Totentanz

Участвуют

World of Warcraft Evening Star Журнал заданий

1

Задание 1: Мотивация

Иногда кажется, что жить в бедной семье трудно. Но если ты полностью поглощен семьей и своим делом, то трудности переживаются настолько легко, словно их и нет. Так проживала свой век семья Сиель Каэль’Аэр, древний, но никак не обремененный богатствами под сотый год до открытия Портала род охотников, славящихся лишь хорошими навыками. У них не было веса ни в аристократическом обществе Квель’Таласа, ни в политическом, ни в военном. Разве что выделял их яркий цвет волос. Поговаривали даже, что в пару себе представители этого семейства выбирают только таких же рыжих. Этот слух по мнению сплетников подтвердился, когда Инсир Сиель Каэль’Аэр женился на рыжей кожевнице Рильде. Их общение было долгим, но зачастую исключительно профессиональным. Охотник продавал ей шкуры животных. Но что-то между ними произошло и вспыхнула искра, породившая их брак, а тот в свою очередь принес этой семье дитя. Такая же рыжая, как и ее родители, девочка получила имя Тае’Вайн. Дословный перевод гласил «Рожденная для охоты», но все значения имен давно не имели важности в обществе квель’дорай.
Хотя охота и правда была у девочки в крови. Она с раннего детства засматривалась на отцовский лук и не пропускала ни одной его охоты. Она помогала матери в кожевенной лавке, которая приносила их семье основной доход, которого вполне хватало на другую еду помимо мяса, которого у них было в избытке, одежду и расходные материалы для кожевничества. Излишков, конечно, они себе позволить не могли, но это их совсем не печалило. Жила семья в комнате на втором этаже своей лавки. Окна этой комнаты выходили на тренировочную площадку солдат Королевства. Там совсем юная Таев и увидела молодого воина. Он не выделялся на фоне остальных и ни разу даже не посмотрел в сторону кожевенной лавки, но чем-то все таки зацепил дочку Инсира.
- Тай, ну какие Странники? - усмехнувшись, Инсир с кроличьими тушками на плече и луком искусной работы потрепал свою десятилетнюю дочь по волосам. - Ну, пап, ты же учишь меня стрелять из лука. Я справлюсь! Оплатив покупку рулона ткани торговцу, мужчина присел на одно колено перед девочкой. - Во-первых, это очень опасно. Во-вторых, таких ярких, как мы с тобой, туда без особых навыков не берут. А мы должны помогать маме с лавкой. Глаза девочки заблестели от слез, когда она перевела взгляд за спину отца, на тренировочную площадку мечников. Мужчина проследил за взглядом дочери. Она смотрела на совсем юного черноволосого эльфа, который не жалея сил отрабатывал выпады под команды наставника.
- Прикрывать его спину? - вновь усмехнулся мужчина. - Благородно. Когда-то твоя мама прикрыла мою. С тех пор мы вместе. В таком случае и тебе стоит пробовать. Пойдем домой, а завтра еще постреляем.
Инсир верил, что это всего лишь мимолетное детское увлечение, которое очень быстро пройдет. Тогда он и не знал, как ошибался. Прошло лет десять, а Вай продолжала украдкой наблюдать за тренировочной площадкой, за тем самым воином.
- Можешь не прятаться. Даже если ты высунешься в окно, они на тебя не посмотрят. – Рильда расправила покрывало на кровати и сложила белье в корзину.
- Мам…
- Что? Они на довольствии, котенок. У них выдают, наверное, даже белье нижнее. К чему им наша лавка?
- Ну… - девушка задумалась и решила промолчать.
- Вот именно. Одевайся. Вам пора на охоту.

