AnastasiaRain
Секунда-Даро

Секунда-Даро

Каджит
Возраст:
27
Пол:
женский
Статус:
активен

Внешний вид

    Худощавая, небольшого роста. Белошкурая с густой чёрной гривой, выкрашенной в синий и зелёный. Так же    носит синюю магическую раскраску, скрывающую неприглядные шрамы. В одежде предпочитает лёгкость и  открытость. Носит много золотых украшений и вообще любит яркие элементы в одежде. 

Способности

С детства имеет склонность к воровству. С возрастом развила это умение до совершенства. Может взломать замок любой сложности и проникнуть в любое труднодоступное помещение. Так же умеет двигаться скрытно и бесшумно. 

Имеет абсолютную неспособность к магии, зато хорошо владеет холодным оружием. Носит два изогнутых кинжала, которые всегда остро заточены и смазаны самодельным ядом. Однако, открытому бою предпочтёт мило улыбнуться в лицо недругу и затем подать ему отравленную еду. 

В мирской жизни - художница, рисует пейзажи. Любит возиться в саду, выращивать цветы и тыквы. Так же занимается виноделием. 

Место в мире

Не любит сидеть на месте, посему много путешествует и ищет приключения на свой хвост. 

Семья и друзья

Есть младший брат, с которым Секунда находится в сильной ссоре, родители же погибли от чумы. 

Родилась в Эльсвейре в предместьях Сенчала.
  В юношестве сбежала на торговом корабле, влюбившись в матроса-альтмера, с которым провела несколько лет, путешествуя и промышляя воровством, пока однажды жажда наживы не пересилила любовь и не привела к драке, закончившейся для одной уродством, а для другого смертью.
  После этого Секунда провела долгое время в поисках целителя, предпочитая закрытые одежды и скрывая лицо под масками и капюшонами. Однако, каджиту удалось лишь найти мага, который сможет замаскировать шрамы.
  С тех пор Секунда предпочитает путешествовать в одиночку, особо не избегая людей, но стараясь ни с кем не сближаться. И, конечно же, занимаясь любимым делом - что позволило со временем приобрести дом и знатную обстановку для него.
  Одно время, устав от вечных скитаний, решила осесть - занялась живописью, обзавелась небольшим садом, занялась виноделием. Но всё же, спустя пару лет, спокойная жизнь ей наскучила, и Секунда вновь отправилась искать приключения на свой хвост.

Хронология

  - Да где же этот несносный котёнок! - донёсся откуда-то издалека мамин голос. 
  Маленькая белая каджитка недовольно сморщила носик. Она сидела высоко на скале, на плоском камне - сюда можно было забраться только по очень тонким ветвям растущего рядом дерева - на принесённом коврике и перебирала свои "сокровища". Вот кусочек прекрасного чёрного шёлка, вышитого золотыми нитями - его она стащила у портнихи, а вот резной деревянный гребешок - такие причудливые узоры, а вот небольшая костяная фигурка непонятного существа с яйцом в руках - каджитка так и не разобралась, кого - или что - она изображает, но фигурка привлекала и завораживала. 
  Среди всех сокровищ особо выделялась невзрачная потёртая шкатулка. В ней хранилось главное богатство - монеты. И даже пара драгоценных камней. Маленькая каджитка любила перебирать их в своих ловких коготках и мечтать, что однажды у неё будет много-много таких, так много, что хватит даже на дом! Да, у неё будет свой дом. Большой. И в нём будут шкатулки - нет, сундуки! Набитые доверху блестящими монетками и камушками. А мебель в доме будет вся резная, вот прям как тот гребешок. 
  - Джоун! - голос отца. 
  Придётся спускаться. Маленькая каджитка с печальным вздохом попрятала свои находки в трещину в камне и проворно стала спускаться. 
  - Вот ты где, Джоун-ма! - воскликнул отец, когда каджитка приземлилась прямо перед ним.
  - Не зови меня так, па! 
  Большой серый каджит рассмеялся:
  - Моя милая ка'джай, своё имя тоже нужно заслужить. Не хочешь быть ма - не веди себя как ма, - и он тут же перестал улыбаться. - Почему ты не была на занятиях сегодня? 
  Джоун закатила глаза и прижала уши. 
  - Скучно, - буркнула она. 
  Отец присел перед ней и заглянул в глаза. 
  - Винзар-Ра крайне расстроен твоими прогулами, дочь. Каджит хочет быть безграмотной? Хочет ошиваться по улицам Сенчала, как многие её сородичи и брать чужое? 
  Да, белая каджитка действительно была не против этого. Если многие так делают - то почему ей нельзя? Но отцу такого говорить ни в коем случае было нельзя. 
  - Нет. 
  Серый каждит вздохнул. 
  - Обещай каджиту, что не будешь больше прогуливать. 
  - Хорошо, папа. 
  - Отлично, - Винзар нежно взял мордочку Джоун за подбородок и поцеловал в лоб. - А теперь беги, помоги матери, присмотри за братом. 
  
