Chergarka
Тревин Тал

Тревин Тал

Данмер | Вампир
Возраст:
244
Пол:
мужской
Дом:
Телванни
Знак:
Ритуал
Локация:
Дом-клиника на окраине Эбонхарта, Стоунфоллз
Профессия:
Врач, учёный

Внешний вид

Низенький щуплый данмер с кожей болезненного светлого оттенка. Чёрные волосы коротко острижены, носит острую бородку и баки. Уши чересчур оттопыреные, глаза воспалённые и вечно прищуренные. В целом не то чтобы некрасив, но может показаться неприятным и раздражающим. Одежда - простая тёмная роба, по которой невозможно опознать ни его род занятий, ни принадлежность к какому-либо Дому. В телваннийские паучьи шелка с замысловатыми узорами облачается только по важным поводам. Носит на поясе короткий кинжал.

Характер

Те, кто работал вместе с Тревином, отмечают, с какой храбростью он действует в самом центре катастроф и эпидемий. Причина этого не только его иммунитет к болезням, но и неуемное любопытством. Однако он становится крайне трусливым, если подозревает, что тайна его не-смерти под угрозой раскрытия. Ни два века жизни среди народа, ни обширная врачебная практика не пробудили в нём эмпатию, к окружающим он по-прежнему относится с холодным интересом учёного (исключения есть, но очень редки и на данный момент уже мертвы).

Способности

Сильные стороны:
Действительно хороший врач. В любом деле деле проявляет недюжинное упорство и находчивость, умеет работать в любых условиях и с любыми доступными ресурсами.

Слабые стороны:
Его сильные стороны действуют ровно до того момента, пока не приходят приступы чёрной меланхолии и паранойи, - которые сопровождаются либо апатией, либо суетливо-истеричным настроением. Плохо умеет работать в команде. Типичную для магов-отшельников беспомощность в быту уже преодолел, но по-прежнему бывает рассеян и небрежен.

Место в мире

Биография:
Почтенная Телванни Азора Тал собиралась жить вечно, поэтому не нуждалась в потомках. Однако после очередного соития всё же случился конфуз - и она решила, что раз у неё достаточно времени для всего на свете, можно опробовать и деторождение тоже. Процесс её не сильно порадовал, но, по крайней, мере, это был познавательный опыт. Результат тоже вышел сомнительным. Неизвестно, кто был отцом ребёнка; башенная челядь подозревала Голоса сэры Азоры, мера плюгавого и слабосильного, но крайне услужливого. Так или иначе, наследственность оказалась неудачной и ребенок вышел отсталым в развитии. Мальчик был здоровым, любознательным, с живым умом, однако шли годы - а его способности в магии оставались на уровне семилетнего ребенка. Возможно, умение развести костёр или снять несильную головную боль заклятьем и восхитило бы каких-нибудь эшлендерских пастухов, но по меркам Телванни он был бездарен. Впрочем, мало общавшийся с внешним миром Тревин не комплексовал. Он жил тихой обособленной жизнью в глубинах башни, играл в свои странные игры, учился, проявлял большой интерес к немагической медицине и алхимии. Мать заметила этот интерес и постепенно поняла, что мальчик, возможно, на что-то и сгодится. Они начали проводить всё больше времени вместе: читали книги, смешивали зелья, препарировали трупы околевших рабов.

Чем дальше, тем более полезные результаты приносила их совместная работа. К тридцати годам Тревин стал постоянным помощником матери, не только в науке, но и в делах личных и общественных. Они настолько сблизились, что сэра Азора изгнала своего прежнего Голоса (к большому недовольству оного), и сын занял его место. С этого момента Тревин стал вхож в в светские круги Дома (хотя в глубине души чувствовал, что в этих кругах был самозванцем) и близко познакомился с принципами телваннийской политики. Даже слишком близко, как показало будущее. Но сначала этот мир вызвал у него восторг, зависть и бурное желание содействовать планам матери. Многие мешали интересам сэры Азоры, и она тоже мешала многим. Тревин же почти боготворил её, всячески поддерживал и был готов помочь в любом посильном деле. Что в скором времени стало косвенной причиной его смерти.

