Гримрун

Участвуют

World of Warcraft Бытие Ингвара

Бытие Ингвара "Громовзора"
1
1

- Нет, не буду я ходить к нему! У него дома воняет протухшими носками!

Этот голос эхом разносился по каменным сводам чертога, отчего весьма статный дворф лишь морщился, пытаясь пересилить натиск своего чада.

- Сколько раз я буду тебе повторять, что Асбьёрн стар, и уже не выходит из своего дома. Так что он не может приходить учить тебя в нашем доме, понимаешь?

Ингвар всё равно продолжал сопеть, ведь уроки письма были такими скучными, да ещё в доме, где воняло носками. Все его мысли были сейчас далеко от происходящего.

- Ты меня слушаешь или нет?! – не выдержал отец, встряхивая сына. – Ступай, Асбьёрн уже ждет тебя.

Молодой дворф получил подзатыльник, отчего тут же пришел в себя и начал тихо бурчать под нос о несправедливости этого мира. Как только он вышел из чертога, его тут же встретили все радости этого мира, что манили за собой как никогда прежде. Вот его друг Торстейн окатывает сверстниц водой из колодца, что, похоже, его очень забавляло. Кучка пьяных мужиков столпились вокруг двух петухов, что прыгали выше их голов. Шум и гам стоял невыносимый.

- Проклятая грамота… - обиженно буркнул юнец, обходя все эти развлечения стороной. Дом Асбьёрна был на другом конце Телсамара.

- Эй, Ингвар! Ингвар!

Молодой дворф тут же оглянулся, пытаясь понять, кто же его звал. Ну конечно, ещё только Асгейра не хватало!

- Идем с нами в лес, там охотники загнали в ущелье медведя! Сейчас будут травить его псами! А-а, тебя видать снова ждет Асбьёрн. Ха-ха!

Белобород тут же вскипел, в сердцах пнув камень на дороге, отчего заболел большой палец на правой ноге. День начинался как нельзя лучше. Паренек продолжил свой путь, благо дом его наставника был уже близок, только вот почему-то это его совсем не радовало. И как назло дверь была заперта, окна зашторены.

- Дядя Асбьёрн! – принялся барабанить по двери Ингвар. – Это я, пришел на занятия! Сегодня суббота! Дядя Асбьёрн!

Но ответа не было, отчего молодой дворф уныло вздохнул и уселся у двери. Вернуться домой он не мог, отец сразу бы всё понял. Пойти гулять тоже было нельзя, ибо старый хрыч всё расскажет отцу. Делать было нечего и Ингвар продолжал сидеть у двери, начиная неспешно клевать носом. Прошел час, а может и больше, прежде чем послышался стук задвижки и скрип открываемой двери.

- О, Ингвар. Чего же ты расселся, ты же знаешь, что я ждал тебя к одиннадцати. Придется задержаться на час, юноша. – просипел старик.

Белобород не нашелся с ответом, решив смириться и идти за наставником. В доме было бы довольно уютно, если не омерзительный запах носков, что так и лез в нос. Посреди главной комнаты стояло три стола, два из которых были полностью нагружены свитками и книгами. На полу красовались разлитые чернила и склянки из под них.

- Садись, доставай пергамент и перо. Я пока что заварю себе корня мироцвета, что-то снова голова болит.

«Ещё бы не болела» - пронеслось в голове ученика. В доме всё время царил мрак, а вонь только добавляла атмосферы. Да и сам старик уже давно не появлялся на людях, отчего про него стали сочинять множество слухов.

- Ага, так-то лучше. – прокряхтел Асбьёрн, входя в комнату и потягивая отвар из кружки. – Так, приступим. Запиши для начала вот такое предложение: «Сегодня было чудесное утро, всюду витало весеннее настроение».

Послышался скрип пера по пергаменту, что сопровождалось томными вздохами Белоборода. Когда юнец закончил, наставник тут же проверил написанное, одобрительно кивнув.