***

  Дома Джоун играла с Барсом, пока мама занималась стиркой. Маленький каджит плоховато, но зато очень много разговаривал. И смежно называл ей "Жун", а себя "хажит". 
  - Мам, почему вы назвали брата не Джоудом? И у нас бы было две луны в семье!
  Мать только рассмеялась. 
  - Тебя назвали в честь луны, милая, из-за твоей белой шерсти. Этим ты вся в бабушку. А посмотри на Барса. 
  Брат был сер, как и их родители. Буро-красной шерстью - как сам Джоуд - к великому сожалению маленькой каджиткив их семье никто не обладал. 
  - И потом, - с улыбкой продолжила Гайяра. - Когда-нибудь ты встретишь своего Джоуда. 
  Джоун только сморщила нос, вызвав у матери новый приступ смеха. 
  Ничего-то мама не понимала. Мальчишки такие противные! Обзываются и дёргают за хвост! Чтобы Джоун влюбилась в такого... ну уж нет!  

Детство

***

  Джоун сидела на каменной стене, словно гаргулья. Отсюда хорошо просматривались доки - так она его не пропустит! 
  "Им" был высокий темноволосый альтмер-матрос, прибывающий на торговом корабле. От одного его вида у каджитки перехватывало дыхание. Джоун уже неделю каждое утро приходила сюда и высматривала все заходящие в гавань корабли. По её подсчётам, нужное судно вот-вот должно было появиться на горизонте. 
  Наконец, каджитка его увидела - и по её мордашке расплылась дурацко-блаженная улыбка. Это уже третий его приезд в Сенчал на этом корабле. В этот раз она точно к нему подойдёт! Вечером, в таверне. Да! И он тут же её заметит. И сразу же влюбится. 

*** 

  - Что ты всё ёрзаешь? - не выдержала, наконец, Гайяра, когда Джоун третий раз за ужин смахнула на пол кружку. 
  - Договорилась встретиться с подружками сегодня в Сенчале, - не мигнув, выпалила белая каджитка. - Эта уже опаздывает! 
  Родители молча переглянулись с хитрыми улыбками. 
  - Как прошли занятия? Ты немного опоздала сегодня, - спросил Винзар-Ра.
  - М? Что? - Джоун подняла глаза на отца и заметила его улыбку. Если бы каджиты могли краснеть... 
  - Почему ты опоздала сегодня на занятия, ка-джай? 
  - А она в порт убежала с утра, - хихикнул брат и тут же получил пинок под столом. 
  Джоун прижала уши и нетерпеливо мотнула хвостом из стороны в сторону. 
  - Да, каджит засмотрелась на корабли. Они так прекрасны в лучах рассвета! Джоун хотела бы их нарисовать. 
  Мать с отцом снова перемигнулись. 
  - Что ж, хорошо, можешь идти, только будь дома не сли... - начал было отец, но каджитка уже выскочила из-за стола и кинулась в комнату причёсывать шёрстку. 
  - Как она ещё лысой не стала, столько вычёсывается, - фыркнул Барс. 

