Sanguinary Priest
Илувэ

Илувэ

Эльф крови
Возраст:
121
Пол:
мужской
Статус:
активен

Внешний вид

Настолько, насколько это возможно, судьба сыграла злую шутку с Куро. Он недостаточно высок для эльфа; его стать не столь идеальна, как у его сородичей. Его тело в целом похоже на представителя смешанных кровей, нежели на чистокровного син`дорай, кем он на самом деле является. Единственное, что компенсировало его недостатки в глазах общества Кель`Таласа - это аристократическая бледность, больше похожая на трупную свежесть. Цена за годы, проведенные в закрытых лабораториях.

Лицо Илувэ не пестрит шрамами или родимыми пятнами. Широкое в челюсти, теперь оно более походит на тонкие подбородки своих сородичей, измененное голодом и истощение. Природой четко обозначенные скулы ярко выдаются над запавшими щеками. Его глаза глубоко запали в глазницы, окруженные хроническими синяками. Изумрудное сияние Скверны настолько бледное, что больше напоминает серую дымку. Его каштановые волосы за несколько лет полностью утратили цвет, став седыми.

Жрец предпочитает полностью скрывать свое тело. Перчатки, шарф по горло, плотная рабочая мантия, прошитая во множество слоев, и широкие плотные штаны, заправленные в прочные сапоги. В завершении всего - внешние одеяния, под которыми погут скрываться полные латы, и полная отрешенности маска, взирающая непроницаемыми глазницами на мир. Возможно, где-то целители должны своим видом внушать надежду.

Куро внушает страх.

Характер

The only way to end the game
One who plays must sacrifice

Он всегда стремится к совершенству. В магии, в науках, в работе и жизни. Что-то внутри требует от него лучшего - и только лучшего. Никак иначе. Даже если это работает - это всегда можно усовершенствовать. Даже если ты установил какие-то социальные связи - они всегда должны к чему-то вести. И если в теории это должно было привести его к постоянному стремлению, то в реальности всё вышло несколько иначе.

Он не может достичь его. Максимализм, сжигающий его изнутри, слишком силен. Пускай он избавился от деления мира на черное и белое, это не мешает ему отказываться от философии вечного пути. Всегда есть лишь два состояния; всегда есть начало и конец. Преодолеваемый путь - лишь затраты времени и сил, не стоящие ничего сами по себе. Всё должно быть завершено идеально - либо не сделано вовсе. Он приемлет попытки - но не тогда, когда для достижения цели требуется слишком много их.

И это ведет к гневу. Гневу, который Илувэ годами взращивает в себе, бережно подкармливая его собственными неудачами. Гневу, который редко по-настоящему выплескивается на других. Он находит выход, становясь источником всё новых и новых безумных идей, зарождающихся в раскалывающейся голове. Иногда его становится слишком много - и, разрываемый желаниями и осознанием того, что множество достойных идей будет навсегда утеряно, если он выберет одну, он останавливается на перекрестье, теряя все.

И это ведет к глубокой печали. Существо, склонное неосознанно терзать себя и других, никогда не будет по-настоящему счастливым. Неудачи в начинаниях, неудовлетворенное чувство прекрасного, неудачи в личной жизни, где мыслительная машина останавливается, закипая, приводят к вспышкам - и длительному тлению, когда пламя угаснет. Если бы у него не оставалось хотя бы капель воли, он бы давно погиб, утонув в печалях.

А его воля произрастает из воистину драконьего упорства. Из-за радикальности своих взглядов и методов, не нашедший поддержку и отринутый, он нашел простейший механизм защиты. Для того, чтобы продолжать пытаться снова и снова, ему придется жертвовать чем-то. Кем-то, особенно если их мысленный поток кажется колдуну малоинформативным или не нужным.

Так сформировался затворник Фалтриена, закрывшийся от всего мира в своей непроницаемой мантии, скрывший лицо под стальной маской. Маской, что физически не способна выражать эмоции.

Но всегда безумно улыбается.

Способности

Эльфа делает эльфом лишь его умение обращаться с магией. Каждое дитя КельТаласа способно свершить куда больше, чем любой смертный - и не стал исключением Куро. Тот, чье имя стирает голод, проходил полноценное обучение, постигая плетение арканы под опекой одного из многочисленных магистров, чей статус не был достаточно высок для отказа. До того, как солнце угасло над Луносветом, он не уделял чему-то больше внимания, чем оно того заслуживало. Но смерть, отчаяние и разруха отразились на молодом разуме, вплетая в него одержимость материей, жизнью и душой. Дары Скверны были слишком заманчивы, а его учение слишком консервативным, чтобы пойти по легкому пути. В поисках былого бессмертия, что продлились до самой его смерти, он довел свои навыки созидания и изменения до совершенства, заплатив за это своим одиночеством и навыком говорить.


Жрецы, проводники "божественных" сил, не были приемлемы обществом Солнечного Королевства. Энергии плененного Наару, передаваемые магистрами Рыцарям Крови, в небольших количествах распространялись и вне рядов новой армии Кель'Таласа. Когда же Солнечный Колодец был восстановлен и очищен жертвой М'ууру, доступ к энергиям Света более не являлся проблемой. В отличие от жрецов и рыцарей, Куро черпает силы напрямую из священного источника, нисколько не стыдясь подобного использования его сил.


