Sanguinary Priest
Лорд Крыло Ястреба

Лорд Крыло Ястреба

Син'дорай
Возраст:
581
Пол:
мужской
Статус:
пропал

Характер

Лицу, одаренным вечным весельем, честность не к лицу.
Ему бы подошел живой венец лесов, а не строгий обручь из драгоценного металла. Ему пошли бы свободные, мешковатые одеяния путника, а не строгий, изысканный костюм дворянина. Его голове нужен ветер, а не строгий часовой механизм. Но тонкие изогнутые ножи в его руках лежат, словно они и есть продолжение его кисти - длинные пальцы смерти.
 
Кровавый Ворон осторожен. Без уверенности в том, что его следующий ход принесет плоды, он не сделает и шагу вперед, предпочтя уступить дорогу - или выбрать другую. Не потому, что он боиться неудачи или не верит в удачу - лишь потому, что не желает разбрасываться ресурсами. Энергией, золотом, жизнями, временем, верой и верностью.
 
Он знает всему цену - или верит, что знает. В золоте, в часах, в любом другом эквиваленте - всему, телу или событию есть своя цена. Тяжелые усилия, которыми был добыт достаток - или то, как много отдали бы дргие за него. Зная меру, он полагает, что знает, когда и чем можно пожертвовать, когда битва проиграна, а когда ради победы можно потерять всё.
 
Улыбка вежливого любопытства - незименная часть его лица - стала форфорной. За ней, как за маской, кроется сам Крыло Ястреба - повзрослевший мечтатель, что век от века терял интерес к дремам и небылицам. Он научился ставить цели, которые можно достичь. Привык находить пути, что для него разделило мир на явь и сон: то, к чему он может дотянуться, и то, что будет преследовать его, словно призрак. 
 
Он умел мечтать, пока не начал делать выводы и ковать цепи. Возможно, у него и есть мечты - но он не будет преследовать их. Эгоизм, что мог бы вести его вслед за ними, развеялся вместе с дымом пожарищ; милосердие к слабым и немощным растворилось в предрассветной мгле, оставив уважение лишь к силе. К силе духа, к силе воли и желания, направляемого разумом. 
 
Хаос и порядок претят ему. Крайности-противоположности, между которыми стремяться сделать выбор глупцы. То, что для некоторых - тонкая грань, для него - широкая тропа с множеством поворотов. Его вера в силу полагает наличие шаткого порядка, в котором место испорченного звена сразу занимает более достойное - более упорное и живучее. 

Способности

Всё, что делает его особенным, было приобретено им только вчера. 

Тени, что стали его плащом, покорились ему какие-то годы назад. Связь, которую он обрел с ними, интуитивна. В какой-то момент своего существования все его разрозненные знания и умения в единочасье сложились в четкую картину. Его легкая походка стала бесшумной, его движения - плавные и спокойные, его взгляд - блеклым и неприметным, если он того захочет. Ему не нужны ответы - он готов принять эту силу такой, какая она есть, покуда она не противится ему.

Место в мире

Лорд Кровавый Ворон - вездесущая тень, что может находится в любой точке Азерота в поисках одних ему известных угроз. Внутренее беспокойство гонит его навстречу буре - и всё чаще, чувствуя её приближение, он покидает уют мрака, являясь на свет. 

Он - дворянин Луносвета, чей источник доходов - постоянный повод для слухов среди марателей бумаги. Он - истинный син'дорай, самолично добывающий себе силу, несмотря на цену. Он всегда там, где мелькает лишь ему видимая тень конца, постоянно совершенствуя свои навыки и открывая новые взгляды на мир.

Семья и друзья

Алирия - верный спутник, которого он хотел бы взять с собой в путешествие. Судьба свела их, позволив двум уставшим путникам наконец обрести покой в объятиях друг друга, но если светлый лорд Луносвета и желает сохранить самое большое свое сокровище - он должен держаться от неё подальше. В мире сумерек и страха он должен идти один, если желает сохранить её.

Намиэль - та, которую он необратимо потеряет. Годы, проведенные в разлуке, не создали меж ними семейных уз; высокий и бледный лорд всегда присутствует в жизни своей дочери зловещим фантомом. Он смирился с этим - но не перестал быть отцом, хоть иногда.