***

  В таверне его не было. 
  Джоун вышла оттуда и разочарованно прислонилась к стене в тени дерева. Она обошла всё, разве что в комнаты не заглядывала. Ну, на самом деле в парочку даже заглянула - через скважину. 
  От досады каджитка готова была разреветься, и в носу уже предательски щипало. Она решила немного пройтись и успокоиться. Прохожие оглядывались на неё - на ней было платье до колен, без рукавов, и её белоснежная шерсть почти что светилась в лучах заходящего солнца. 
  С недвних пор Джоун всё чаще стала замечать, что она такая одна в округе - белая, без единого пятна, а чёрная грива только оттеняла её белизну. Каджит стала всё чаще проводить время перед зеркалом, всячески ухаживая за шерстью. 
  Тем временем ноги сами привели её на пристань. Обычно Джоун любила толчею - все заняты, все спешат, и никто не замечает ловких коготков в своих сумах и карманах, но сегодня каджитке было не до того. 
  Наконец, она нашла безлюдное место, и только собралась присесть и дать волю чувствам, как из-за угла ближайшего здания вышли двое - один высокий и черноволосый, другой чуть пониже, постарше и с длинными пшеничными волосами. И у Джоун перехватило дыхание. 
  Её альтмер прошёл мимо другого, едва того коснувшись. 
  - Аккуратней! - возмутился тот. 
  - Прошу прощения, - глупо хихикнул черноволосый. - Перебрал сегодня. 
  - Ты так неаккуратен! - неожиданно для себя себя воскликнула каджитка, стоило другому альтмеру скрыться из виду. 
  - Перебрал, прошу прощения, - обернулся к ней "её" альтмер и улыбнулся так, что у Джоун сердце пропустило пару ударов. - Только прибыл сегодня, отдыхаю. 
  - Каджит не про это, - помотала та головой. - Он трезв и одинок. Когда он обнаружит пропажу своего кошеля - он тут же вспомнит о тебе! Грязная работа. 
  Альтмер заметно опешил. 
  - Ты о чём, кошка? 
  Та только фыркнула. А альтмер, прищурившись на мнгновение, внезапно рассмеялся. 
  - Рыбак рыбака, да? 

***

  - Значит, эту звали бы "Секунда" на твоём языке? - каджитка хохотнула, - До чего же странное имя у неё было бы. 
  - Очень даже красивое... Как и ты, кошка. 
  Ариенар в который раз откинул её длинные вороные волосы в сторону и с наслаждением провёл по белоснежной спине, от шеи до самого хвоста. А потом - в который раз - тихонько хохотнул. Каджитка приподнялась на локтях и игриво задрала хвостик так, что его кончик касался её головы. 
  - Да-да, глупый мер, у Джоун есть хвост. Когда тебя перестанет это так веселить?
  - Никогда, луна моя! 

***

  - Джоун-ма, нет! Ты уже разбила отцу сердце... А что скажет твоя мать! 
  - Но С... Джоун любит его... Этой больше никто не нужен...
  Винзар-Ра расхаживал взад-вперёд по комнате перед сидящей каджиткой, низко опустившей голову. С её подбородка капали тяжёлые капли. Зря она затеяла этот разговор. Она знала, знала! Её родители никогда не поймут и не одобрят... Нужно было сразу соглашаться. А теперь за ней будут следить, или того хуже - запрут дома! Что же делать... 

Встреча

***

  Свет двух лун отражался от поверхности озера и освещал двоих - альтмера и каджитку, отдыхавших после очередного удачного дела на берегу. Ариенар перекатился на бок и привычным движением погладил белоснежную шёрстку на её спине. 
  - Ты не жалеешь?..
  Каджитка сердито махнула хвостом.
  - Ты когда-нибудь перестанешь спрашивать? Уже два года тебе твержу одно и то же! Нет, я не жалею. И перестань улыбаться! 
  Альтмер тут же безудержно расхохотался в голос, чем ещё больше её рассердил.
  - Да что! Что тебе! Опять смеёшься над моим хвостом? 
  - Нет, любовь моя, нет... - Ариенар, отсмеявшись, притянул её к себе и снова нежно погладил по спине. - Ну, ладно, да... ай, не бей меня, Секунда, всё-всё!
  Каджитка, навалившись, полушутливо тыкала его своими острыми коготками, а тот только больше смеялся. Наконец, закончив эту весёлую возню, Секунда прижалась к нему и вздохнула. 
  - Ты уже говоришь не как раньше...
  - Да. Да, я заметила. Я говорю как ты... Это уже само собой получается. Но и ты уже давно зовёшь меня не моим именем. 
  - Это не так, луна моя. Я просто зову тебя на своём языке. Ты не перестала быть Джоун. Просто у тебя теперь есть свой Массер. 
  Каджитка, прижав уши, боднула его в плечо. 

