Laen

Участвуют

World of Warcraft Этюд в черных тонах. Часть первая: Пролог.

Действуюшие лица:

Анабель фон Дум

Вероника Баркли


Желая узнать обстоятельства внезапной смерти своего отца, Анабель фон Дум решает нанять детектива. Узнав по выведанным в Штормграде слухам о Веронике Баркли и Джерарде Ларднере, Белла пишет им письмо с просьбой встретиться этим же вечером в столице. Те отвечают согласием, и вот, поздним вечером баронесса заходит в пансион в квартале Дварфов...

Пансион был расположен в старом здании; опрятность помещений говорила о том, что хозяйка не зря берет деньги с жильцов.
... Анабель зашла в комнату. Серые глаза ее внимательно осматривали то помещение, в котором она очутилась.
- Добрый вечер, - произнесла девушка, заметив стоящую у книжного шкафа темноволосую женщину.
Мисс Баркли обернулась и учтиво кивнула вошедшей, - Добрый, сударыня.
Леди Дум ответила вежливым кивком, и, подойдя чуть ближе, поинтересовалась:
- Я полагаю, детектив Вероника Баркли - это вы?
- Вы не ошиблись, миледи. - В безупречной учтивости детектива просматривался искренний интерес. Карие глаза мисс Баркли внимательно оглядывали посетительницу. - Прошу вас, - Вероника жестом указала на кресла.
- Благодарю, - кивнула девушка, заправляя выбившуюся из прически прядь светлых волос, и, присев, произнесла, - Я же, как вы, полагаю, уже догадались, баронесса Анабель фон Дум.
- Ваши изысканные манеры представились за вас, - согласилась Вероника. - И я даже догадываюсь, что могло привести вас ко мне.
- Я слышала, вы и ваш напарник отлично знаете свое дело и уже имели опыт раскрытия дел и запутаннее моего, поэтому я и решила обратиться за помощью именно к вам.
Анабель чуть прикрыла глаза и сцепила руки на коленях в замок. Она, конечно, была не из робких, но ситуация, с которой она обращалась сейчас к фрау Баркли, и впрямь была достаточно щекотливой.
- Лестно узнать, что о нас с господином Ларднером отзываются в таком духе, - детектив сдержанно улыбнулась. - Остается соответствовать репутации.
- Видите ли, фрау Баркли, - начала Белла, осторожно подбирая слова, - Несколько дней назад в поместье фон Дум скоропостижно скончался мой отец и глава нашего Дома, барон Нозел фон Дум. Мой двоюродный брат, принеся мне известие о кончине отца, - Энн чуть нахмурилась, но голос ее оставался спокоен, - Сказал, что причиной его смерти стала некая болезнь... Однако, по словам слуг, в то утро, когда мой отец умер, он вовсе не выглядел больным - напротив, пребывал в весьма хорошем настроении.
- Искренние соболезнования. - Фраза была совершенно дежурной. Очевидно, детектив давно привыкла к тому, что человек смертен. - Барона осматривал врач? В почтенном возрасте случаются неожиданные приступы.
Баронесса чуть наклонила голову, отметив про себя профессиональное спокойствие фрау Баркли, и вновь мысленно похвалила себя за правильный выбор.
- Насколько сказали мне братья, врач не только осматривал его вскоре после кончины, но также осматривал моего отца время от времени и при жизни. Однако, опять же со слов моих братьев - и если Эдвард себе на уме, а Денадор слишком простодушен, то Лею я склонна верить - причин столь неожиданной кончины обнаружено не было. Вскрытия, конечно же, никто не проводил - братья запретили это.
- В таких случаях, - заметила Вероника, - нередки случаи, когда родные просят провести... Ах, запретили. Понимаю: чувства, убеждения. Насколько я могу судить, вы не считаете смерть почтенного барона естественной. У вас есть на это основания?
- Да, фрау Баркли, - кивнула Белла, откидываясь на спинку стула, - Их несколько. Во-первых, насколько я знаю, то ли у отца, то ли у кого-то из моих братьев были некие трения с графом Крайтеном. Во-вторых... некоторые мои дядюшки уже погибали при довольно странных обстоятельствах, каждый по-разному. Например, мой дядюшка Экьюль фон Дум, погиб во время расследования одного темного дела - он, как и вы, - Белла кивнула Веронике, - был детективом. Его смерть выглядела как несчастный случай, но, понимаете, такое совпадение...
Крайтен… При звуке этого имени уроженка Гилнеаса еле заметно вздрогнула и натянуто улыбнулась, скрывая замешательство. Еще не хватало попасть в жернова большой политики: костей не соберешь. - Такие слова, миледи, стоит произносить со всей осторожностью. Недаром говорят, что даже у стен есть уши. Скажите, пожалуйста, кто наследует баронский титул после смерти несчастного Нозела?
- Я, - просто ответила Анабель, глядя прямо в глаза собеседнице, - И завещание моего отца - третья причина, которая вынуждает меня склоняться к версии насильственной смерти.
Анабель смотрела на детектива в напряженном ожидании следующего вопроса, не говоря более ни слова, но готовая ответить на любой вопрос.

