Javik
Заблудший Целитель

Заблудший Целитель

Арати
Возраст:
37
Пол:
мужской
Статус:
пропал
Класс:
Друид

Внешний вид

Теоликус
«Через потраченные годы и все горькие времена
Друид пришел, чтобы исцелить все наши преступления
Пока мы выживаем, он победит нас всех
В книге древней магии и света
Древние узнают о своей силе
Чтобы исцелить замученные души, их конечная цель
Ангелы милосердия скрываются
Спасти замученные души
Свобода — их цель
Вперед они останавливаются»
Внешность
Теоликус из народа Арати поэтому ему свойственен высокий рост, хорошая осанка и горы мускул присущих Араторским людям. Грудь вся исписана татуировками цвета морской волны. Если снять одеяния друида, то можно заметить огромный шрам, который был нанесён одним из медведей Лок'Модана. На уверенно стоящих ногах присутствует огромный слой обмотанного льна, который заменил ему обувь. Если же и её снять, то увидишь небольшую, но серьёзную явно свежую рану. Она у него от укуса змеи, что часто попадается в южных землях Восточных Королевств. Неправильный уход и частые физические нагрузки лишь усугубили ситуацию. На месте змеиного укуса оказался гной, что успешно прогрессирует на бедных ногах странника.

Характер

Характер
Человек с довольно сложным характером. Он скрытен, неразговорчив и порой творит странные вещи. Ему чужда привязанность к людям из-за чего он потом достаточно часто наблюдает за ними. Порою это доводит его до неприятностей из которых он успешно вылезает с помощью своей смекалки. Он не знает ни одного языка кроме родного, да и зачем ему это? Путешествия в одиночестве сделали из него мужественного, отважного человека чья воля сильна. Друид всегда готов помочь окружающим, если познает в них своего друга. Исцелит, очистит от порчи и даже изготовит оберег из дерева. Аскетный образ жизни и пристрастие к древним, как само происхождение людей породили в нём некую боязнь общества. Он полагается лишь на свои силы и никогда не позволит другим лишний раз напрягаться. Забота и щедрость рождают семя добра, как он думает, но у этого предположения есть обратная сторона монеты. Ему приходится чувствовать постоянную боль в ногах, причиной которой по его мнению является приход чужаков в обитель мира и спокойствия. Суеверность порой доводит до того, что он считает некоторые механизмы стреляющие пулями или ядрами — посохами с магией чего-то за гранью его понимания.

Хронология

Одинокий странник стоял в гуле равнинного ветра. Он поднимал плащ вверх и развевал его с огромной скоростью. Казалось бы, бродяга мог подняться в воздух и улететь в далёкие края. Хорошо бы это закончилось, если бы только не указ товарища.

— Не забывай про пост, сегодня ты должен пройтись по этому переулку и сказать мне, что ты чувствуешь. Хорошо?

Странник в капюшоне послушно кивнув двинулся в путь. Его окружали руины родного города, что когда-то славился своими воинами. Лицо было покрыто тонким слоем пыли, что летал в округе найти новый приют. В перерывах между лёгкой подвывающей тоской у человека появлялась гордость, что грела душу за свой народ. Эти руины и лёгкий холодок бегущий где-то рядом всё, что осталось от города где когда-то Странник впервые купил печенья у тётушки Лилмевен. Хорошее было время, но оно в прошлом. Пройдя по одинокому переулку человек остановился. В него нагрянуло спокойствие, а горячая душа требовала ещё глоток свежего воздуха. Он стал рассматривать каждый уголок улицы и даже описывать своими словами. Для него они выглядели будто уголок истории, что описывал дни его жизни. Наконец прозрев он сняв толстый слой пыли с разбитого стекла, двинулся в путь. Его ждал друг который должен был возвратиться спустя столько лет.

«Когда-то эти руины были городом великого человеческого королевства. Знаешь какого это потерять свою Родину?»

