Lucianna_Todd

Статус сюжета

актуален

Набор участников

свободный доступ

Авторский сеттинг Массовый погром в таверне Керикса

17 октября 88 г. От Сотворения Мира в г. Кериксе произошел массовый погром. Джаррод Чикантилос, по прозвищу Красный Зверь, Треургусский Потрошитель, Хозяин Леса, зашел в таверну с охотничьим ружьем, с которым практически не расставался, и в коридоре между 2 и 3 этажами открыл огонь по пришедшим отдохнуть жителям. Одна из пуль попала в газовый балон, после чего прогремел мощный взрыв.
Перепуганные посетители - люди и эльфы выбегали на улицу, многие прыгали из окон. Нападающий продолжал вести прицельный огонь по всем, кто был в его зоне видимости. После совершенного Джаррод скрылся в лесополосе в неизвестном направлении.
Оружие Чикантилос попросту отобрал у Лесника, который натравил на него волков.
Всего Джаррод уничтожил 64 жертвы, еще 43 получили тяжкие ранения.

Все началось обычным осенним днем, одним из тех редких теплых дней в Дракониане, которые случаются в октябре. Жители разных городов уже вовсю были заняты приготовлениями к Самхейну - вырезали тыквы, украшали здания, рисовали тематические картины. Город Керикс встречал своих посетителей солнечным утром. Возле посольства консул радостно пожелал доброго дня и приглашал осмотреть город, войдя в который чрез задние врата, сразу окунаешься в городской шум. Стук молотов, дребезжание механизмов, из ближайшего рынка слышны крики покупателей и продавцов... Казалось, ничто не предвещало беды.
В самом центре располагалась трехэтажная таверна и гостиница, заправляемая двумя сестрами - добродушной хозяйкой таверны Гейниурой и ее помощницей Макестоной. Именно в ней и произошла трагедия, ставшая неожиданной как для Керикса, так и для всего Дракониана. После того, как стражники в обмундировании, зашедшие выпить по кружке двергвасской медовухи у ушли патрулировать город дальше, в нее вошел мрачный мужчина в черном крутом длиннополом плаще, мягкой фетровой коричневой шляпе и тяжелых рокерских ботинках. Руки, словно сделанные из костей, надежно спрятаны в карманах кожаных штанов, дабы никто из посетителей не обнаружил острые, как лезвия бритвы, когти на конечностях. Вертикальные зрачки красных глаз исподлобья рассматривали постояльцев. Таинственный незнакомец видел лица своих жертв, которые даже не подозревали, что через минуту или через две начнётся смертельная жатва.
Бармен рассказывал сидящим за столом существам различные истории. Два пирата в дальнем левом углу осушали бокалы рому. Помощница Макестона спустилась в буфет по поручению своей сестры. Это было в 11:40. Сама хозяйка таверны была на первом этаже и обслуживала гостей. Буквально через шесть минут в буфете раздался мощный взрыв - рванул газовый баллон. Огонь обжег Макестоне руку и спину. Хлопок хозяйка таверны приняла за звук петарды и сразу же побежала на улицу. В это время в здании стали раздаваться звуки выстрелов, посыпались стекла.
Горожанин Серж спрятался от взрывов в углу второго этажа. Когда они прекратились, он несколько минут набирался сил, чтобы преодолеть страх. Резко побежал к лестнице, ведущей на первый этаж и остолбенел, увидев на полу множество трупов. Выглянув из-за угла, он увидел того незнакомца, который в коридоре между 2 и 3 этажом палил из охотничьего ружья по посетителям. Со зловещим хохотом открывал двери, в течение получаса убивая всех, кого мог найти.
В довершении ко всему плотный черный едкий дым, которым был пропитан воздух после взрыва, полностью затянул всю таверну. Охваченные ужасом, посетители выбегали из здания, выносили пострадавших на улицу, выпрыгивали из окон.Тем, кто находился на первом этаже повезло - почувствовав запах гари, они с легкостью смогли покинуть здание. Те, кто находился повыше, не имели никаких шансов выжить. Свет погас, из-за едкого дыма и гари не видно, куда бежать. Лабиринты коридоров, ведущие буквально в никуда...Как говорится, из лабиринта всегда есть выход...к Минотавру! Несколько местных мужиков, устраивавших небольшую пьяную потасовку, оказались в ловушке: вокруг огонь, а единственную эвакуационную дверь, ведущую на улицу, они не могли открыть даже металлической арматурой.
Оторванные части тела, черепа и обугленные останки - все, что осталось от посетителей проклятой таверны. Из выбитых окон на усыпанную осколками землю вылетали взрослые и дети с оторванными конечностями. Рухнула крыша. Через несколько часов здание полностью выгорело. Пол трещал и лопался пузырями. Бушующее пламя не могли потушить уже двое суток. Лишь на третий день удалось извлечь из-под обломков останки последних жертв. Пострадавшие с отравлением угарным газом, переломами и ожогами были доставлены в больницу.