Услышав ответ баронессы, Вероника Баркли озабоченно стиснула губы.
- Не исключено, что ваша подозрительность спасет вам жизнь, миледи. Я могу узнать детали этого завещания? В особенности интересует, как были связаны с ним погибшие дядюшки. Они также являлись претендентами?
- Нет, - покачала головой волшебница, сверкнув своими холодными серыми глазами, - Все мои дядюшки погибли задолго до смерти отца. Один мой дядюшка, Титус фон Дум, фактически умер у меня на руках, когда мне было всего пятнадцать.
- Если несчастные случаи связаны между собой, то убийца невероятно терпелив, - отметила мисс Баркли. - Мне понадобится взглянуть на юридические документы, чтобы понять, как наследовались титул и имущество в последние годы. И еще одно, миледи. Ваши братья знают о вашем намерении нанять детектива? Одобряют его?
- Нет, - ответила Анабель, - Мои братья не знают о моем намерении. Впрочем, Лей сейчас пребывает с депрессии, а двое других были вчера вечером слишком пьяны.
Анабель начала медленно, аккуратно разглаживать складки на платье - верный признак того, что она волновалась. Кроме этого, впрочем, она оставалась той же сдержанной леди.
- Главное, чтобы расследование не встретило препятствий с их стороны. Идеально, чтобы они оказали содействие. - Вероника помолчала, отстраненно глядя на свои пальцы в тонких перчатках. - Вы сказали, что завещание наводит вас на мысль об убийстве. Каким образом?
- Понимаете ли, фрау Бракли, - произнесла Энн, - В нашей семье титул и имущество не раз передавалось не по старшинству, а по завещанию. Я же - средняя из детей моего отца, соответственно... Или некто знал о последней версии написанного моим отцом завещания и хотел видеть в качестве главы Дома меня, или, - баронесса прищурилась, - Этот некто о завещании не знал и хотел сделать главой Дома Эдварда, моего старшего брата.
Карман мисс Баркли расстался с небольшим блокнотом. Делая пометки грифелем, детектив то и дело поглядывала на собеседницу.
- Давно ли ваш отец изменил завещание? Что побудило его к этому? Кто заверил документ, какие свидетели подписались?
- Увы, этого я не знаю, - развела Анабель руками, - Меня в то время не было рядом. Все, что я знаю, - что отец передал свое завещание на хранение моему двоюродному брату, Лейриону фон Дум. Лей же мне и зачитал последнюю волю моего отца. Однако, - девушка тряхнула гривой белых волос, - Сам факт того, что отец пожелал, чтобы кто-то хранил его завещание - я не исключаю возможности того, что он знал о возможном покушении, и решил заблаговременно принять некоторые меры.
- Это было недавно? - уточнила Вероника. - А Эдвард, ваш брат, поддерживал добрые отношения с отцом и не знал о том, что барон изменил решение на его счет?
- Они часто ссорились, - вздохнула леди Дум, - Мой старший брат обладает не самым приятным характером - он своеволен, циничен, себялюбив... Отец мой также человек по натуре довольно тяжелый. А Эдвард всегда чувствовал себя обиженным, обделенным - все внимание родителей доставалось сначала мне, потом Денадору... Знал ли он о завещании? - Белла пожала плечами, - Увы, это мне неизвестно.
- Вы не можете точнее сказать, когда старое завещание было заменено новым? Возможно, мне удастся узнать, что именно тогда произошло. И еще, миледи: вы не думали о том, чтобы передать бразды правления старшему брату? Точнее, не внушали ли вам мысль о том, что эта тяжесть не по плечу женщине? Я веду к тому, что на вас, вероятно, сперва попытаются надавить, а потом уже устранить, если дело действительно в завещании.
Баронесса поджала губы, чуть нахмурившись и пытаясь вспомнить, как встретили ее в салоне Тристаны Эйршир.
- Насколько я могу сказать, пока что - а я не пробыла главою Дома и недели, - Энн покачала головой, отчего непослушная прядь опять выбилась из-за уха, - Пока что прямого давления на меня оказано не было. Хотя я должна заметить, что граф Крайтен принял меня несколько неприязненно, даже насмешливо, а граф Грейнхайм, сын которого, Феликс, насколько я могла понять, не в ладах с Эдвардом, был, наоборот, чрезвычайно учтив, упомянув, правда, о слухах про вражду в нашем Доме.
У Вероники ушло не меньше минуты, чтобы все записать.
- Миледи, - сказала она, - вы сказали, что барон изменил завещание. Однако Эдвард фон Дум является наследником по старшинству; зачем же барону понадобилось подтверждать его права на бумаге? Его попросили об этом?