Калдитор завоевал уважение дворфов Громового Молота. Он был ещё юнец, когда дядюшка Бродсмондотдал его на воспитание Громовому Молоту. Бродсмонд хотел вырастить из сироты Калдитора настоящего воина, с умением вовремя остановиться и рассудить всё по правде. Знаете, учения дворфов сильно повлияли на буйного мальчишку. Он стал приспосабливаться к окружающему себя миру, выискивать новые лазейки и налетать как коршун. Такое воспитание сделало из него отличного налётчика, способного разгромить не один череп зазевавшегося орка. И вот, спустя три года Калдитор получил прозвище «Громовой летун» которым всегда гордился. Среди людей была традиция передавать собственные имения от отца к сыну. Такая же судьба пришла и к Калдитору. Ему достался толстый мешок с золотишком, что мог не раз спасти ему жизнь не создавая лишнее насилие, которое можно было избежать. Дядюшка Бродсмонд был рад за него, ведь кто бы мог похвастаться таким умным племянником? А что ещё важно, его ждал я. Он обещал, что когда вернётся с далёких краёв, то поведает о силе дворфов, их магии, что призывает гром из самих небес. Чувство ожидания пробивало меня до костей. Узнав, что он проходил по тропинке Звона я мигом побежал его встречать. Знаете, а ведь тропинка Звона не просто так была названа. Поговаривают, что кто-то очень старый прятал здесь свои колокольчики и выжидал новых приключенцев, чтобы показать им чудеса. Этими чудесами оказался звон маленький колокольчиков. Оставалось только понять, откуда он шёл. Лес бы глух и мрачен, лишь иногда солнечный свет прорывался сквозь ветви многолетних деревьев. Калдитор проходящей прямо по этой тропинке уже не удивлялся, лишь наблюдал за каждым сучком деревьев и улыбался каждому встреченному зайчику.

— Калдитор! Я тебя уже заждался, как жизнь прошла за пределами деревни?

Я был очень заинтересован жизнью за пределами нашей деревни. Большинство людей оставалось здесь, в родных краях и не уходило просто так. Оказалось, что дворфы Громового Молота владели силой шаманизма. Власть над стихиями, что дарована путём многолетней работы над самим собой привлекала меня и частенько водила за нос. Громовой Летун рассказал мне, что там водились могучие крылатые создание чьё имя было грифонами. Эти благородные животные были похожи сразу на нескольких животных — льва и орла. Калдитор рассказал, что некоторые из них были необычной окраски. Один из таких грифонов, что учил Летуна летать являлся вороновым.

«Много лиц я повидал за своё путешествие, но Калдитора я никогда не забуду. Его порыв и жажда приключений толкали нас в самые разные заварушки»

И вот мы вновь вернулись к былым приключениям. Калдитор зря время не теряя изготовил дельные посохи, что должны нам пригодится. Душа заполнена свежими эмоциями, а лёгкие дышат полной грудью. Громовой Летун сказал, что пора исследовать Долину счастья. Радостным кивком я принял его предложение и стал искать подходящую одежду у тётушки Лилмевен. Она отдала старый дедовский наряд, что больше походил на походную куртку и зашила карманы, чтобы лишний раз не потерять вещички. Забота тётушки Лилмевен была подобно материнской. Её голосок был сравним с певчей птицой, а умелые руки творили самые разные поделки. Она была чудной рукодельницей, старалась никогда не унывать. Общение с ней придавало некий уют, будто она была твоей мамой. Она не скрывала, что могла шутить. Строгость ей была не к лицу. И вот я вернувшись к Громовому Летуну сказал.

— Я готов отправляться.

Он мне ответил: «Подожди, осталось совсем чуть-чуть...» Похоже он был занят. Присмотревшись я обнаружил, что он создал некие амулеты способные подавать очень громкий звук подобно медвежьему рыку.

— На вот возьми, пригодится когда мы разделимся. — Сказал Калдитор.

Я чуть смутившись глянул на него. Похоже он был серьёзен как-никогда: «Разделимся? Разве мы не должны идти вместе?»

