Laen

Участвуют

World of Warcraft Этюд в черных тонах. Часть вторая: Допрос с пристрастием.

Лучи утреннего солнца золотили кроны деревьев и крыши поместья фон Думов, жители которого в большинстве своем уже давно проснулись, позавтракали и отправились по делам. В общем, обычный день обычного поместья в Элвиннском лесу.
... Анабель сидела на веранде, потягивая горячий мятный чай и напряженно вглядываясь вдаль. Приближалось то время, на которое она три дня назад назначила приезд в поместье детектива Вероники Баркли, и чем ближе был сей момент, тем сильнее Энн нервничала. В конце-концов, она затеяла достаточно рисковое дело, да еще и не посоветовавшись с братьями... "Но что толку тратить время в напрасных сожалениях? Будь что будет! Только бы дождаться фрау Баркли..."

Обычно Денадор спал вместе с Эдвардом в его кабинете или комнате, но сегодня он вернулся домой несколько позже, чем обычно, да и раненая нога давала о себе знать, поэтому спал он у себя.
Сейчас он стоял перед зеркалом и задумчиво почесывал свою щетину, размышляя о планах на день.

Эдвард важно восседал в специально вынесенным на улицу кресле с высокой спинкой, увенчанной гербом Дома. Юноша так же наслаждался горячим напитком - видимо, это была самая настоящая семейная традиция Дома.
- Ты заметно волнуешься, сестра, - холодно произнес Эдвард, краем нижней губы не отрываясь от чашки - Что же могло взволновать саму железную деву? - в голосе юноши присутствовали нотки насмешки.

Малагис же напротив уже давным давно был на ногах, успев отмыться и даже придать какую-никакую форму своим волосам убрав их в длинный хвост. Одет он был в тот же самый темно-багровый плащ, великолепно скрывавший его тело, а капюшон, того же цвета, что и плащ, великолепно скрывал ту часть лица, которая была обезображена дыркой в щеке.

- Не хами, Эдди, - раздался скрипучий и не особо приятный голос, на веранде появился Малагис фон Дум, собственной персоной.

Означенная мисс Баркли не заставила себя ждать. В первую встречу баронесса могла заметить, что ее собеседница носит на цепочке карманные часы с поцарапанной крышкой. В это утро они не подвели - и гилнеасский механизм, и гилнеасский детектив.
Вероника предоставила свою лошадь заботам конюха и поднялась на веранду: невысокая, аккуратная, со строгим лицом и забранными назад волосами. Ее одежда походила на черную форму констебля, не повторяя ее во всех деталях.
- Добрейшего утра, сударыня. Мое вам почтение, господа.

На ироничное замечание старшего братца лишь усмехнулась.
- О, сущий пустяк, Эд. Всего-навсего гостья. Просто достаточно важная... И тебе доброе утро, Мал.
Голос ее был вполне обыденным, как будто она каждый день своей жизни общается с нежитью. Впрочем, учитывая большой опыт общения с дядюшкой Титусом, почти так и было.
Тем временем до ушей баронессы донесся топот копыт, лошадиное ржание - а через несколько минут перед ней предстала и столь ожидаемая детектив. Анабель поднялась со стула и присела в неглубоком книксене.
- Рада вас видеть, фрау Баркли, - произнесла Белла, подходя к Веронике чуть ближе, - Позвольте представить вам моих братьев. Эдвард, мой старший брат - вы помните, я вам о нем говорила... А это Малагис, мой сводный братец... Увы, ему не повезло так, как мне, Эду и Денадору... Кстати, Денадор сейчас должен прийти.

- Я бы поспорил насчет везения, но честно говоря мне до безобразия лень разводить философские разговоры, - голубые глаза, единственное, что было видно под капюшоном, уставились на Веронику, - Это еще что за... Кто это, Белла? - не-мертвый подозрительно оглядел Баркли и ладно бы просто оглядел, он еще и дышать начал так, как будто только что вылез из-под воды...