- Нет, погодите, - произнесла Белла, - Наследницей титула и главенства над Домом являюсь на данный момент я. Эдварду же по завещанию достались предприятия нашей семьи и семейное дело - алхимия и право обучать ей достойнейшего из его - либо моих, либо Денадора - потомков.
- Я поняла, миледи. Но вы сказали не "написал завещание", а "изменил завещание"; значит, существовала бумага, которая делала наследником Эдварда. Который, однако, наследовал в любом случае. Зачем так страховаться? Мне это кажется странным.
- Я, увы, не знаю, было ли завещание на Эдварда. Я знаю лишь, и то по слухам, что отец переписывал завещание несколько раз, а потом, опять же по слухам, сжег... Но вот оно, последнее завещание.
- Понятно. Алхимия? - переспросила Вероника. Уголок ее рта наметил кривую улыбку. - Алхимиков часто подозревают, когда наступает смерть, удивительно напоминающая естественную. При кончине барона кто-нибудь присутствовал?
- Пара слуг... и Лей, по-моему, - пожала плечами Анабель.
- Как они описывают его последние минуты? Не стоит вычеркивать возможность, что барон был отравлен. Однако то, что ваш брат - алхимик, еще ни о чем не говорит. Если ходили слухи о том, что существует какое-то завещание, Эдварду не было смысла убивать отца, не удостоверившись, что бумага сгорела. А он, по-видимому, этого не делал.
- Никто мне не рассказал о последних минутах моего отца, - вздохнула Белла, - Лей слишком занят своими переживаниями, слуги же лишь выразили соболезнования.
- Я должна с ними поговорить. Будет удобно, если я зайду вам, или предпочитаете послать слуг сюда?
Девушка на миг задумалась, взвешивая все за и против. Помолчав немного, она протянула:
- Я бы попросила вас навестить поместье - ведь вам, возможно, будет интересно также опросить моих братьев, и, возможно, осмотреть поместье и склеп, в котором лежит гроб с телом моего отца.
- Несомненно. Кроме склепа: после врача, увы, мне там нечего делать. Достаточно будет ознакомиться с заключением уважаемого доктора. И еще одно, миледи, - прежде чем я возьмусь за это дело, мне надо знать, что вы намерены делать с результатами расследования. Видите ли, если появятся доказательства против одного из ваших близких, вашим побуждением может быть прекратить дознание. Но я служу не самой себе, а одному из государств Альянса и буду вынуждена отчитаться о всех находках королевскому сыску Гилнеаса. Вы по-прежнему хотите выяснить правду?
Анабель вздохнула. Не то чтобы она верила в причастность в смерти отца одного из своих братьев - но что, если такие доказательства и впрямь появятся? Что ей делать тогда? Баронесса перевела взгляд куда-то в дальний угол, подперев тонкими руками голову, и тихо произнесла:
- Я понимаю, о чем вы говорите, фрау Баркли, но... лучше так, чем пребывать в неведении о том, что произошло в моем собственном доме.
- Хорошо, - Вероника закрыла блокнот. - В качестве гонорара я попрошу оплатить любые расходы, связанные с расследованием, и сверх того тридцать золотых, если дело будет успешно раскрыто. А пока что проследите, чтобы одна из ваших служанок пробовала пищу, которую вам подают. Лучше прослыть болезненно подозрительной, чем лечь в могилу во цвете лет. И... - мисс Баркли понизила голос, - если дело дойдет до изучения размолвок барона с Домом Крайтенов, мне понадобится ваше покровительство, чтобы получить доступ к столь высоким кругам. Я офицер королевского сыска, но этого вряд ли достаточно... Вы понимаете, миледи.
- Конечно, фрау Баркли, - кивнула леди Дум, - Вы полностью можете рассчитывать на мою помощь и покровительство.
- Что же до оплаты..., - девушка открыла сумочку и отсчитала десять золотых, - То я считаю должной внести аванс. Остальная сумма будет выплачена вам по завершению дела, а также, если понадобится покрыть расходы во время расследования - смело обращайтесь.
- Благодарю. Тогда на сегодня у меня все, госпожа фон Дум. Надеюсь, что не утомила вас расспросами, - Вероника даже не попыталась улыбнуться. Она была сосредоточенной до мрачности, как будто уже погрузилась мыслями в расследование.
- Благодарю вас за внимание и уделенное мне время, - произнесла девушка, присев в книксене, - Я буду ждать вашего визита.