Страх ему был не к лицу, как говорил старый деревенский дед Лиденотт. Он объяснил мне, что дворфы слагали множество легенд об этом месте. Одной из них была «Судьба Долины Счастья». В ней говорилось о том, что каждый пришедший туда обретён счастье и вечный покой.

Путь был далёк. Страх пробирал меня до колен. Я хотел понять, что подразумевалось под словами «вечный покой»? Увы, но узнаю это я после того, как попаду в Долину Счастья. Наши шаги подобно марширующим пехотинцам протаптывали новые тропы, по которым позже могут прийти новые путешественники.

«Я верю в случайность. Всему виной моя любовь к загадкам»

Вскоре мы добрались до таинственной долины Счастья. Лёгкий страх в симбиозе с теплотой охватывали моё сердце. Это было довольно странно. Мне показалось, что я даже был тут, но вот когда? Эта подсвеченная дорога вела нас по двум путям. Один из них — вечный покой, а второе — счастье. Уверенный в себе Громовой ястреб пожелал мне удачи и пошёл по правой стороне дороги. Мой же выбор пал на вторую, что вела к маленькой полянке вокруг объятой зелёной пеленой. Мой плащ едва касался земли, а ветки рвали последнюю одежду. Проходя даже я наткнулся на полено с пустым стволом. Хорошенько подумав, что идти поверху была плохая идея я залез прямо в бревно и стал по нему ползти. Едва заметное сияние выглядывало из окошка. Оттуда вылезла змея, что шипела об уходе. Я не мог подвести своего друга и продолжил свой ход. Пресмыкающейся не оставалось выбора, кроме как позволить одинокому страннику выйти из чёрного полена. Наконец выбившись из оков деревянного друга, я услышал тихий шёпот, что становился всё громче и ближе. Оказалось, что змея сделала отступление и выждав момент проткнула своими зубищами плоть смертного. Тот, в атмосфере дикой боли пал. Казалось бы, вот ожидаемый обед для ползучей твари, но судьба повернула исход. Из лесу вышел неведомый ранее зверь, что ходил подобно человеку на двух ногах. Сутулая спина порождала множество корней, что подняли змею и выкинули за горизонт. Подойдя к человеку существо облагородило его лаской и взяв на спину, потащило в своё логово

«В ночном небе зажглись огни, А ты опять стоишь у меня на пути. Тебе не страшна смерть и боль. Ты хочешь обрести вечный покой. Просишь меня отправить тебя на упокой. Но я не такой. Если судьба к тебе не мила, иди ей наперекор. Борись и молись за счастье

Порождение жизни, чья цель была уберечь юного путешественника от неминуемой гибели держало в своей когтистой руке лампу. Казалось бы, зачем ему она? Я не знаю, возможно он когда-то был человеком увы, история умалчивает его происхождение. Защитив человеческое дитя, Зверь обрёк его на покой. Казалось бы, мы вернёмся ни с чём. Счастье ушло от нас, однако это было не так. Нас спасло создание, что говорило завываниями и страшными уханиями пробирающими до костей. Что могло бы быть лучше, чем спасение от смерти? Правильно, ничего. Я благодарен этому созданию за это.

«Имя ему Дух, никак иначе»