***

  - Мы должны это сделать, Секунда. Только представь, сколько это всё стоит! 
  Уже который день они ссорились. 
  Путешествуя по Марке Смерти, Ариенар то и дело заглядывался на каджитские храмы. Но белошкурая каджитка была непреклонна. 
  - Ты же знаешь, любовь моя. Я не могу... Не могу. И ты знаешь, почему. 
  Черноволосый альтмер лишь сердито хлопнул ладонью по столу. Каджитские сокровища манили его, но у Секунды было табу - покинув родной дом навсегда, она твёрдо решила, что коготка её больше не будет в каджитском кармане. 
  - Всего лишь раз, - через несколько дней, едва помирившись, не унимался Ариенар. - Да ты вспомни ту вазу с благовониями! Мы сможем жить на эти деньги, возможно, пару месяцев.
  Секунда сложила руки на груди и сморщилась. 
  - Ох, я знаю эту позу, знаю... "не ворууую у каджииитов, бла-бла-бла". Да, я отлично знаком с твоими принципами, кошка! Да, мне всё равно у кого красть, у меня и семьи никогда не было, чтобы что-то там чтить! И не будет!.. 
  С каждым его словом нехороший огонёк в глазах Секунды всё разгорался и, наконец, она не выдержала. 
  - Ах, так! Ну и найди себе тогда какую-нибудь мерочку, что согласится нарожать тебе кучу детишек! И воруй тогда для них каджитские святыни! А Секунда... Я!  Не буду! Воровать! У своего народа! Никогда больше, слышишь! 
  Хорошенько прооравшись, каджитка уставилась в его глаза и внезапно безрадостно хмыкнула. 
  - Кажется, теперь пришла моя очередь спрашивать, не жалеешь ли ТЫ, мой Массер?

***

 Этим утром она проснулась одна. Без паники одевшись и позавтракав, вышла в город - она уже знала, что случилось. Осталось лишь выяснить направление. 

Ссора

***
  Маленькая фигура, закутанная в тёплый плащ из медвежьей шкуры, пробиралась по сугробам. Впереди уже виднелся приоткрытый вход в крипту. Сегодня погоня будет окончена. 

***

  Едва протиснувшись в узкий проход, каджитка скинула тяжёлый, сковывающий движение плащ. Альтмер, скрючившийся у костерка, вздрогнул и обернулся. 
  - Я з-знал, что ты будешь меня искать. О, ты т-так принципиальна... П-пожалуй, уж слишком принципиальна для нашей деятельности. 
  Ариенар заметно дрожал. Видно было, что он сам лишь недавно разместился в этой крипте и ещё не успел согреться. Секунда молча стояла, рассматривая его. Пять лет прошло, а он нисколько не изменился. Каджитка тяжко вздохнула. Сколько ночей она провела, воображая, что наконец его настигнет. И вот, это случилось. И что делать дальше, Секунда даже не представляла. 
  Альтмер отвернулся и придвинулся к костру. 
  - Нет - если ты хочешь знать - я ни разу не жалел, - он вновь посмотрел на неё. - И что теперь, луна моя? 
  Каджитка молча сделала к нему пару шагов. Она тоже уже не знала - что. Ариенар же заметно занервничал. 
  - Так и не скажешь мне н-ничего? В этом вся ты, кошка. Молчишь, улыбаешься, крутишь там что-то у себя в голове постоянно. 
  Секунда сделала ещё несколько шагов в сторону и встала так, чтобы ему не нужно было оглядываться. Нужных слов всё никак не находилось. Нервно облизнувшись, она открыла было рот и тут же его захлопнула, сердито замахав хвостом из стороны в сторону. Альтмер, заметив это, усмехнулся, а у каджитки подступил ком к горлу. Она готова была расплакаться. 
  Черноволосый поднялся на ноги, возвысившись над Секундой на две головы, и протянул к ней руки. 
  - Иди ко мне. Я вижу, как ты этого хочешь. Давай же, Секунда, забудь про все свои глупые предубеждения и просто иди ко мне!
  Каджитка сердито фыркнула, стряхивая с себя оцепенение. Вспоминая все обиды, все ссоры. Его кражу, его побег... его предательство. В этом весь он - никаких сожалений, никаких извинений. Никогда!
  Её глаза загорелись яростным огнём и она, резким движением выхватив кинжал, бросилась на него. В руках Ариенара сверкнула молния. 

Конец погони
Место отыгрыша:
официальный игровой сервер
Тип отыгрыша:
приключенческий социальный
Активность:
периодический отыгрыш