- Знаешь, Ингвар, я понимаю тебя больше, чем тебе кажется. Ты, наверное, часто задаешь себе вопрос, зачем тебе эта грамота? Поверь, и я когда-то задавался такими вопросами. Книга надежнее трепа старика у камелька, а знание числа твоих воителей и воителей врага может помочь тебе принять верное решение. В будущем ты станешь Таном своего рода и всё это пригодится тебе.

Юнец лишь кивнул с важной миной на лице, словно вник в слова наставника. Тот продолжил диктовать ему предложения, пересказывать старинные выдержки из книг. Но не это в дальнейшем вспоминал дворф, и не за это был благодарен старику. Тот воспитал в нем смирение, терпение и в меньшей степени жертвенность, что выражалась в отказе от увеселений в пользу учебы. Такие качества невозможно купить, тем более в нынешнее время.

2
2

По деревянным сводам чертога разносилась веселая игра лютни и волынки, что сопровождалась пением барда. Хоть его песнь и могли посчитать неприличной, гости всё равно слушали её с охотой, время от времени подпевая исполнителю. Как только в зале наконец-то настала тишина, с весьма большого резного трона поднялся дворф, держа в руке деревянный кубок.

- Друзья, родичи и хорошие знакомые. Сегодня мы празднуем объединение двух домов, путем бракосочетания моего двоюродного брата Дьярви с Гудгерд из рода Златозвонов. Поднимем же кубки за наше общее будущее, но и не забудем поздравить молодожен. Aren har!

Как только Кьорн покончил с короткой речью, он тут же сел обратно, кратко кивнул своему сыну Ингвару. Юнец тут же смекнул в чем дело, начиная спешно выходить из-за стола, держа в руках какой-то сверток.

- Дядя Дьярви, позволь мне предоставить подарок от меня и моих родителей, в знак нашего одобрения твоей помолвки.

- Благодарю тебя, Ингвар. Благодарю и вас, Кьорн и Сигрид за организацию столь пышного торжества. Да не померкнут ваши годы счастья и мира в семье.

Жених принял подарок, спешно его разворачивая и демонстрируя всем собравшимся. Это были два мифриловых обруча, что по обычаю носили молодожены, в знак своей верности друг другу. По чертогу пронесся одобрительный гул, в конце которого послышался дружный перестук кубков.

Молодой Белобород поспешил на своё место, краем уха слушая, как различные гости объявляли свои дары. Кто-то был очень щедр, к примеру, Древотесы подарили шелковые плащи с родовыми гербами новобрачных, а так же пообещали помочь с обустройством дома. Свадьба набирала ход, и когда было покончено с подарками в зал вышли уже женатые пары, начиная лихо кружиться в танце. Лишь несколько дворфов продолжали сидеть на своих местах. Одними из таких был Ингвар и его дядя.

- Что, малец, эта свадьба уже начинает навеивать тоску? Понимаю, в твои годы меня это тоже не шибко интересовало, куда веселее было лишний раз побыть со своими друзьями.

- Дядя Гест, а почему же ты не веселишься? И где твои дары новобрачным?

- Дал бы тебе подзатыльника за твои вопросы, не будь твоего отца рядом. Не всё так просто, Ингвар. В семье не всегда царит мир и порядок, о которых говорил в тосте твой отец. Мы с Дьярви давно недолюбливаем друг друга, и эта свадьба должна была расставить все точки.

Юнец так и не понял, о чем говорил его дядя. То, что тот весьма холодно общался со своим братом, он уже давно знал, хоть так и не смог выпытать из отца правду. Гест вновь принялся пить вино, словно забыв о расспросах своего племянника. Ингвар только было собрался отведать молодого олененка, как его шепотом подозвал к себе отец.

- Сынок, сколько раз говорил, чтобы не приставал к своему дяде? Не к чему портить свадьбу, особенно когда она так хорошо началась. Сядь лучше по мою руку, от беды подальше.