Масло в огонь подливал и тот факт, что волна данной стихии породила диких и вспыльчивых элементалей огня, точь -в -точь как в Оскверненном Никлоденском лесу. Яростное пламя воплотилось в своих аватарах во главе с их повелителем, занимающим по силе лидирующее положение. В битве с выжившими обитателями Керикса он избегал тех, кто стоек к огню, и вместо них концентрируется на тех, кого сжигал без усилий и угрызений совести. Элементали не подпускали к таверне даже тех, кто пытался тушить пожар. Справиться с ними удалось лишь всеобщими усилиями. Жители метались вокруг здания, кричали, чтобы их пустили искать их родственников. Прохожие плакали от бессилия, растягивали ковры, ловили прыгавших из окон...
В пятницу прошла церемония прощания с жертвами на центральной площади города. Утром 19 октября керикское небо заволокло тучами. По туманным улицам города нескончаемой вереницей скорби шли сотни горожан с искусственными и живыми траурными цветами в руках и лапах. Некоторые по пути останавливались, чтобы собраться с мыслями и чувствами, негромко разговаривали между собой. Почти для каждого из них эта ужасная трагедия была воспринята как личная утрата. Примерно с 9:30 с разных сторон обитатели Керикса и всего Дракониана стягивались к площади Леннорн, напротив злополучной таверны, чтобы почтить память.
Первоначально отпевать жертв хотели в соборе Света от Света, но вскоре стало ясно, что весь народ в нем просто не поместится. На столы, покрытые багряной плащаницей, было поставлено около 64 закрытых гробов. Около каждого из них - портреты погибших и таблички с именами и фамилиями. Жители несли столько цветов и свечей, что они едва помещались на гробах и столиках, возле которых стояли часовые и стражники в обмундировании с ритуальными венками с черными лентами и розами алого цвета, символизировавшими мученическую смерть.
Прощальная церемония началась с выступления политических деятелей, которые выразили глубочайшие соболезнования и возложили цветы у фасада выгоревшего здания. После них произнес речь посетитель таверны-гостиницы Алекс. Подходя к зданию, он услышал громкий взрыв. Когда из окон стали выпрыгивать другие обитатели Керикса, он стал помогать всем, кто остался в живых. От волнения и страха Алекс долго не мог говорить, и только после продолжительной паузы произнес, что до сих пор не может поверить в случившееся.
Жрецы Драконьего Культа, а их было около двадцати, примерно с 10:00 служили панихиду по "невинно убиенным" и молили Богов-Драконов простить погибшим все их "вольныя и невольныя грехи". Они проходили по площади с молитвенниками и кадили над гробами. Внезапно среди облачного дня заблистал несказанный свет, пред которым померкло множество поминальных пылающих свечей. Те, в чьих руках в это время находилась камера, буквально онемели, ибо на их глазах стало происходить нечто необыкновенное. На снимках четко было видно, как множество небесных бесплотных сил, ниспосланных к невинным душам Драконицей Магии Света, забирали несчастных с собой и сопровождали их в райские сады Калестис-Урбс. И тотчас раздалось дивное ангельское песнопение, которое вторило молитвам Жрецов. Жителей Керикса объял благоговейный страх.
Убитого Рудена Драконий Жрец Марлен попросил всех присутствующих проводить мальчика с должными почестями. Время от времени, откуда-то издалека, заглушая светозарных Ангелов, доносился громкий женский плач, на который сбегались и бестолково суетились врачи со стаканом воды. Вскоре, около 12 часов дня кто-то провозгласил, что дальше прощание с погибшими будет проходить на центральном кладбище, где и будет происходить их погребение. Родственники взяли огромную охапку цветов. Военные из числа 122, подняли закрытые гробы, чтобы погрузить их в выстроившиеся вереницей катафалки. Жрецы с кадилами и обитатели Дракониана со свечами и ритуальными венками зашагали вблизи, окружая одр. Тут же заиграл траурный оркестр, и толпа керикчан, треургусцев и иных городов медленно шла за торжественным шествием, направлявшимся чрез Керовскую улицу. Над одром и провождаю-щими появился облачный круг, напоминавший венец и оза-ренный необыкновенно светлым сиянием. А в облаках, во всеуслышание наполняя воздух, раздавалось дивное ангельское пение. Этот облачный венец плыл по воздуху над жителями и их погибшими согражданами вплоть до самого места погребения, точно стеной, окружив их; за все это время не прекращалось и ангельское пение.
На третий день, на кладбище, где в один ряд были погребены все жертвы кровавого побоища, был установлен народный мемориал - Древо Скорби, бронзовую композицию, представляющую собой ствол дерева из четырех женских и шести мужских фигур, крона которого образована их распростёртыми руками, держащие ангелов, что олицетворяют погибших детей. Белоснежные фигурки ангелочков в струящейся одежде выставлены вдоль невысокой ограды, восседают на постаментах между могилами. Надгробий столько, что красные мраморные плиты почти заходят за горизонт. У каждой могилы — бутылки с минеральной водой, которой так не хватало детям.