El_th
Лира Сирин

Лира Сирин

Норд
Возраст:
26
Пол:
женский
Статус:
активен

Внешний вид

Подтянутое мускулистое тело - не плотное и не субтильное. 

Золотисто-русые длинные волосы, льдисто-синие большие глаза. 

Либо не носит косметику, либо густо подводит глаза и губы темными тенями.

Одежда в основном практичная и удобная, имперского, данмерского и саммерсетского стилей. 

Носит бело-фиолетовую маску из Дома Грез и черный кожаный костюм с фиолетовыми вставками (сделанный на заказ). 

Характер

Неплохой эмпат, Лира не умеет скрывать свои собственные эмоции, потому и любит прятать лицо за бесстрастной маской. 

Рациональность в ней преобладает над эмоциональностью: хотя она и испытывает сильные чувства, но всегда может держать их в узде. Другое дело, что не всегда хочет. 

Исповедует две абсолютные ценности - свободу личности и доверие в дружбе. В любовь верит не до конца, а вот друзей успела завести немало. 

Любит горы, лес и побережья Саммерсета, магию и постижение тайн мироздания. 

Способности

1. Общие магические умения:

  • Школа мистицизма: левитация и телекинез (чуть больше собственного веса), ловушка душ, развеивание магии (на среднем уровне), обнаружение жизни;
  • Школа иллюзии: иллюзии (небольшие, но качественные), натренированный глаз на мороки;
  • Школа восстановления: лечение магией и травничество.

2. Умения некроманта (комбинация разрушения, изменения и призыва):

  • Поднятие покойников и вызов призраков;
  • Восстановление энергетического баланса за счет нахождения близ некротической энергии (кладбища, захоронения); пополнение сил путем выкачивания их у живых и мертвых;
  • Ослабление противников повреждением их жизненной энергии;
  • Наложение призрачных щитов;
  • Общение с духами и душами.

Место в мире

  • Бывший член Гильдии Бойцов
  • Связи с Домом Грез (House of Reveries)
  • Командир отряда снабжения в "Наемниках Золотого Берега"

Семья и друзья

Родилась на острове Гонт в Море Призраков в семье рыбака/пастуха (Хадвар) и травницы (Сигурд). Обычное дело. Отец ходил в рейды против Акавири и морских разбойников (а возможно, и против данмеров, но об этом никто не говорил)и состоял в вооруженной обороне острова, поэтому с детства учил ее искусству обращаться с оружием. Лира любит Север, путешествия – всегда хотела увидеть тёплые земли.

Но к пяти годам у нее начал просыпаться дар, и дар этот был темен и странен. Мать ее, работавшая с жизнью во всех ее проявлениях, и потому повидавшая и ее противоположность, быстрее всех догадалась, в чем тут дело. Недаром Лира часто в детстве убегала в старинные крипты на острове и бродила там по сумрачным переходам или лежала на нагретых солнцем камнях так неподвижно, что сухие скальные ящерки пробегали по ней, принимая за изваяние.

На малочисленном семейном совете (семья их состояла лишь из трех человек на тот момент) было принято решение Лиру учить и одновременно скрывать, и мать делала все возможное, используя те крохи знаний и природную магию, которая у нее была, чтобы научить Лиру прятаться, мимикрировать и, заодно, не пробудить всех мертвых на этом острове. Девочку слабо радовал ее дар – поначалу она воспринимала его как должное, а потом научилась им пренебрегать и относиться к нему как чему-то постыдному (раньше ей это и в голову не приходило – это ведь часть ее, как рука или нога). Утешало лишь то, что родители даже и не подумали от нее отказаться или списать со счетов – ни после того, как она случайно пробудила драугра в могильнике (списали на Войну Альянсов, разрушившую равновесие в мире), ни после того, как умершая вчера любимая Лирина овца поутру вдруг встала и жалобно заблеяла (еще одна выходка Оркея-Старого Ворчуна).

Лире мать сделала амулет Тсуна и велела беречь его и уповать на его силу. – Но он же мертвый - возразила маленькая Лира. – Ну так ты и общаешься с мертвыми, - парировала мать, и на это возражений у девочки не нашлось. Она недолюбливала Тсуна все детство, главным образом за его безвестность и слабость (он ведь сам умер, как он может кому-то помочь!), но, повзрослев, стала беречь амулет как ничто другое в ее жизни. Он не только напоминал ей о родительском очаге – безопасном месте детских грез, уюта и тепла, но и заключал в себе ее глубоко скрываемую за цинизмом и прагматизмом веру в то, что смерть может быть славной, и что это всяко лучше пустой и ненасыщенной впечатлениями жизни.

А впечатлений на маленьком островке для маленькой Лиры было предостаточно – до тех пор, пока все гробницы были не исследованы, деревья не излазаны, а овцы и козы не перепуганы. Повзрослев, Лира стала все больше времени проводить в одиночестве, часто обретаясь на пристани и карауля подходящие редкие лодки – нет ли среди них приезжих, не расскажут ли они снова историю о дивных краях и чудесных приключениях, выпив меда в местной таверне?

 

Так шло время, пока на деревню не напал отряд разбойников - более многочисленный и хорошо спланированный, нежели ранее. Его заметили издалека, и трезво оценив угрозу, решили уйти в заранее оборудованные пещеры для спасения. Это делалось на Лириной памяти уже дважды (в первый раз она как раз и оживила драугра, чем спасла детвору и всех селян от обнаружения – разбойник, спустившийся в пещеры, был напуган драугром прежде, чем сумел пройти дальше, обнаружить селян и поднять тревогу. Правда, и драугра пришлось потом упокаивать Лириному отцу, но это уже мелочи, не так ли?). Так или иначе, но в этот раз все пошло по-другому. Сигурд нездоровилось, и переход по скалистой тропе в убежище дался ей нелегко, даже и если бы ее несли на руках или в телеге. Лира выбежала из укрытия. встретила корабли туманом и армией скелетов, это получилось у нее от злости, она сама не понимала толком, что творит, и не скрывалась ни от кого. Ярость вскипала в ее крови.