- Доброго... - Эдвард встал из-за кресла и отвесил детективу поклон, поглядывая не ту исподлобья - Утра... - юноша вновь уселся в кресло и сложил пальцы в замок.
Взгляд не на секунду не отпускал гостью, будто пытался найти в ней хоть какой-нибудь изъян.

- А вам, дорогие братцы, - улыбнулась Анабель, - позвольте представить Веронику Баркли, гилнеасского детектива. Она приехала сюда по моему приглашению.

- И накой хрен тебе детектив? К тому же из Гилнеаса? - рыцарь совершенно не стеснялся выражать все свое недовольство, презрение и прочие отрицательные эмоции по-отношению к Веронике.

Если мисс Баркли и удивило, что в поместье фон Думов водятся немертвые сквернословы, она тщательно это скрыла за дежурной улыбкой, адресованной хозяйке дома.
- Предоставляю вам все необходимые объяснения, миледи. Мне нечего будет прибавить к тому, что вы расскажете братьям.

- Я тоже не слишком понимаю твоих намерений, сестра, - давяще произнес Эдвард - Хм... Разве что, это какая-то знакомая дядюшки Экьюля?

- Мал, Эдвард, спокойно, - вскинула руки Анабель, - Понимаете, чем больше я раздумывала об обстоятельствах гибели нашего отца - не смотри ты так на меня, Мал, он тебя, между прочим, воспитывал, как родного! - тем больше мне казалось, что это не болезнь и не случайность. Учитывая твои, Эд, высказывания об отношениях твоих и отца с теми же Крайтенами и Грейнхаймами... Конечно же, я начала подозревать, что отец погиб не своей смертью. Но прежде чем приходить к каким-либо выводам, я решила передать это дело на рассмотрение профессиональному детективу. И, вспомнив дядюшку Экьюля и хорошую славу гилнеасских детективов, я остановила выбор на фрау Баркли.

Закончив тираду, волшебница опустилась на стул и вновь взяла в руки чашку с уже подостывшим напитком.

- Ты пьяна, Белла? Потому что иначе мне придется долго и злобно смеяться над тобой, - пылающие глаза рыцаря переместились к сестре, - Но не будем обсуждать мои отношения со старым ублюдком, итак, ты решила узнать, а не отравил ли кто-то вашего любимого папочку? А накой имп это нужно этим Крайтенам или Грей-...Гре... Короче этим вторым?

- А Крайтены по натуре своей являются сборищем самовлюбленного сброда, - встрял Эдвард - А Грейнхаймы - их верные шавки, готовые за кусочек славы во всем потакать им...
Эдвард продолжал пилить детектива взглядом, постепенно становившимся еще более наглым.

- Политика, братец, политика..., - горько усмехнулась Энн, делая глоток чая. - Ну, теперь, Фрау Баркли, вы имеете представление, что за чудесные отношения в моей семье... Кстати, не хотите ли вы чаю? Я сейчас распоряжусь, чтобы вам принесли.

Вероника выдержала взгляд фон Дума с твердостью мраморной статуи. Она была здесь в своем праве, уверенная и спокойная.
- Не стоит беспокоиться, баронесса. Лучше сразу перейти к делу.

Рыцарь не спешил опять открывать рот, довольствуясь шумными вдохами и выдохами. Капюшон по прежнему скрывал его лицо и присутствующим пока улыбалась удача видеть лишь пылающие голубые глаза.
- Да, увы, но я пропустил этот праздник, - грустно донеслось из-под маски.

Анабель кивнула и невозмутимо произнесла:
- Хорошо. Тогда я пойду приведу сюда моего младшего брата - вы же можете пока опросить Эдварда. Мал, боюсь, мало чем вам сможет помочь - в день смерти отца он, как и я, был далеко от поместья.