Тревин так и не узнал, кто подменил тот артефакт и кому предназначалась убийственная подмена. Скорее всего, сэре Азоре; её ущербный Голос был бы слишком мелкой целью. Но волей судьбы под его действие попал именно Тревин: он вёл дела, когда мать была в срочном отъезде. Он не сразу понял, что умирает. Сначала показалось - от яда, но в ядах он разбирался мастерски, смог бы заметить и предотвратить, несомненно. Нет, это была магия. Жертва не ожидала подобного (конечно же, заказные убийства всегда случаются с другими Телванни, с нами такого не будет… эта наивная самоуверенность неумелого интригана) и впала в панику, хаотично пробуя все доступные методы лечения. Всё - безуспешно. В конце концов в ход пошли крайние меры. Отчаявшись, уже в агонии, Тревин ввёл себе препарат крови подопытного вампира, иммунитет которого когда-то изучал.

Неизвестно, сколько времени прошло до того момента, как он очнулся. Вроде бы живым, без выворачивающей наизнанку боли, но со странными ощущениями и слабым чувством голода - такого голода, которого он не знал ранее. Тревин быстро понял, что к чему, и впал в оцепенение, полный страха и отвращения к себе. Он знал, что излечиться невозможно: попытка вновь стать смертным мером стала бы фатальной для его необратимо разрушенного организма. Оставалась надежда, что мать примет и поймёт то, что с ним случилось, - но тщетно. Ничего, кроме ненависти и презрения, он не услышал от сэры Азоры. Как её недоразвитый сын мог попасться так глупо? Как она может полагаться на помощника, который не способен распознать элементарную ловушку? Знает ли он, как её подставляет? Как отвратительно её будет возиться с его болезнью, в которой он сам же и виноват? Пусть даже Телванни несколько более терпимы к вампирам, чем прочие Дома… понимает ли он, что его смерть принесла бы намного меньше проблем?

Тревин понимал. Но не мог не чувствовать, что его предали. Снова поддавшись панике и озлобившись на весь мир и прежде всего - на сэру Азору, он бежал из башни, без какого-либо плана, куда глаза глядят. С трудом поборол новый многодневный приступ страха. Впервые утолил голод. А потом всем своим нутром услышал и почувствовал повелительный голос матери: "Где ты прячешься, зачем убегаешь, еще сильнее меня подставляя? Возвращайся, чтобы я могла за тобой следить и изучать тебя, или избавь мир от своего присутствия".

В тот же день Тревин добрался до порта и покинул остров. Как он тогда надеялся - лишь на время, чтобы разорвать связь с матерю и справиться с болью от краха прежней жизни. Но судьба рассудила по-другому.

Оказавшись в одиночестве в землях Дрес и Индорил, Тревин занялся ремеслом странствующего целителя. И вспомнил, что его новое состояние имеет один важный плюс: абсолютный иммунитет ко всем болезням. Теперь он мог рисковать так, как раньше бы не осмелился. Несколько лет этот непонятный пришлый Телванни, лишенный страха и брезгливости, работал в любых гиблых местах, в любых трущобах, в центре самых страшных эпидемий. Местные это заметили - и их благодарность не заставила себя ждать. После высшего света Телванни материковые Великие Дома казались Тревину простодушными и неотёсанными, но среди них ему было почему-то намного уютнее, проще и спокойнее. Тем более что скоро пришли вести с Вварденфелла о том, что сэра Азора не осуществила план по вечной жизни. Новая смертельная ловушка нашла волшебницу - и слухи о её прозорливости и устойчивости к магии оказались несколько преувеличены. Тревин не горевал, разве что совсем чуть-чуть, в глубине души. Гораздо больше его расстроил тот факт, что убийцы матери не остановились, но занялись чередой покушений на остальных Талов острова. Мнительный Тревин понял, что у него не хватит духу вернуться. Возможно, никогда не хватит.