Задание 27: Черный лис

- Таев! Остановись! – Инсир бежал вслед за дочерью, не щадя себя. Ветки хлестали по лицу, оставляя красные следы, но останавливаться было нельзя.
Девушка следовала за странным белым оленем, который устремился в глубь леса, завидев охотников. За ним шел шлейф мягких, белых искр, но следов на земле не оставалось. Он словно вел охотников за собой.
Вай остановилась, увидев что-то в траве, в единственном следе оленя – белом отблеске.
- Что? Что это было? – отдышавшись пару секунд после погони, Инсир стал всматриваться в траву. Черный мех находившегося там зверя был окружен нетипичной для Вечной Песни травой. Словно кто-то вырезал кусок земли вместе с погибшей в силках лисицей и принес сюда.
- Еще живой! – девушка взволнованно и аккуратно вытащила из-под трупа животного маленького лисенка. Он жалобно, но очень слабо запищал.
- Неси его к целителю, пусть посмотрит. И купи молока. – Инсир дал дочери небольшой кошель монет и кивнул, отвечая на ее немой вопрос оставить ли лисенка в живых.
Не желая промедления, Таев побежала в город, бережно укрывая лисенка плащом. А Инсир нахмурился, осматривая мертвую лисицу. Даже силки были странными, непохожими на эльфийскую работу. И что за олень,
который завел его дочь в глухой лес? У эльфа возникло слишком много вопросов, но он решил укрыть от чужих глаз их находку, закопав лисицу вместе с силками и чужеродной травой.
А лисенок выжил. Тай выходила его не без помощи отца, большого знатока диких зверей. Он получил имя Брауни в честь цвета своего подшерстка под смольно-черной шерстью. Лис обладал неким магическим происхождением, судя по белым рунам на шерсти под ушами. По крайней мере, он оказался большим долгожителем.
И когда подошло совершеннолетие Таев, он шаг в шаг следовал за ней на площадь Странников. Она уверенно сжимала в руке подаренный родителями лук, украшенный изумрудными узорами, дорогой и качественный. Родители выложились по полной, чтобы собрать ребенка на обучение. Новый лук, новые мягкие кожаные сапоги, штаны и жилет, особо кропотливо сшитые матерью, новая зеленая рубаха, блестящая пряжка на поясе, которую отец выменял у ювелиров.
- Тае'Вайн Сиель Каэль'Аэр, прибыла на обучение и дальнейшую службу в Королевском Ордене Странников. – произнесла девушка заученную с детства фразу и приложила кулак к груди, встав навытяжку. - Ты хоть шевелюру свою неприметную в зеркало видела? – женщина, которую Таев частенько замечала командующей на тренировках стрелков, усмехнулась под свои полные сарказма и желчи речи. В ответ девушка не стала ничего доказывать словами или пререкаться. Она лишь подняла лук, вложила в его желобок стрелу, натянула тетиву и с резкого разворота отправила оперенный свист ровно в центр мишени на площади, даже не удостоверившись, не было ли на дороге между ним и целью горожан. Их там не было, она просто это слышала. - Так-так. – нервно сглотнула женщина. – Не стоит таких радикальных мер. Достаточно представить документ о законченном стрелковом обучении. Или рекомендацию. - У меня нет ни того, ни другого. – с загадочной улыбкой ответила Таев. - Неужели ваш учитель отказался запечатлеть ваши навыки на бумаге? - Учитель мой отец. Инсир Сиель Каэль'Аэр, охотник. – уверенно проговорила Тай, убирая лук за спину. - Первый раз поверю на слово. Инсир часто радует нежными, неиспуганными кроликами и идеальными шкурами. Но запомните, госпожа Сиель Каэль'Аэр, у нас тут не кружок любителей задорной охоты. Будет сложно, а ошибки у нас не прощаются. Последний вопрос. Ваш домашний любимец с вами?
Брауни, лис размером с волка, вопросительно повернул голову и уставился на женщину.
- Вы недооцениваете моего друга так же, как пару минут назад недооценивали меня.
С этого момента и началось обучение, в процессе которого Тай получила свой позывной – Рысь. Переняв некоторые движения от одноименных хищников талассийских лесов, она использовала их в тренировках ближнего боя.
Привыкшая к предсказуемым повадкам диких зверей, она получила свой первый шрам от заколдованной троллями Амани рыси на первом боевом задании. Этот случай послужил поводом для кратковременных ироничных насмешек от сослуживцев, но в то же время преподал охотнице урок: не все на самом деле такое, чем кажется на первый взляд.