Тьма стала его освобождением от вечных мук. Цепями, что приковали его душу к исцеленному телу. Живыми оковами, что грозили ему безумие и разрушением.Он должен был принять её, как часть себя, и покорить, став единым с Пустотой. У него не было выбора. Илувэ, темный призрак дитя солнечного Кель`Таласа, был рожден, и тьма стала его новым, вечным союзником. Неутолимая. Бездонная. Неисчерпаемая. Апогей магического голода, о котором и не думали самые запуганные Презренные. Созидающая и разрушающая, в его руках она стала покорным инструментом. Инструментом, за подчинение которого он будет платить всегда.


Скверна. Искаженная энергия жизни, первородный огонь. Хаос в чистом его проявлении. Он знал о ней достаточно много и до того - его вторым наставником стал владыка магии Пустоты. Он не рисковал касаться сил столь прямых и разрушительных ранее, однако шепот, долг и практичность столь могущественной силы перевесили. Он знает больше, чем любой человек, и стремительно восполняет упущенные годы практики, манипулируя душами и болью, словно искусный ремесленник - инструментами.


"Знай, где бьется сердце; знай, насколько сложно и несовершенно твое тело. Помни о каждой его слабости, о каждом его недостатке и пороке." Простые постулаты, которые Куро воспринял, возможно, слишком буквально. Годы в лаборатории, где магистры с любопытством предоставляли ему трупы, сделали его достаточно сведущим в строении и функционировании множества разумных видов Азерота. Он знает, куда нанести самый болезненный уда; знает множество способов извлечения сердца и разборки тела на реагенты; знает, каким образом функционируют ткани и как они должны восстанавливаться.


Алхимия является собой лишь прикладную часть трансмутации. Наука об использовании эссенций далась заклинателю достаточно легко ввиду его эльфийской природы и лишь утончившемуся чувству энергий. Пускай он давно перестал практиковать многие методы этой громоздкой, сложной смертной науки, более полагаясь в своих изысканиях на магическое подспорье, чем на стекло и керамику, алхимия оставила отпечаток на его разуме, закрепившись там решительно и надолго.


Верховая езда на крылобеге и дракондоре разительно отличается от таковой на любом другом более стабильном животном. Ввиду особенностей эльфийской культуры и строения транспорта, обучиться сидеть в седле дракондора, не рискуя собственной жизнью - подлинное достижение для смертного. И истинная причина, по которой гордые всадники Кель`Таласа свысока смотрят на своих смертных "коллег": однажды сумев понять принципы езды на крылатой, покрытой панцирем спине дальнего родственника драконов, вы сможете оседлать почти что угодно. Куро определенно смог бы продержаться без седла несколько минут, но заслужено считает, что ему хватит и седла.


Потомки знатных родов обязаны дать своему чаду образование. Классическая история, философия, основы арканных преобразований, право, этикет, основы их положения при Солнечном Дворе... список, который никто другой не смог превзойти в своей длине и сложности. Положение в обществе было для детей Кель`Таласа важным аспектом их жизни упадка, и осталось после. С той лишь разницей, что теперь любой уважающий себя родитель научит свое дитя добиваться славы на поле боя, в исследованиях магии или же среди дипломатов Солнечного Королевства. Но какой бы путь не избрал их потомок - он всегда сможет твердо держать в руках изящный изогнутый клинок. Куро не уделял фехтованию достаточно времени - а после своего перерождения и вовсе отринул его, оставив при себе лишь базовые знания. Теперь, облаченный в сталь и вооруженный разрушительными заклинаниями, он стал безразличен к клинку.

Место в мире

Преобразованный и перерожденный, затворник из Фалтриена исчез из королевства, найдя себе безопасную нору и с головой погрузившись в дальнейшее изучение сил, дарованных ему после воскрешения. 

Семья и друзья

Любые близкие связи были для Куро драгоценны, и их обрыв тяжело сказался на его ментальном состоянии. От гнетущего чувства одиночества дробящий свою же сущность, он пребывает в полном неведении о состоянии семьи Наримо. Порой память учтиво подсказывает ему проверить длинные списки имен на белоснежных стенах Луносвета.

В новой жизни, наиболее близким ему стал Астарот Сквернокров. Первый учитель и воскреситель, он невольно стал предметом ненависти для Илувэ - и примером чародея, полностью управляющего своей судьбой. Недостижимым лично для него, но от того - лишь прекрасней.

Немногословный надзиратель над сбродом Закоулка, Неофират Темновзор, все еще вызывает у него жгучее желание кого-нибудь убить. Добраться до восходящего по темной тропе чародея будет сложно, но Куро испытывает на этот счет необъяснимый оптимизм.

Арденаар, тёмный магистр Луносвета, стоящий во главе ложи чернокнижников Кель'Таласа, вызывает у него страх. Слишком многого он не знает о персоне, обладающей столь значительной властью - над его жизнью включительно. Обладавшего.

Саэрос Виннгальт, лорд-рыцарь в черной стали, вызывает у него толику интереса, жалости и негодования. Целитель, посредственный тактик и неплохой стратег, с точки зрения идеалиста Илувэ он достиг своего пика, так и не сумев направить свои силы в нужное русло, став полезным, но всего лишь инструментом в руках Матриарха, Верховного магистра - и лорда-регента.

 

Место отыгрыша:
приватный игровой сервер
Тип отыгрыша:
героический приключенческий социальный бытовой сексуальный
Активность:
периодический отыгрыш