Разбойники были частично рассеяны костяным воинством и ужасом, которое оно навевало, частично зарублено безжалостными умертвиями. Но селяне не спешили радоваться чудесному избавлению – угрозе из того мира-что-за-гранью они предпочитали противников из плоти и крови, живых и понятных. А расходиться умертвия не спешили. Они взяли деревню под неусыпную и жуткую охрану, растекшись широким кругом по протяженности острова, не подпуская жителей к потенциально опасным скалам и морю. Лирин секрет раскрылся, и как она и ее отец ни убеждали старейшин, что это уже прогресс и что скелеты хотя бы не нападают на всех, кого видят, результата это не принесло. «Не можешь убрать их – не можешь контролировать себя. Нет контроля -есть опасность», - вынесла вердикт старейшина Маан, и слово ее было окончательным. Тем паче что и оспаривать его охотников не было. Весть о тщательно скрываемом даре Лиры потрясла всех, да и ожившие костяные остовы оптимизма сельчанам не добавляли. Они не убили Лиру и ее семью, но чего в этом было больше –человечности или страха – Лира предпочитала не задумываться. В глубине души она знала ответ.

Избавление от скелетов пришло внезапно, само собой – в один прекрасный день они просто исчезли (рассыпались в прах, как установила Лира, но до этого мало кому еще было дело), и произошло это без видимых усилий с ее стороны. Мертвые не слушались ее так, как слушался ручной волчонок или пегий зимородок, которого она ухитрилась приручить. Они поступали по своему разумению, и их логика была Лире непонятна и неведома. «Наверное, это потому, что у меня нет никакого опыта», -жаловалась про себя она. «Я не знаю ничего, что лежало бы за островом.» Ей казалось иногда, что мертвые там много о чем ей говорят, принося в своих воспоминаниях обрывки теплых песков и шелеста тропической листы – вот только она не понимает.

Так и случилось, что решение деревни об изгнании с острова Лира встретила равнодушно и даже с некоторым облегчением. Ее семье разрешили остаться – у ее маленького брата, Тиммея, никаких способностей обнаружено не было, ... и они остались. Это потрясло Лиру до основания ее мирка. Родители всегда защищали ее и всегда были на ее стороне -как возможно, чтобы они сейчас вдруг отреклись от нее?

Она уплыла с острова в отчаянии, переходящем в безрассудную уверенность, и только несколько лет спустя, насмотревшись на людей, проживающих свои жизни, она поняла, что ими двигало бессилие. Бессилие и непереносимая тяжесть от ощущения неспособности помочь любимой дочери.

Она так до конца не простила их, хотя со временем смогла понять. Они же отдали ей с собой все ценное, что у них было (все деньги, какие нашлись в семье; отец – меч и щит, мать – сумку и травами и припасами, маленький Тиммей – свою любимую игрушку), и провожали с искренними слезами и любовью.

 

Она двинулась сначала в Рифтен (где ей не понравилось), потом вступила в Гильдию бойцов (ее больше привлекала Гильдия магов, но туда из-за осуждения некромантии она вступать побоялась) и добилась командировок в Вварденфелл, Чернотопье (интересно! И легкий способ выслужиться. В Чернотопье никто не рвался), а затем и в Саммерсет, куда она стремилась изначально всей душой. На Саммерсете она познакомилась с одним из Дома Грез (House of Reveries) и даже попутешествовала с ними в качестве не то автора пьес, не то охранника на случай нападений. Оттуда она увезла с собой маску, которую ее друг из Грез (Десмонд – женщина, ставшая мужчиной) раскрасил для нее сам, а глава Грез торжественно вручил на посиделках труппы. Ей нравилось скрываться за маской – этим-то Грезы ее и привлекли. У нее было ощущение, что это честнее всего остального мира, куда после маленького Гонта она попала абсолютно неподготовленной.

С тех пор она носит маску, ищет учителей для своего дара и способы заработать денег – для того и пришла в Гильдию Наемников. Она хочет научиться магии и постичь секреты мира. Хочет на Артейум и в планы даэдра (опасно близка Хермеусу Море). Из Гильдии Бойцов она не ушла, но и активно в ней не участвует, скопив на небольшой домик в Саммерсете. Еще у нее есть убежище в Ввардефелле – пещера, которую она оборудовала под себя.

Хронология

Присоединилась к "Наемникам Золотого Берега", поднялась до Главы Отряда Снабжения.

2E 583

Ушла из Гильдии Бойцов, осталась на Саммерсете. Приобрела дом в Альтмерском стиле в Малабар Тор, путешествовала с группой Дома Грез. 

2E 581

Покинула родной остров, переехала в Рифтен и вступила в Гильдию Бойцов. В последующие годы побывала в Вварденфелле (оборудовав там себе дом в пещере), в Шедоуфене и Альдмерском Доминионе (Малабар Тор, Саммерсет и Алинор) по линии Гильдии Бойцов.

2E 575

Родилась на острове Гонт (Море Призраков, Западный Скайрим)

2E 557
Тип отыгрыша:
героический приключенческий социальный
Активность:
постоянный отыгрыш