Задание 43: Скотобойня

- Капитан… Что это? – следопыт обернулся на Рысь, так же наблюдавшую за маршем нежити, вступающую на земли Кель’Таласа.
- Война. – после недолгих раздумий охотница нахмурилась. – Заряжайте зачарованные. Мы обязаны их задержать.
- Но, капитан, наш приказ – разведка.
- Мой приказ – заряжай. Наш долг защищать границы.
Но кто же знал, что этой нежити не было конца и края. Взрывы от зачарованных стрел лишь разметали гниющими ошметками малую часть идущих отрядов Плети. Многие из этих ошметков продолжили шевелиться. А следопыты только привлекли к себе внимание нового врага.
Несколько групп вурдалаков понеслась в сторону странников. Зачарованные стрелы стремительно кончались, а обычные почти не причиняли нескончаемой нежити вреда.
- Отходим! – скомандовала Рысь, когда нежить была совсем близко. – Отходим!
Но рядом что-то взорвалось, и послышались полные боли и агонии крики сослуживцев. В ушах зазвенело, и Таев потеряла сознание.
Сквозь пустоту разума она начала слыхать стоны и рыдания, выкрики целителей и врачей. Запах крови и гнили смешивался с запахом гари. Рысь приоткрыла глаза. Она лежала на полу переполненного лазарета, небрежно и наспех перемотанная бинтом. Она услышала крик сослуживца неподалеку от себя и повернула голову.
- Рух… - она распахнула глаза от ужаса. Целители суетились, перебирали заклинания и эликсиры, даже срезали кожу по живой. Но чума, заживо
пожирающая следопыта, не останавливалась. Он кричал от боли и извивался. Но вдруг замер и сдался. Гниль добралась до сердца.
- Рух! – Рысь попыталась взять его за руку, но лекари оттащили ее от тела, стремительно покрывающегося коррозией гнили.
Его быстро вынесли на улицу и придали огню. Как и многих других. Столица полыхала от костров и разрушений, а в воздухе кроме криков боли и дыма не было ничего.
И совсем скоро все почувствовали новую боль. Колодца больше не было.
Спустя пару дней Рысь вышла из лазарета, с трудом добравшись до списков выживших и погибших. Она поименно вписала свой отряд в тот же список, где числилась Сильвана Ветрокрылая. Боль этих утрат была намного сильнее боли переломанных ребер. Но Тай решила посмотреть списки вернувшихся с фронта солдат, и в ее душе оборвалась еще одна струна.
- Идем. Тебе нужен отдых. – целитель набросил одеяло на плечи замершей охотницы, а она молча и послушно последовала за ним.
Кель’Талас пал.

Задание 56: Братья по крови

Многое в остатках разрушенного города подверглось переформированию. При чем некоторые решились на такие меры по собственной воле. Так Рысь отказалась от должности капитана и подписывалась под самые самоубийственные задания. Вместе с другими диверсантами они подрывали остатки задержавшейся Плети у стен уцелевшей части столицы.
Народ голодал без колодца, истощался. Когда взрывов становилось меньше, они не знали, радоваться или нет. Толи нежити у стен становилось меньше, толи погибали диверсанты.
Появился новый глоток жизни для умирающего народа. Магистрат нашел способ спастись от голода. Во время кампании в другом мире они захватили загадочное существо, чье происхождение не сильно волновало Тае’Вайн. Они вновь могут крепко стоять на ногах и поклялись, что никогда не забудут эту войну. И желание сражаться в охотнице пробудило то, что она вновь увидела черноволосого эльфа среди живых.
Но принц предал свой народ. И детям крови не осталось другого выхода, нежели вновь встать на путь войны. Диверсанты в такой войне были на вес золота. Большая часть солдат все еще была на стороне предателя. И один подрыв заменял по ударной мощи средний отряд. А уничтожение припасов и снаряжения выбивало из боя отряд противника.
Рысь начала свое обучение у гоблинских инженеров, познавая все больше о видах взрывчатки, прицелов и даже винтовок. И вот сидит группа разношерстных диверсантов в укрытии и заряжает грубый и громоздкий гоблинский бомбомет для удара по лагерю манагорна перед атакой объединенных сил Шат’ар. Но на войне все методы хороши. Даже такие, по-своему обсурдные.
Магической подпитки в Запределье было больше необходимого. Но иногда приходилось прибегать к энергии Скверны. Это дало синдо’рай отличительную черту – цвет глаз. У кого-то в большей степени, у кого-то, как у Рыси, в меньшей, но у всех в глазах заиграла своими зелеными красками Скверна. Вай обзавелась тонким скверным ободком, легко скрываемым линзами, что сыграло ей на руку в войне с новым противником – отвернувшимся от ее народа Альянсом.
Многие факты подняли боевой дух Кель’Таласа: победа над предателем, очищение Колодца, новый союзник в лице Орды. А для ордена Странников важным фактором было то, что их бывший предводитель, Сильвана Ветрокрылая, восстала из мертвых и сражается среди союзников, а выходы из ордена заняли верхушки власти в королевстве.