Даэрон - младший, что получил всё то, о чем так мечтал сам Ворон. Одаренный заклинатель и повелитель чар, он рано покинул семью - но его судьба не была для них секретом. Он всегда был в центре событий, с двойными клинками наперевес и силой сокрушать чары - холодный, жестокий, покорный. Тогда это казалось ему малой платой за жизнь, полную приключений - теперь, годы спустя, он действительно понимает, как ему повезло. Изменник, Черный Рыцарь Роммата стал символом - символом страшной мести син'дорай.

 

Линдеман - тип, чье приземленное мышление слишком удобно, чтобы пренебречь им. Он - живой щит его операций, привлекающий к себе даже больше внимания, чем нужно. Для того, что действует из теней, компания подобной личности может оказаться смертельно опасной - но пока еще Ворон достаточно грациозен в своем танце на острие кинжала.

Хронология

Некоторым к лицу честность.
Каэлор - избалованное дитя золотого берега. Его кожа, обласканная солнцем, отливает бронзой; его тело пахнет соленым прибоем и соцветием трав. Его движения могут быть медленными и неторопливыми, словно у размореного теплом дикого кота, а могут быть быстрыми и плавными, словно у дракондора. Море манило его с рождения. Детство и юность он провел у его берегов, наблюдая, как восходит и заходит солнце над синими просторами, превращая их в океан золота. Он дышал этими солью и пеной, жил среди холодных волн. Они пробуждали в нем мечты - мечты о дивном мире, далеком и неизведанном. Дорога приключений манила его.
И пугала его родных.
Покинуть Кель'Талас, благословленный край, было крайне странным желанием. Здесь, в царстве вечной весны, было всё, чего могло желать сердце. Карьера ученика магистра, ремесленника-виртуоза, военная карьера и восхождение к Солнечному Королю при дворе - выбор был огромен. Молодой любитель приключений был отрезан от службы в королевском флоте опекой влиятельного отца, а потому вынужден был отбыть в Луносвет для начала своего обучения. Но он нашел лазейку. Он начал свою карьеру при дворе, как того и желал старик-отец. Казалось, пылкий нрав был усмирен - до тех пор, пока в имение Крыла Ястреба не пришла хвалебная грамота из дворца Ярости Солнца. Магистрат благодарил их род за столь способного наследника, чей талант помог Кель'Таласу… в дипломатической миссии в Лордероне.
Вездесущий юный дворянин был грозой для большинства представителей людских королевств. Его проницательный, живой ум и природная ловкость делали его несносным оппонентом в споре, из-за чего старшие представители часто были вынуждены “освобождать от несения тяжкого долга” юного Крыло Ястреба до тех пор, пока самые важные вопросы не были решены.

Юность

Владению традиционным оружием двора - короткими и длинными, боевыми и метательными ножами, травами и снадобьями - вбил в его голову наставник. Он, видевший в своей работе лишь позор для себя и своего имени, стремился как можно скорее воспитать замену себе, после чего - сложить полномочия и удалиться на покой в столицу. Каэлор жадно глотал каждую крупицу знаний, что подавал ему старый Маэглин. Он находил жизнь при дворе чем-то похожей на бушующий океан, в котором он был ловким и проворным кораблем, снующим меж волн. Как бы сильно не выл ветер, как бы не поднимались волны - разрушители Кель'Таласа исправно преодолевали подобные невзгоды, даже не меня парусов после шторма.
Играть с людьми было интересно - до той поры, пока это не превратилось в рутину. Постепенно, декада за декадой, его пыл угасал. Залы Аметистовой Цитадели, Стромгарда, Столицы, Альтерака и Боралуса утомляли его. Всё чаще слышал он зов моря в пении залетающих далеко от водных просторов чаек. Долгие переходы по дорогам Семи Королевств были единственной радостью для него - и чем старше он становился, тем сильнее тоска сжимала его сердце.
Падение Штормграда стало глотком свежего воздуха.
Беженцы наполнили Семь Королевств. Страшные вести лишь подогревали бурлящий котел страстей в Альянсе: понимание неизбежности вторжения Орды пробудило все силы, дремавшие до того. Одновременно с этим, Ярость Солнца приказывает послу прибыть в столицу Лордерона и лично наблюдать за приготовлениями людей. Начинается эпоха тьмы в истории Кель'Таласа.
Орочья Орда прибывает скоро, и армии Альянса терпят поражение за поражением. Союзники становятся врагами, открывая горные тропы для удара в тыл армии людей. Леса Солнечного Королевства объяты пламенем; генерал Ветрокрылая же сражается здесь, далеко от дома, не способная вернуться и помочь. Известия валяться со всех сторон. Семья в далеком Луносвее не получает от Каэлора практических никаких сведений вплоть до второго вторжения - и второго раскрытия Темного Портала. Когда черная тень в небесах наводила страх на чародеев Кирин-Тора, Крыло Ястреба возвращался домой. Его долг по освещению событий Второй Войны выполнен - и все дети Кель'Таласа призывались домой. Разоренные земли нуждались в восстановлении, позиции - в укреплении. Просить помощи у союзников было бессмысленно.