Впрочем, ему было неплохо и в Стоунфоллз. Условия жизни становились всё лучше: от съёмного подвала на заштатной плантации до собственного коттеджа с клиникой в Эбонхарте, которым он гордился, словно лично выращенной башней. Врачебной практики хватало, платили за неё хорошо, интересных идей для исследований тоже приходило немало. Во время оно ему даже сватали обеспеченную плантаторскую дочку. Конечно же, Тревин отказался, едва представил, как будет скрывать своё проклятье и как она понесёт от него даэдрических ублюдков, но тем не менее… Так он жил, в промежутках между экспедициями спокойно работая и всегда досыта питаясь рабами. А потом случилось главное приключение в его долгой двухвековой жизни.

Кнахатенский грипп! В 560 году эта эпидемия взбудоражила весь Тамриэль. Тревин не мог не принять вызов: работающая вакцина от неизлечимой чумы навеки обессмертила бы его имя. Он тут же отправился в Чернотопье, хотя попасть туда было не так легко. Через границу к ящерам лезло только самое храброе и живучее отребье Дома Дрес. Два года Тревин провёл в болотах с бригадой ловцов рабов. Он устроил полевую лабораторию в лагере, изучал вирус, его действие на разумные расы и аргониан - а еще пытался лечить своих новых товарищей и облегчать страдания умирающих. Работорговцы в ответ платили ему защитой и помощью. Увы, хоть он и изучил болезнь досконально и научился смягчать симптомы, заветная вакцина так и не поддалась. Когда эпидемия утихла, Тревин с остатками бригады после карантина вернулся в Морровинд. Разочарованный, но с новым интересным опытом. И с еще более надёжной протекцией в Эбонхарте: Дом Дрес не забывает своих союзников. Даже заключение Пакта, которое сильно взволновало материковых Телванни, ни разу не коснулось ни лично Тревина, ни его работы - в Эбонхарте он был своим, и точка.

Потом была чума Ллодоса и еще много чего… С неизменным энтузиазмом и терпением Тревин продолжает свою работу. Только работа спасает его - ну, почти всегда спасет - от тьмы и уныния тех дней, когда он осознаёт свою не-живую сущность, своё проклятье и власть Четырёх Углов, от которой уже не освободиться. В такие моменты Тревин с мрачной иронией думает, что он всё таки осуществляет мечту своей матери. Он будет жить вечно. Если захочет. И если ему позволят.

Политические взгляды:
Обычные телваннийские, полные изоляционизма и ксенофобии. Питает отвращение к Пакту, но предпочитает не выражать это вслух (впрочем, после выхода Дресов из Пакта он стал менее сдержанным на их территории).

Религиозные воззрения:
Почитает АльмСиВи. После своего обращения в нежить - особенно ревностно. Не сомневается, что после окончательной смерти будет обречен на прозябание в Хладной Гавани, как всякая тварь Молаг Бала. Но очень, очень хочет, чтобы Трое знали: ему безумно жаль, что так вышло.

Знакомые и соратники:

Хаагу - юный котринги, сын шамана. Прибился к Тревину в экспедиции в заражённое Чернотопье, для дикаря оказался на удивление толковым ассистентом. Умер от кнахатенского гриппа.
Рудраса Имайн - женщина из дресовского простонародья, охотница на рабов, следопыт, была личным проводником и охранником Тревина в Чернотопье. Заботилась о его безопасности, почему-то намного более рьяно, чем это обычно делают наёмники. Умерла от кнахатенского гриппа.
Эргаст Телванни - знакомый из корнерклуба. Один из тех редких материковых Телванни, которые не нервируют Тревина одним своим присутствием.

Недруги:

Малангвен - культистка Червя, вампир, умелая интриганка. Их с Тревином судьба свела в Чернотопье во время эпидемии, подробности неизвестны, но в результате эта женщина стала для него злейшим врагом. Тревин зовёт её не иначе как "даэдрова сука", что для мера, обычно сдержанного в выражениях, весьма красноречиво.

Место отыгрыша:
официальный игровой сервер
Тип отыгрыша:
приключенческий социальный бытовой
Активность:
периодический отыгрыш