Задание 85: Мертвее мертвых

Напасть за напастью не давали продыха. Сразу за кампанией Запределья последовала Северная война. Рожденный в землях бывшего Лордерона Серебренный Авангард воззвал к Альянсу и Орде объединиться и дать отпор гнету Плети и Короля-лича.
Каэль’Аэр последовала на север в числе первых. Орде необходима была разведка и прикрытие тылов от сил Альянса. Исполняя приказы, охотница редко работала с напарниками. Лишь находила себе укрытие и прикрывала соратников от кишащей в землях Нордскола нежити.
Новый союзник – Черный Клинок – доверия не внушал. Рысь правдами и неправдами избегала столкновения с ними. Даже Отрекшиеся выглядели на их фоне более надежными. Возможно, по этой причине охотница иногда работала в паре с темным следопытом. Эдакий двойственный дуэт живой и немертвой. И именно этот дуэт столкнул Таев с Черным Клинком.
- Элэйн, ты уверена, что им можно доверять? – охотница наблюдала за лагерем Клинка с достаточно большого расстояния, чтобы рыцари не сразу их заметили.
- У нас с ними один враг. Они, как никто другой, жаждут открутить головушку Артасу. И я их в этом полностью поддерживаю. – с тихим эхом
ответила немертвая. – Темная госпожа им доверяет, значит и я тоже. Ты сомневаешься в ее решении?
- Никак нет. – хмыкнула Рысь. – Королева доказала свою верность Орде и своему народу. Значит пойдем к ним.
Элэйн была необходимым напарником в силу своей осведомленности в вопросах нежити, поэтому Тай соглашалась с ее решениями и методами. Они пришли в лагерь Клинка. О рыцарей веяло смертью и холодом, но они не выглядели агрессивно настроенными по отношению к следопытам. Их миссия в Зул’Драке заключалась в диверсии прежде, чем они объединят силы с паладинами Авангарда. Поэтому помощь Рыси была им кстати.
Но была одна проблема. Живую охотницу нежить тут же почует. И рыцарям пришлось сделать для нее амулет, как и скрывающий ее живую энергию, так и защищающий от воздействия некротической энергии, которой в ставках Плети было более, чем достаточно для уничтожения целых поселений практикующих магию вуду троллей.
Сорвав планы местного командира Плети подрывами его оборудования и техники по расширению армии чумными троллями-нежитью, рыцари и следопыты объединились с Серебряным Авангардом и зачистили остатки разрозненной нежити, устранив последствия ее пребывания в Зул’Драке. Конечно, для полного очищения требовалось больше времени и усилий, но по крайней мере эта местность больше не представляла особой угрозы.
После этого следопыты отправились в Ледяную Корону, где Элэйн присоединилась к Темной Госпоже, а Рысь предпочла оставаться незамеченной, став рядовым стрелком среди тех, кто сражался в Плетью под стенами Цитадели. В саму Цитадель она так и не вошла.
Она выбрала другой путь: прикрывать спины своих соратников. Она не стремилась к славе, чтобы ее восхваляли в песнях и легендах, как победивших Короля-лича героев. Рысь была незримым защитником тылов, коих было много во дворе Цитадели. Они пробивали оборону крепости, зачищали подходы к ней, не давали нежити стянуться ко входу после того, как ударные отряды попали внутрь.
Она сражалась плечом к плечу с рыцарями Черного Клинка, научилась им доверять и провела ни одну совместную с ними операцию. Она научилась ценить преимущества их нежизни в бою, скорость и силу их скакунов. Вай даже не боялась пристегивать себя ремнями к немертвому всаднику, чтобы отстреливать преследователей прямо на скаку без риска выпасть из седла.
А когда эта война закончилась, на память у Рыси остался лишь зачарованный медальон.

