Kellah

Участвуют

World of Warcraft Evening Star Дитя без прошлого

Найденыш
Вереница основательно сколоченных, не отличавшихся изящностью повозок, запряженных серошкурыми ящерами, медленно катилась по пыльной степной дороге. Всего повозок было четыре, каждая загружена тюками или пассажирами - тауренами, теми, кто еще или уже не мог идти сам. Остальные же, среди которых были и телята 7-10 зим от роду, шли рядом. Шли в основном молча, лишь изредка перекидываясь фразами. Даже дети не прыгали вокруг, а, подражая взрослым, размеренно шагали вперёд - кочевая жизнь дисциплинировала лучше самого строгого учителя…

Вдруг женщина, правящая первой повозкой, привстала на облучке и выкрикнула “ребенок”, указывая трехпалой рукой в сторону от дороги. Повернувшись туда, куда указывала тауренка, кочевники увидели девочку шу’хало, не старше 10 лет. Ее шкура местами была испачкана сажей и засохшей глиной. Из одежды на девочке были лишь штаны, грязные и изорванные. Истощенная, шатающаяся словно былинка на ветру, она, тем не менее, упрямо шла вперед. В несколько широких шагов к ней подскочил один из мужчин, и, подхватив на руки, вернулся к повозкам. Попытки узнать как она очутилась тут одна ни к чему не привели. Оставив расспросы на потом, ребенка уложили в одну из повозок, где им тут же занялись сидевшие там женщины. Караван же двинулся дальше, удвоив внимание и ощетинившись копьями.

Всю дорогу найденыш не проронил ни слова, лишь жадно выпила предложенную воду и закусила вяленым мясом. Да так и ехала, свернувшись калачиком в углу телеги. К вечеру таурены остановились для ночлега и снова попытались разговорить девочку.

Но и теперь она молчала. Ни ее имени, ни из какого она племени выяснить не удалось. Даже духи молчали в тот вечер, несмотря на все старания шаманки.
Посовещавшись, старшие решили оставить найденыша в племени. Имя же пока шаманка давать ей отказалась, сказав лишь, что время для этого еще не пришло.

Четыре раза Ан’ше сменил Му’шу на небосводе, когда наконец кочевники добрались до небольшого оазиса. Одна из женщин клана должна была вот-вот родить и было решено задержаться здесь чуть дольше, чем обычно. Взрослые занялись своими взрослыми делами, ну а дети, кто помладше, ринулись к воде. Вдруг один из малышей, неловко скользнув копытом по влажной почве, скатился в воду, однако глубина оказалась небольшой и теленок просто барахтался в воде, сначала испуганно, затем, почувствовав опору под копытами, начал куражиться. Но длилось это недолго - светлошкурая найденыш за шиворот выволокла упирающегося шалуна на берег, строго отчитав его при этом. Молчавшая до сих пор, юная тауренка преобразилась, не скупясь на выражения.

Стоявшая неподалеку и наблюдавшая за разыгравшейся сценой старая шаманка задумчиво причмокнула, кивнула своим мыслям и твердым голосом, что шел вразрез с ее дряхлой внешностью, произнесла:

- Нарекаю тебя Тайей из Вестников тумана. И то уже не детское имя, ибо ребенок в тебе умер в Степях несколько солнц назад. Духи нарекают тебя взрослым именем, не разочаруй их делами своими.

С тех пор Тайя кочевала со своей новой семьей. Девчонка оказалась на удивление смышленой и отзывчивой. Хотя частенько во время стоянок она сидела в стороне ото всех, думая о своем, довольно быстро остальные привыкли к ней.

Обряд
Дни сменяли друг друга, жизнь текла своим чередом. Отгремели последние ожесточенные битвы с кентаврами, раскинулся на скалах величественный Громовой Утес и жизнь рогатых кочевников начала меняться с поразительной скоростью.
Настал тот день, когда Тайе предстояло вернуть Духам аванс и доказать, что не зря была наречена она “взрослым” именем раньше положенного срока. К тому моменту ее клан уже обосновался в Мулгоре близ озера Каменного Быка.

