Uncle Orsis

В сюжете

Участвуют

World of Warcraft Evening Star Другая сторона (Запись I)

Таладор. Вечер.

Размотав сверток, рыцарь смерти мог обнаружить вязь одинаковых лазурных кристаллов. Их различала лишь уникальная гравировка, но, кажется, у всех было одно назначение. Как хорошо, что в форте находилось устройство способное воспроизводить сокрытые в минералах данные. Чтобы понять, с чем он имел дело, Сарет запустил один самоцвет - первое из хранилищ чужой памяти. С серией бликов на хрустальной оболочке, устройство начало свою работу, а знакомый голос не заставил себя ждать.
Это была Виринт. Падшая.

dd

Первый кристалл памяти

Приветствую, кем бы вы ни были. Вероятно этот кристалл поднят с моего мертвого тела как трофей, или такова была моя предсмертная воля, раз теперь он у вас в руках. Эта запись расскажет о моем предательстве Альянса и его причинах. Слушайте, если такова ваша воля, или просто избавьтесь от чужих воспоминаний.

***

Ещё свежа память о Сокретаре нашего мира: как пагубно было его влияние на юные, ещё неокрепшие умы, которые не знали ужасов тысячелетних скитаний меж звезд, на стариков, уставших от преследований и самоистязаний, на матерей, что всем сердцем желали воспитать детей в безопасности и мире. Всё это когда-то обещал Легион, и тогда наш народ раскололся в очередной раз. Я помню.

***

Маленький поселок близ знаменитого плато. Едва ли мне повезло бывать здесь при жизни, а в посмертии моя компания для сородичей стала весьма неприятной. Это было заслуженно: как никак, я - отторгнутое Светом существо, что держится меж двух миров в попытках снискать хотя бы крупицу его милости и искупить свою вину перед живыми. Но в тот день у меня была цель, я должна была посетить это место, должна была пролить кровь. Тлетворное влияние саргерай медленно, но верно расползалось по дренейским землям. Пока они действовали скрытно, нам требовалось пресечь их речи там, где то было возможно. Я не знала...не знала. Даже не предполагала, что хоть что-нибудь могло остановить мою руку, поднятую против демонопоклонников.

***

Отряд Альянса ждал за оврагом. Маршал Станвелл возглавлял их, и тогда я была в его подчинении. Начать атаку следовало мне, изнутри, ведь таков был сигнал: забросить рыцаря смерти в сердце к врагу - в самую гущу для инициации боя. Мне не на что жаловаться, по правде говоря. Союзники были бы рады избавиться от проклятой немертвой в своих рядах, а мне всегда кстати утолить поедающую жажду, которой меня наделила смерть. Это был хороший план. Облачившись в плотные накидки, я позаботилась о том, чтобы моя мертвенность как можно меньше выдавалась окружающим, но хорошо проглядывалась принадлежность к местным обитателям. Войти в поселение оказалось совсем нетрудно - похоже, здешние были рады новым единомышленникам. Удачное стечение обстоятельств привело меня прямо на очередную громкую проповедь в центре поселения. Пока никто не искал во мне врага, я уже готовилась начинать резню.

***

На малой трибуне стоял молодой широкоплечий мальчишка, одетый в темные робы. Едва ли ему наберется несколько веков, но его взгляд...он верил всему, о чем говорил Сокретар - тому, что обещал им Легион. Самое ужасное во всем этом то, что на секунду, но лишь на секунду, поддавшись пылким речам, я задумалась о собственной судьбе и бытии, о лживой, но манящей возможности начать всё сначала. Однако для мертвых не может быть начала - есть только конец, и этой судьбой в ту ночь я должна была поделиться с окружающими меня сородичами.

***

Мне хватило одного взмаха, чтобы разрубить проповедника надвое, даже находясь в толпе. Следом пошли самые вооруженные и опасные на вид саргерай. Вскоре площадь залилась кровью и криками. Я знала своё дело, а потому без колебаний обращала на них весь свой арсенал нечестивых сил. Безоружным и беззащитным я позволяла убегать. Если вера в Свет не заставит их передумать - это сделает страх. Но далеко не всем им суждено было пережить этот день.

***

Золотые львы присоединились к бою чуть позже. Я поняла, что задержались они неслучайно. К несчастью, мне не удалось оправдать их надежд, ведь рыцаря смерти убить не так легко. Тем не менее, у меня была задача, и я с ней справилась. Несмотря на то, что убитых было достаточно, оказались и выжившие, которых нашим командующим было приказано преследовать. Это было нетрудно - я знала леса и возможные тропы, у нас также были свежие карты. Загнанные в угол под горный хребет, предатели сражались отчаянно: кто клинком, кто чарами, а кто голыми руками - прикончив их, мы настигли беженцев. Женщины, дети, старики - они плевались и проклинали нас, залитые слезами и охваченные отчаянием.

***

- Перебить их! - отдал приказ маршал Станвелл.
Да, это были не мои слова. И от живых я слышать подобное не привыкла, когда речь идет о беззащитных. Остальные колебались меньше меня - видимо поэтому старшее командование и прибило рыцаря смерти к этому отряду. Беспринципные, бескомпромиссные, черствые и безжалостные головорезы - такими я их и запомню. Таковой считалась и я. Пока не встретила её...

***

Её звали Фелиит. Далекий мир Нискара стал для неё последним пристанищем. Легион забрал её у меня - мою единственную родную дочь. Много веков я оплакивала её, и даже после собственной смерти эта утрата точила меня изнутри. Но здесь Фелиит была жива - загнанная и изнеможденная, она стояла перед нами и размахивала посохом, лишь бы мы не подобрались к выжившим детям. Я не могла в это поверить и до сих пор не могу. Я оцепенела, не в силах что-либо самостоятельно предпринять, словно как тогда, когда мною владел Король Мертвых. Но теперь, пускай ненамеренно и иначе, это сделала она.

***

- Вырезать их всех! Нам не нужны ещё культисты Легиона! - вновь послышался крик за моей спиной.
Они собирались это сделать. С детьми и моей дочерью. И если тогда я плевать хотела на судьбу предателей-собратьев, то сейчас просто не могла. Мне не оставили выбора собственные союзники, а речей мертвых слушать они не собирались. Так я убила их. Всех. Затем вернулась на руины поселения и добила тех, кто там остался. Нет, не культистов-саргерай, вы всё правильно поняли. Не сожалея ни капли, я первый раз предала Альянс после падения Короля Лича. Так я избавилась от свидетелей и открылась своей дочери. И знаете что?
Она узнала меня.

*запись прерывается*