Задание 138: Синие крыши

Даже после падения Короля-лича Азерот не смог жить мирно. Война между Альянсом и Ордой продолжалась.
Тай разорвала листок, содержащий всего три строки, вместе с конвертом и бросила в пламя камина обрывки. Диверсия, паника, минимум жертв. Объект: Синие Крыши. Даже дураку без шифров понятно, что путь предстоял в самое сердце Альянса.
Взяв с собой несколько зачарованных схем взрывчатки и дымовых шашек, шкатулку с линзами, паек и свое оружие, охотница почесала за ушами старого лиса, дремлющего около камина и покинула родительский дом.
Еще в Тернистой долине, чтобы не привлекать внимания, сразу по выходу из Громгола Рысь надела линзы, скрывающие скверный тонкий ободок в ее глазах. И очень удачно подвернулась группа путешественников, двигающихся домой, в Элвин. К ним Таев и присоединилась. Конечно, неприязнь к людям приходилось скрывать, как и недовольство тем фактом, что женой одного из них была эльфийка. Пускай, великие сестры-следопыты были неравнодушны к людям, их предательство сильно сказалось на мнении охотницы.
До Сумеречного леса они добрались без происшествий. Все проблемы начались в Темнолесье, на которое именно в этот день очередная секта местных некромантов решила натравить толпы нежити. Ночному дозору пришлось обороняться. И Рысь не могла остаться в стороне, это грозило ее заданию.
Так еще туда затесались два рыцаря Черного Клинка, старший по званию из которых сразу раскусил охотницу. Но никому не рассказал. Немертвый ночной эльф предпочитал не ввязываться в межфракционные конфликты, знал о заслугах Тай по слухам в рядах Клинка и сражался вместе с ней против нежити некромантов. И быстро нашел общий язык с девушкой. Он рассказал ей, что при жизни был друидом, что в юности она встретила далеко не простого белого оленя, а посланника Малорна, принесшего ей испытание милосердия в морде Брауни. И она его успешно прошла.
Но до прибытия подкрепления из Штормграда Ночной дозор даже вместе с добровольцами не выстоял. Всем выжившим пришлось покинуть город. В их числе и Рыси. Они ушли через холмы вдоль горного хребта, разделявшего Сумеречный лес и перевал Мертвого Ветра. После этого охотница покинула своих попутчиков и направилась в столицу.
Ее задание не ограничивалось временными рамками, поэтому она не торопилась. Она побывала в квартале, где обосновались ночные эльфы, дабы больше узнать о Малорне.
Однажды, она покинула город, чтобы купить недостающие материалы без лишнего внимания в Элвине, но, возвращаясь, она не смогла довести задание до конца.
Над городом раздался сбивающий с ног рев. Рысь забралась на холм, с которого открывалась панорама столица. Огромный, закованный в металл дракон выжигал здания и ревел, перелетая с крепости на крепость. Уничтожив почти половину города, он оттолкнулся от стены главных ворот и улетел прочь.
- Неплохая вышла диверсия… - выпалила охотница, отойдя от шока увиденного и уселась на землю. – Можно возвращаться домой.
Пришествие Смертокрыла принесло Азероту очередную войну с новым врагом – Сумеречным культом, фанатиками, окончательно сошедшими с ума. Опасный противник, которого лучше отстреливать издалека. Чем и занималась Рысь до самого уничтожения аспекта Смерти героями.