Едва первые лучи Ан’ше позолотили верхушки скал, девушка покинула стоянку. Шла она с пустыми руками, как того требовал обычай, бодро переставляя копыта в высокой траве. Утренняя прохлада приятно освежала, налетевший ветер ласково коснулся щек девушки, взъерошил её гриву и умчался прочь. Посчитав это хорошим знаком, тауренка прибавила шаг, направив копыта на север.

Третий день подходил к концу, когда из-за горизонта появилась темная туча, очень быстро закрывшая вечернее небо. Краски мира разом словно потускнели, засвистел пронизывающий ветер. Застигнутая врасплох в низине, тауренка поспешила найти укрытие среди скал. Несколько молний вспороли свинцовое брюхо тучи, сопровождаемые оглушающим громом.Тугие нити дождя беспощадно хлестнули по путнице и в считанные минуты тауренка вымокла насквозь. Соскальзывая копытами в раскисшей земле, она поднялась по холму к скалам, ища где укрыться. Раздраженно смахивая текущую по морде небесную воду, Тайя пошла вдоль скалы, опираясь рукой о холодный мокрый камень. Вдруг какой-то отблеск на камнях впереди привлек ее внимание. Подойдя ближе, девушка обнаружила небольшую расщелину, в глубине которой горел костер. Позади него, лицом ко входу, сидел таурен. По его одеянию и лежащим около вещам Тайя распознала в нем шамана. Незнакомец жестом пригласил ее сесть рядом.

- С-спасибо, - зубы тауренки отбивали чечетку от холода. Устроившись поудобнее, она протянула руки к огню, зажмурившись от удовольствия на несколько мгновений.
- Дважды вода отметила тебя, ребенок-со-взрослым-именем, - низким голосом произнес шаман, глядя в огонь. - Вода на земле, вода с неба, не хватает лишь воды внутри тебя.

С этими словами таурен протянул Тайе глубокую миску с налитой в нее горько пахнущей жидкостью. Взяв ее, девушка посмотрела на старика. Сейчас особенно стал заметен отпечаток прожитых им лет - глубокие морщины изрезали высокий лоб, когда-то черные пятна на шерсти были серебристого цвета. Но глаза его были по-прежнему зорки и от внимательного взгляда сложно было уклониться.

- Выпей это, дитя-без-прошлого.
- Вы… вы знаете меня? - осмелилась спросить его тауренка.
- Нет, - шаман покачал рогатой головой, - Духи рассказали мне о твоем появлении сегодня. Пора вернуть им долг.

Мелкая дрожь пробежала по спине тауренки. Ничего более не говоря, она послушно пригубила горький напиток. От его вкуса у нее перехватило дыхание, а глаза заслезились, но она заставила себя допить до дна. Вернув миску, тауренка замерла, прислушиваясь к ощущениям.

Сначала ничего не происходило, на языке лишь сохранялась горечь да немного глаза пощипывало от дыма. Но вот по телу пробежала волна тепла, а следом пришло чувство онемения. Конечности словно налились свинцом, голова загудела. Не веря своим глазам, Тайя с удивлением смотрела, как костер с сидящим шаманом начали отдаляться от нее, пока совсем не исчез. Каменные стены испарились, вокруг колыхалась высокая трава Мулгора, посеребренная светом луны. Окружающий Мир был неестественно молчаливым и размытым, подернутым зеленоватой дымкой, но стоило на чем-то сфокусировать взгляд, этот объект становился невообразимо четким. Вдали паслись кодо, миг, и Тайя увидела мельчайшие чешуйки на их телах. Переведя с них взгляд на растущие чуть ближе сосны, девушка смогла разглядеть все трещины на коре и каждую иголочку на ветвях. Вдруг рядом промелькнуло что-то светящееся ярким серебристым светом и исчезло в траве. Потом еще, чуть поодаль. И еще… Словно звезды падали с небес и гасли, подобно искрам, едва коснувшись земли. Закончилось это так же внезапно, как и началось.

