постоять за себя когтем и сталью. Ассири же предстала не столько любовником, сколько советником, и по ее наставлению Хасса углубился в истории диких эльфов из потерянных джунглей. Что ему тогда было неведомо, это что Ассири обратила свой взор на обратную сторону лун и жаждала особых тайн диких эльфов. Но Хассе еще предстояло это узнать, потому сперва он стал собирать жадный до золота люд и просить его ворочать древние камни. Ему извлекали из глубин как красивые безделушки, так и секреты. Он собирал знания и начал входить во вкус, а сладкий шепот Ассири только распалял пламя его любопытства. Хасса устраивал раскопки все шире и глубже, он увлекся настолько, что сменил прочный доспех на удобную мантию и став подмастерьем своей невесты учился творить чудеса и расширять понимание. Хасса даже издавал свои труды в имперской столице и зарабатывал себе имя, ибо Кенарти сделала его шаг по тропинке успеха спорым и складным, однако, вела та тропа вовсе не к счастью.
В другой день верно защищавший раскопки Амдарго пал от меча неизвестных врагов, и потрясение от потери заставило Хассу еще сильнее углубиться в работу. Теперь он сам, как и прежде, выезжал в поле под взор Светлых Лун, чаще оставляя Ассири одну. Он стал реже общаться с мастерами из Крин и высылать им все меньше подарков, а тайны магии стали его новой любовью. В то же время, пока взор Хассы был обращен к Риддл-Т'хару, его невесту похитил Меррунз, как насмешку оставив вместо нее ритуальный круг и даэдрические письмена на полу.

После такого Хасса больше не мог продолжать жить, как жилось. Он бежал, но не в родные пески, а под тень Красной Горы, ибо ее пепел стал ему близок. Он отрекся от своего клана, но не перестал рисовать на морде полоски и не порвал с мастерами из Крин окончательно, но начал общаться с ними иначе, ведь все еще тайно болел за судьбу своей родины. Наконец, чтобы отыскать невесту, Хассе были нужны особые знания. И хотя он понимал, что скорее всего никогда ее уже не найдет, эта цель помогла ему изгнать Шеггората из своих мыслей. Хасса признался себе, что прошло время, когда он грезил о свадьбе, когда объятия Ассири были для него теплее песков, но все же он отказался оставить все так.
И неважно, куда и когда на самом деле приведут его пути за пределами лунных троп. Как и неважно ворчание богов, ибо двигаясь дальше С'джа-Хасса сам уподобится им.

Место отыгрыша:
чаты и IM
Тип отыгрыша:
героический приключенческий социальный бытовой сексуальный

Комментарии

#6162 7 января 2018, 01:57 bbz

хоть бы не пришлось перепощивать в третий раз...