Влажный воздух давал свободу лёгким. Впечатления были, словно я в раю. Единственный вопрос был таков: «Куда потерялся Громовой Летун?». Я не знал, что ответить самому себе. Единственным выходом было попросить у Духа помощи. Я надеялся, что он будет сопровождать меня, но у зверя были иные планы. За место этого он отвёл меня в дивный уголок, где лежало поваленное дерево возле пруда. Из его источников сочилась чистейшая вода, будто из родника. Он велел мне испить этой воды, что я и сделал. Что было самым необычным, так это прилив сил и полное исцеление. Рана, что была на ноге стала затягиваться, но сила целебной воды кончилась не доделав свою работу. Мне этого было достаточно, ведь где-то ещё остались тряпки которыми я обмотаю свою ногу. Чудовище показало мне на деревянную табличку со сверкающей надписью. В ней говорилось, что «каждый пришедший туда обретён счастье и вечный покой» и тогда я прозрел. Знания, что хранились в этих землях вовсе и не таили в себе зла, лишь оберегали измотанных беглыми днями странников. Мне показалось это благородно и тогда я спросил: «Что такое счастье?». Я никогда не знал, что на самом деле является счастьем. Для кого-то это был кошелёк, а для другого — семья. Дух же показал мне маленький росток, что был окружён своими друзьями многовековыми деревьями. Затем он мне показал зайцев, что бегали по той самой лужайке и наконец дошёл до алтаря. Неведомо кто выстроил его из брёвен и почвы, но знания заточённые в нём несли вечный покой. Зверь приложил руку к моему плечу и стал говорить на своём что-то...

«Уход был подобен смерти. Я не мог себе позволить найти Калдитора. Мне требовалось найти силу, что выведет нас из тром Долины Счастья»

Дух ворчащий перед алтарём усыпил меня и положил на дощечку. Я не понимал его действий, ведь зачем мне нужен был сон, когда я хотел обрести знания? Покоями оказался мир именуемый всеми Изумрудный сон. В нём не было ни страхов, ни страданий. Лишь щебечущие птички порхали на небе и бегали красивые девы. Казалось бы всё, я ушёл в мир иной, но нет. Здесь жизнь шла своим чередом, она была созерцательной. Каждый привносил свой вклад в общее дело. Многое, что я понял так это само понятие друидизм. Оно вызывало у меня огромный интерес, но заставляло пойти на жертвы. «Будь я лет по старше принял бы его» — Заскочила мысль в мою голову, но тут же кто-то её прервал. Это была очаровательная дева, что звала себя Дитёй Кенария. Она взяла меня за чувство и воодушевила, подтолкнув меня на важное решение. Казалось бы, зачем я должен ей верить, но тонкий голосок не знающий зла ведал истину, правду которую я оспорить не мог.

«Вечный покой, что внушал мне страх оказался раем»

После принятия друидизма я застрял некоторое время в Изумрудном сне. Мне было нужно остаться там, чтобы помочь местным с новой приближающейся угрозой — Изумрудный кошмар. Много бед он привнёс в обитель Природы, кучу душ одурманил своими напутствиями. Существа Кошмара не ведали сожаления, убивали каждое живое на своём пути. Мой долг был замедлить этот процесс. Обучившись исцелению, я поддерживал жизнь в деревьях, в каждом ростке, что ещё не успел вырасти. Борьба с самим собой была сложной, но выполнимой. Я сумел совладать с собственными амбициями и даже привнёс свой вклад в борьбе против Изумрудного кошмара. Мне были неясны его мотивы, лишь цель пугала мои мысли. Выполнив обещанное я вышел из сна и услышав чьи-то мысли пробудился. Мои глаза привыкли к мрачной темноте и поэтому я тут же их открыл. Это оказался Дух, что стоял по правое плечо. Мои глаза привыкли к мрачной темноте и поэтому я тут же их открыл. Слева жестоял как ни в чём не бывало Калдитор, что получил такое же благословение. Оказалось он был рядом, в том же мире, но почему-то не показывался.

— Почему ты меня не позвал? — Спросил я у него.

— Времени не было, каждая секунда равна была пяти дубам — Ответил Громовой Летун.

И тут меня посетили мысли о том, что мы познали саму природу, её сущность и сохранённую первозданность. Мы полюбили её, а что самое главное — стали оберегать.

«И вот ты вновь пришёл ко мне, благодарный наш» — Мысли Духа
Активность:
отыгрыш закончен

Комментарии

#6158 24 декабря 2017, 18:54 TANGBRAND

Я бы рекомендовал те сведения, которые вы указали в хронологии, выделить в отдельный материал (рассказ). А то уж слишком объемно)