Вдруг за спиной раздался шум водопада. Тауренка обернулась (когда она успела встать на ноги? Она не знала…). Мулгор исчез, она стояла на берегу незнакомой горной реки, в которую сверху с грохотом падала вода и брызги ее бриллиантами светились в лучах восходящего солнца. Стараясь не удивляться резкой смене пейзажа и времени суток, девушка оглянулась по сторонам. Всюду, куда хватало глаз, виднелись заснеженные горы, покрытые пятнами леса. Она определенно никогда не бывала в этих краях и никогда о них не слышала. Вдруг за спиной раздался всплеск воды. Резко обернувшись, она увидела… нет, она даже не смогла понять что за зверь перед ней. Покрытый длинной густой шерстью, с копытами на могучих ногах, со странными плоскими и широкими рогами, зверь спокойно стоял в реке, не обращая никакого внимания на быстрое течение.

- Подойди, дитя - прозвучало в голове у тауренки. Чуть замешкавшись, она осторожно шагнула в бурный поток. Копыта предательски скользили по мокрым камням, течение реки так и норовило сбить с ног. Шаг за шагом Тайя приблизилась к животному. Тот склонил рогатую голову, рассматривая тауренку.

- Духи природы благоволят тебе, дитя. Лишь омытая водами, ты обретешь свой путь и свою судьбу.

Вдруг рогатый зверь чуть подался вперед и, подняв тауренку на рога, бросил ее в реку.
Все это произошло настолько быстро, что Тайя не успела сгруппироваться и плюхнулась в воду словно мешок с зерном. Миг, и волны сомкнулись над ней. Она тонула, увлекаемая потоками воды, что плясали в своем вечном танце, ритм которого задавался водопадом. Тауренка не умела плавать и все, что могла сейчас сделать, это судорожно двигать руками и ногами в тщетной попытке всплыть на поверхность. Драгоценный воздух вырывался из ее груди множеством пузырьков и устремлялся к поверхности, уступая место чувству удушья. Упрямое желание жить перебороло чувство страха, тауренка изо всех сил пыталась вырваться из объятий реки. Тщетно. Словно налитые свинцом, руки двигались все медленнее и не было в них сил, чтобы вынести ее на поверхность. Отсветы солнечных лучей играли вокруг, словно поддразнивая девушку. И вот она уже внизу, копыта безвольно скользят по дну, голова гудит, а сердце словно и не бьется больше.

- Ты проиграла - послышался шепот в ее голове, - ты не достойна носить взрослое имя, тебе не место среди золотых полей земли…

Смутные тени отделились от камней и устремились к тауренке, двигаясь невообразимо быстро, словно не было вокруг толщи воды.

- Пути Предков закрыты для тебя. Ты… - шепот резко оборвался.

- Вам не получить ее дух. Сгиньте во тьме, убирайтесь - прозвучал преисполненный скрытой силой голос шамана, сидевшего в той пещерке. - омытая водами вам не по зубам.

Солнечный луч пробил толщу воды, разогнав тени и осветив тауренку. Та встрепенулась, словно потревоженная от забытия, и, собрав последние силы, рванулась вверх. Первое, что она увидела перед собой, оказавшись на поверхности, был тот самый рогатый зверь. Он стоял не шелохнувшись и смотрел прямо на нее.
Соскальзывая по глине и мокрым камням, тауренка буквально выползла на берег, рухнув в чахлую траву. Но вспомнив про странного рогатого зверя, она упрямо встала на дрожащих от пережитого ногах и повернулась к нему. Зверь уже вышел на берег и все так же не сводил взгляда с юной шу’хало.

- Не кори себя за слабость, дитя. Многому тебе еще предстоит научиться, но ты справишься. В те минуты, когда тени отчаяния будут терзать твою душу, вспомни, что вода очищает. Я же дарю тебе частицу своего духа сейчас и буду ждать встречи в будущем. А теперь обернись...

Тауренка подчинилась. Снова вокруг сомкнулась ночная тьма. Она сидела одна в пещерке, снаружи все так же сплошной стеной лил дождь. На полу был виден след от старого кострища. Ни шамана, ни его вещей не было. Но что-то белое лежало рядом. Это был клочок жесткой белой шерсти, очень похожей на шерсть того странного рогатого животного...