Spiritum
Аладо

Аладо

Внешний вид

Над полем боя висела гробовая тишина, лишь изредка прерываемая карканьем голодных воронов, слетевшихся на кровавый пир. Лишь где-то вдали, скрываемой ослепляющими лучами заката, слышались последние аккорды войны: два воина, скрестив клинки, сошлись в битве, чтобы поставить последнюю точку в этом сражении. Огромный темнокожий орк взмахнул топором, но рассек лишь воздух: его оппонент – массивная фигура, облаченная в черные закаленные латы с крестом на груди – с рысьей, не свойственной его габаритам проворностью ушел в сторону. Мгновение спустя орк уже лежал на земле, чувствуя металлический привкус на губах. Его ошалелый взгляд был обращен к нависшей над ним фигуре рыцаря, сжимающего в единственной руке сломанный бастард с инкрустированным камнями эфесом, орашенным орочьей кровью из только что разбитого им носа. Вторуй руки у него не было – на ее месте теперь зиял перемотанный пропитаннами кровью бинтами обрубок. Их взгляды наконец-то пересеклись: орк с яростью, ненавистью и страхом смотрел в единственный уцелевший, слегка мерцающий в полумраке глаз своего противника. Долгая битва истощила их обоих – орк с трудом мог пошевелить своими израненными конечностями. Рыцарь же стоял над ним, со скрипом раскачиваясь из стороны в сторону. Оба они знали, что схватка окончена. И когда над ними вновь нависла гробовая тишина, она в тоже мгновение была развеяна хриплым, скрежащим голосом, раздавшимся эхом из под массивного шлема рыцаря, обращенным словно в никуда: «Молю тебя о том, чтобы ты принял сию грешную, оскверненную яростью и жаждою войны душу, воздай ей по заслугам и очисть в своем праведном сиянии от семени зла. И пусть в следующей жизни, она познает благо праведного существования». Вороны продолжали свой пир, по крупицам съедая тела несчастных, чьи останки навеки останутся лежать на этом поле. И никто, кроме хищных птиц, не мог услышать как в симфонию пира стервятников вкралась звонкая нотка хруста орочьего черепа, ссыпавшегося под натиском латного ботинка паладина.

Характер

Когда-то его можно было назвать чистосердечным и добродушным, но как мы все прекрасно знаем, война меняет все. В бытность свою обыкновенным солдатом, тот кто позже назовет себя «Аладо», представая перед дилеммами, всегда в первую очередь стремился найти компромисс между справедливостью и правосудием, будучи преисполненным сострадания и понимания к ошибкам простых смертных душ. Однако со временем, после многочисленных предательств и обращения почитаемых им служителей света во зло, в его сердце вкралось семя разочарования, заложенное одним простым вопросом, ответ на который он искал долгие годы: «Откуда приходит это самое зло?». По-началу наивный и чистосердечный паладин верил, что тьма, оскверняющие души простых существ приходит извне, уже затем лишь пуская свои корни в смертные сердца. Он ошибался. По крайней мере, так он думает сейчас: бесконечные конфликты, алчность, кровожадность и отсутствие какой-либо эмпатии по отношению к другим – то, что по его убеждению, заложено внутри каждого с самого рождения. Не демоны, не нежить и даже не монстры, затаившиеся в круговерти пустоты, но смертная душа – вот та почва, в которой проростает семя истинного зла. Все то, с чем он сражался раньше – лишь катализатор, дающий возможность прорости тьме в чужих умах. Малодушие, интриги и бесконечные, бессмысленные конфликты, свидетелями которых он был на протяжении всей его долгой жизни, превратили Аладо из защитника справедливости в палача, несущего свое правосудие. Его чувство сострадания, как и тело, было искареженно и перестроено под новые идеалы: он больше не спасает смертных. Он спасает их души. Даже если для этого придется сжечь их погрязшее в пороках тело.

Способности

Храмовник

Будучи Храмовником, Аладо отбросил старые традиции для того, чтобы отыскать наиболее эффективные способы борьбы со злом, томящимся внутри смертных душ. Все свои силы он бросил на изучение и открытие новых способов борьбы со злом как иномирного, так и смертного происхождения. Свой путь по этой стези он начал еще в Серебрянном Рассвете, окончательно заполучив благословление Сигиллайта и Лорда Тенелома после битвы с силами плети под стенами Штормграда. В своих изысканиях воитель сильно отдалился от своих сослуживцев и пожертвал многими старыми техниками, такими как исцеление и очищение, в угоду открытию и обретению новых способностей, направленных непосредственно на борьбу со злом. Испепеляющий экзорцизм, усиленные атакующие заклятия и новые божественные чары — лишь небольшой перечень из всего спектра его обретенных возможностей.

Инвентарь:


Обломок Та'Симмара

Массивный двуручный меч, служивший воителю верой и правдой еще с того самого дня, когда он только встал на путь служителя света. Он был преподнесен ему в качестве дара тем же человеком, что посвятил его в паладины. С тех пор, это изящное, но смертоносное оружие, было для Аладо больше чем инструментом защиты справедливости — оно стало олицетворением его как личности, посвятившей себя служению благим целям. Инкрустированный сапфирами эфес напоминал ему о богатом, беззаботном прошлом, оставленном далеко позади в угоду его новым духовным ценностям. Увесистая рукоять, оббитая лосиной кожей и массивная гарда с золотым напылением наполняла его твердой, непоколебимой решимостью, а тексты летаний, выгравированные талассийскими рунами на закаленном клинке внушали ему уверенность и бесстрашие перед лицом врага. Глубокая, необъяснимая связь хозяина и его оружия сохранилась и после того, как оба они были сломлены судьбой. Сейчас то, что осталось от Та'Симмара, стало для паладина реликвией и напоминанием о днях неведения и ошибках, обет о неповторении которых он блюдет и по сей день.


Длань Фьялара

Увесистый металлический протез с креплением из утянутого ремнями кожаного рукава, представляющий из себя стальной колпак на руку с четырьмя отверстиями для фиксирующих болтов и лонцем для меча на конце. Созданный по заказу Аладо кузнечных дел мастером по имени Фьялар, протез является универсальным инструментом для ведения боевых действий, позволяя обладателю с максимально возможной эффективностью использовать как щиты (вплоть до массивных эгид), так и холодное оружие ввиде снимаемого зубчатого клинка.

Место в мире

Фракции:

  Бывший десятник взвода «Святых клинков» Серебрянного рассвета под командованием Аерилила Сигиллайта.
Экс-Капитан седьмой пехотной роты Серебрянного Авангарда, окончивший свою службу после битвы за Ледяную корону. Обстоятельства его ухода до сих пор являются предметом мрачных слухов среди его бывших сослуживцев.

Ныне служит Серому Ордену в качестве воителя.