Задание 190: В туманах

Статная женщина вошла в комнату с круглым столом, за которым уже собрались военачальники королевства с целью обговорить создание разведывательного отряда для изучения открывшейся Пандарии. Она села на свое место и положила на стол несколько папок.
- Итак, господа. Хочу предложить вам следующие кандидатуры. – она открыла первую папку, ознаменовав начало совета. – Гарпия. Маг-элементалист. Имеет неплохие боевые навыки, знаком с чернокнижием. В прошлом числился преступником, убийцей, контрабандистом, но полностью оправдан за неимением доказательств. Ныне служит королевству в определенных… Хм… Структурах.
Никто не захотел обсуждать эти структуры, поэтому женщина просто дала минуту на размышление и открыла следующую папку.
- Сова. Алхимик. В своей голове умещает сотни рецептов и может изготовить зелье любой сложности. Или яд. – она многозначительно сверкнула глазами на бокалы, стоявшие на столе. – Королевство не сильно нуждается в ее присутствии в стенах Луносвета, но ее навыки будут полезны при изучении растений и методик земель за туманами.
Некоторые из военачальников нахмурились, кто-то даже отодвинул бокал от себя.
- Рысь. Странник в отставке. Диверсант и шпион на службе королевства, а может и не только его, но это доказать не представляется возможным. Неравнодушна к гоблинским технологиям, в частности к взрывчатке. Инженер, неплохой стрелок. Такая миссия проверит ее верность королевству.
Женщина отпила из своего бокала, намекнув, что запугивание было шуткой, и ухмыльнулась.
- Ящер. Солдат. Многократно судим за участие в подпольных боях. Прекрасный боец, но подрывает репутацию армии в целом. И мы же хотим дать этому отряду призрачный шанс выжить хотя бы в течении недели?
Она осмотрела собравшихся, которые начали тихо обсуждать предоставленную информацию. А женщина продолжила.
- Всяко данные, которые они могут нам добыть в неизведанных землях, крайне важны. Но не настолько, чтобы бросать на амбразуры профессионалов. А эти ребята исправно послушают приказы королевства.
- Мы же не надеемся, что убийца, дебошир, отравительница и ходячий динамит вернутся живыми? – после того, как папки прошлись по кругу для детального ознакомления, решил уточнить один из военачальников.
- Конечно, нет. – женщина снисходительно улыбнулась и кивнула. – Всю информацию от них мы будем получать дистанционно в режиме реального времени. Магистрат снабдит их необходимым для этого. И мы с вами тоже проявим лояльность, чтобы у них и мысли не возникало, что они пушечное мясо. Хорошая амуниция, оружие, реагенты, материалы. Всяко мы можем дать им шанс себя показать.
- Заряди! – крикнула охотница через плечо, и к ней тут же подбежал с ног до головы покрытый татуировками и амулетами маг, вытащил стрелу из ее колчана и прошептал заклинание. Стрела покрылась красными рунами, и маг передал ее эльфийке. Она начала целиться в приближающуюся к их группе стаю сауроков.
- Подрывай, подрывай, подрывай… - залепетала раненая в плечо, сидящая на камне блондинка, увешанная ремнями с колбами, и захихикала.
- Сова, ты безумна. – рослый латник удобнее перехватил клинок и захохотал. – Мы ж в пещере.
- Мы все тут безумны. Каждый по своему. – Гарпия взял в руки вторую стрелу на всякий случай. – Сова чокнулась на своих экспериментах, я на кошмарах, Рысь на своем рыцаре, а ты просто тупой потому, что до сих пор не догадался, что я местами маг.
- Заткнитесь уже, бесите. – рыкнула Рысь, больше задетая не стычками в команде, а упоминанием рыцаря. Она выдохнула и спустила тетиву. Стрела коснулась одного из сауроков, бегущих на запах свежей крови, и тут же взорвалась, показав сначала брызги кровавых ошметков, а после оглушив пещеру обвалом потолка. – И выход с другой стороны.
Охотница хмыкнула, убрав лук за спину и осмотрев рану напарницы.
- Ящер, тебе придется нести ее, пока зелье не подействует.
- Иногда мне кажется, что Рысь единственная серьезно смотрит на это важное, но чертовски самоубийственное задание. – усмехнулся Гарпия, закинув стрелу обратно в колчан. – Далеко еще до храма?
- Как выйдем из пещеры, часа два. – Рысь нахмурилась, изучая карту, которую ей дали пандарены. – Это что? Рисовая кашка нарисована на полях?
Все засмеялись. Даже Сова. И через два часа они действительно были на месте. Монастырь Тянь в глубине Нефритового леса, где обучались начинающие монахи, встретил отряд очень гостеприимно. Им даже предложили пройти вводный курс боевых искусств и радушно поделились большим количеством информации о Пандарии.
Эльфы в ответ делились своими историями. И отправляли отчеты руководству, вполне оправдав свою полезность. Конечно, со стороны они никак не походили на дипломатов, но дружелюбие пандаренов дало им шанс.
В перерывах между тренировками, тасканием мешков с рисом, многочасовыми стойками на одной ноге, они обсуждали с местными за чаем местные легенды, истории и быт. Но как только война двинулась в глубь острова, руководство перестало нуждаться в этом отряде, и их расформировали.
- Держи. Тебе он нужнее. – Гарпия, вдохновленный учениями монахов, готовился отбыть с паломниками в храм Белого Тигра и протянул Рыси один из своих револьверов, на рукояти которого на цепочке висел переливающийся фрагмент челюсти дракона бесконечности. – Найди своего рыцаря и никогда не отступай от своего пути.
Рысь улыбнулась магу и приняла подарок. Они с Ящером планировали присоединиться к войскам Орды в Красарангских Джунглях. Сова же подалась в бега.
Вместе с армией Гарроша они вернулись на Калимдор, где тут же покинули ряды кор’крона, как многие, и перешли на сторону повстанцев Вол’Джина. Ни Рысь, ни Ящера не устраивала политика вождя и методы, которыми он пользовался.