- Но…

- Садись.

Дворфу ничего не оставалось, кроме как повиноваться отцу и сесть рядом с ним. В зале поднялся хохот, когда толстяк Скегги уронил один из столов, в попытке дотянуться до индейки. Однако такое препятствие не помешало гостям плясать дальше. Весьма невеселым по-прежнему был лишь Гест и бард, что уже так вспотел от игры на своей волынке, словно находился в парилке.

Прошло несколько часов, отчего Ингвар уже было начал сонно клевать носом, когда его отец вновь встал с трона и призвал всех к тишине. В чертоге тут же все замерли и затихли, в исключении остался лишь дворовый пес за воротами, что вдруг принялся лаять.

- Уже близится полночь, а нашим молодоженам нужно разделить брачное ложе, ведь это их первая ночь. Возможно, – отшутился Кьорн. – Проводим же их с песней и плясками!

В чертоге тут же началась суматоха, новобрачные же выглядели совсем растерянными. Не прошло и минуты, прежде чем все успели присоединиться к шествию и покинуть зал. Кьорн и Сигрид тоже поднялись со своих местах, идя в сторону своего крыла в чертоге. За столами продолжали сидеть немногочисленные гости, которые редко видели столь большое наличие праздничных блюд. Ингвар краем глаза заметил, как со стула поднялся Гест и стал спешно выбираться в сторону ворот чертога.
Юнец нагнал его уже только на улице, когда тот прислонился к стенке деревянного забора, решив закурить трубку. Дядя приветливо кивнул ему.

- Ха, а Кьорн говорил, что я не выдержу и позволю себе ляпнуть что-нибудь на пиру. Твоему отцу придется раскошелиться мне на новую трубку.

- Дядя, так что всё-таки у вас случилось с Дьярви? Почему вы не в ладах?

- Не на трезвую голову я буду вести этот рассказ, сходи на кухню и принеси мне кувшин вина. В горле десять раз успеет пересохнуть, прежде чем я закончу говорить.

Ингвар тут же побежал за выпивкой, в предвкушении наконец-то узнать тайну своего дяди. Как же был удивлен молодой дворф, не найдя своего собеседника у забора. На земле лежала кучка табачного пепла. Юнец трижды чертыхнулся, обижаясь на то, что его обманули и уже собирался было разбить кувшин, как его остановил тихий оклик.

- Стой, ты же не собираешься портить такой дивный напиток, разлив его по земле? Иди сюда, я лишь помочиться отходил. Ох, и нервная молодежь нынче пошла…

- Держи, - хмуро буркнул Ингвар, протягивая кувшин и в сердцах обижаясь на свою горячность. – Ну, так что, расскажешь мне?

- Куда же денусь, второй раз тебя не проведешь беготней за кувшином. Садись рядом и слушай, но усеки лучше сразу, что я не потерплю трепа. Я рассказываю это тебе, а не кому-то ещё.

Юнец кивнул своему дяде, начиная слушать его тихий голос. Он поведал ему о том, как они с братом друг в друге души не чаяли, что всегда делали всё вместе и шли к одной общей цели. Рассказал о том, как оба влюбились в одну девушку, и их общая цель перестала быть единой. Никто не захотел уступать другому, отчего братья начали видеть друг в друге лишь плохое. И наконец, поведал о том, что сегодня была свадьба его брата и той самой девицы, которая предпочла Дьярви, а не его. Ингвар слушал всё это с серьезным видом. Он ещё не знал тогда, что дядя Гест скоро погибнет, окончательно поссорившись с братом в походе на горный хребет, где он оступится и сорвется со скалы. Что он так и не простит и не помириться с Дьярви. И лишь тогда молодой дворф поймет, чего стоят обычные глупые перепалки. Поймет, чего может стоить обида длинною в жизнь.