Зрелость

Третья Война застает дипломата в стенах Луносвета.
Тени, что тянулись на север, к Солнечному Колодцу, стали гуще. Дипломатическая служба в Лордероне перестала выходить на связь; Даларан прерывает всякое сообщение. Все контакты ускользают из рук слуги Кель'Таласа: он пребывает в полнейшем неведении, выделяясь в общем невежестве причинами для страха. Горы и море отделили их в древние времена от всего мира, но и они же изолировали их на полуострове. Если способ прорвать оборону будет найден - Кель'Данас останется их единственной защитой.
Не в силах ждать новостей, лорд Крыло Ястреба лично отбывает на юг, в земли людей, лишь для того, чтобы застать их в огне. Остатки ордена Серебряной Длани и ревнители Света заперлись в своих городах-твердынях; беженцы рассказывают ужасы об армии нежити; дозорные покинули свои посты, и одинокие анклавы кель'дорай приведены в боевую готовность.
Он не успеет вернуться домой, дабы предупредить двор и магистров об опасности с юга. На полпути он со свитой будет перехвачен пробудившимися Амани. Тролли, словно ощущая приближающийся конец, вновь подняли голову на востоке, избавляясь от своих надзирателей, одного за другим принося в жертву жестоким духам. Там, в плену дикарей, он был один - забытый, лишенный всего дворянин, не знающий, чего ему бояться и чего ожидать. Впервые за долгие годы он попал в приключение, которому не был рад. Он не знал, за что хвататься, о чем думать, что полагать.
Пришел страх.
До сих пор Каэлор не знает, что именно пробудило в нем внутреннюю Тьму. Возможно, это была близость дикой магии Амани, возможно - сила его собственных эмоций, или же воля к жизни. Что-то предложило ему силу - и он жадно ухватился за неё, не испытывая сомнений. Оковы спали с его ослабевшего тела, и он оказался свободен - но лишь от веревок и клетки. Он все еще был почти у самых ворот Зул’Амана, не зная, что происходит вне владений троллей.
Но у него не было выбора. Он обнаружил, что в моменты сосредоточения способен видеть во тьме лучше, чем до того, различия даже цвета; стражи и зеваки Амани не могли заметить его, если он того хотел - как бы близко он не подходил к их спинам. Лишь алтари богов дикарей вызывали в его душе страх скорой смерти - и он держался от них и их служителей как можно дальше. Он убивал из укрытия, сначала забивая слабых заточенным колом, а затем перейдя к мясным топорам, с каждым днем пробиваясь ближе к выходу. Речь троллей, окружавшая его, слово за словом становилась чем-то понятным ему - лишь многим позже он поймет, что стало причиной этого.
Обладая своими новыми, отдающими магией, навыками, он пробился в леса - истощенный, одичавший и озверевший от вкуса густой тролльей крови посол Кель’Таласа.
Королевства, что ныне лежало в руинах.

Падение

<История от БК и до Легиона>

Время сумерек
Место отыгрыша:
приватный игровой сервер
RPForge
Тип отыгрыша:
героический приключенческий социальный
Активность:
периодический отыгрыш