Задание 203: Черная прядь

- Рысь, прекрати! – Ящер схватил охотницу за руку, не дав ей выпустить очередную разрывную стрелу по трупам орков кор’крона. Недавнее поле поя превратилось в груду конечностей, останков и раскуроченных доспехов.
Полная ненависти, гнева и отчаяния Тай просто кричала от боли, как раненый зверь. Готовая рвать на себе волосы, она металась из стороны в сторону, когда напарник отобрал у нее оружие.
- Мы могли успеть… Если бы не эти чертовы ублюдки Гарроша! – прокричала она и пнула землю.
- Мы даже не знали, где он. – Ящер попытался ее успокоить. – Да если бы знали, мы бы не спасли его от огромного дирижабля. Успокойся и возьми себя в руки.
- Я должна была… - тихо проговорила Рысь и упала на колени, опустив руки.
Она просидела так несколько минут или часов до тех пор, пока отряд не собрался, и Ящер не увел ее в лагерь. Все время она молчала.
Погибший столь несправедливой смертью рыцарь был смыслом жизни охотницы. Она вдохновлялась его успехами в войнах, его методами командования, его навыками боя. Она наблюдала за ним почти всю свою жизнь, дышала им и старалась следовать за ним.
С соратниками по отряду она много дней не разговаривала. Лишь кивала и молча собиралась на задания. Она оживлялась только в бою. Казалось, что в каждом противнике она видела именно убийцу рыцаря и мстила со всей своей яростью, не оставляя даже малейшего шанса выжить. Но по возвращению в лагерь она снова садилась в угол палатки и молчала, задумчиво сверля взглядом костер.
Когда осада Оргриммара завершилась, а эльфийские войска вернулись обратно в королевство, Рысь при первой же возможности возвращалась в Степи. Забираясь под мост через реку Строптивую недалеко от места крушения дирижабля, она садилась на песок, оставляла диковинную для этих мест розу и оставалась часами наедине со своими мыслями.
Рысь проигнорировала призыв Орды пересечь портал в Дренор. Она посчитала, что чтобы продолжить дело рыцаря защищать Азерот, не стоит его покидать. Тем более в ее голове крутились прощальные слова Гарпии.
В один из последних визитов на памятное место, она твердо решила последовать совету.
- Это мой путь. Я найду тебя, где бы ты не был. И последую за тобой, если потребуется.
И ее путь лежал в Акерус, к старым знакомым.

1