Денадор наконец-то оторвался от зеркала, быстренько накинул на себя темно-зеленую рубаху с длинным рукавом, такие же темно-зеленые штаны и сапоги. Напоследок бросил взгляд в зеркало, чтобы удостовериться, что все с внешним видом в порядке, и вышел из своей комнаты направившись в каминный зал.

Белла допила чай, поставила чашку на стол и, произнеся: "Я схожу за Денадором", встала и с достоинством удалилась в дом.

Младший братец был обнаружен идущим в зал с камином. Выглядел он сегодня, скажем прямо, довольно неплохо. Девушка улыбнулась и подошла к брату.
- Доброе утро, Ден, - произнесла она, - Как ты себя чувствуешь? Как нога?

- Белла! Доброе утро, - юноша обернулся к сестре и улыбнулся, после чего спокойно подошел к ней, мягко обнял ее, но почти сразу же отпустил, - Нога лучше, спасибо, но мне бы еще день другой отдохнуть, - ясные зеленые глаза с нескрываемой добротой смотрели в глаза Анабель, - Ты случаем не видела Эдварда?

- Он на веранде, - произнесла Энн, - Как и наш сводный братец... Кстати, не мог бы ты присоединиться к ним? Боюсь, к тебе есть одно серьезное дело. Вернее, не только к тебе. Но хотелось бы, чтобы и ты высказался.

Младший Дум вопросительно уставился на сестру: - Да он был жив! Это же обычное ранение в ногу, к тому же он сам вызвал меня!

- Жив? - подняла брови Белла, - О чем ты? И нет, твое ранение тут совершенно ни при чем... надеюсь.
И, взяв брата под руку, баронесса мягко подтолкнула младшенького по направлению к веранде.

- Да точно жив... Не при чем? О, тогда забудь все, что я говорил, - то ли хихикнул, то ли хмыкнул Денадор шагая по направлению к веранде.

Эдвард демонстративно закинул ногу на ногу. Взгляд юноши, казалось, успел проделать в теле детектива около сотни воображаемых дыр.
- Да, я не против, - лицо растянулось в язвительной улыбке - Этого допроса...

- Был далеко? Это называется "алиби", - мисс Баркли присела на край свободного стула, сложив руки на коленях, как примерная ученица. Она выглядела немного скованной: возможно, сказывалось присутствие нежити. - Иногда случается, что алиби продумывают заранее. Говорят, вы плохо ладили с отцом, сэр, - детектив обращалась к Эдварду. - А еще настояли на том, чтобы не проводилось вскрытие, и профессионально занимаетесь алхимией. Более того, при отсутствии завещания в чью-либо пользу вы бы стали наследником покойного барона. Любой на моем месте испытал бы некоторые сомнения в том, что вы непричастны к случившемуся.

- О, я прекрасно понимал, что мой отец не отдаст мне главенство над Домом, - развел руками Эдвард - Да, наши мелкие стычки происходили из-за того, что последние месяцы вся работа в Доме была свалена на меня, - юноша на секунду замялся - Да и из-за взглядов на жизнь. Тем не менее, это мой отец, и осознавать, что кто-то будет рыться в его кишках... В общем, против Света это... Мы с Денадором решили, что вскрытие не нужно.
Юный барон налил себе еще одну чашечку чая и продолжил наслаждаться горячим напитком.
- Я понимал, что завещание уже давно было составлено, - юноша улыбнулся - И, не скрою, предпринимал попытки найти его...

Вероника внимательно следила за чертами лица Эдварда, пока тот говорил. Помолчала, потом коротко кивнула, признавая резонность его аргументов.
- Зачем вам понадобилось искать завещание?

- Во-первых, интерес, -улыбнулся Эдвард - Согласитесь, что есть в этом некоторый азарт? Хотя, мои предположения подтвердились. Я осознавал, что после смерти отца буду заниматься тем же, чем занимался при его жизни - хозяйством, - он прищурил левый глаз и вновь хитрым взглядом впился в Веронику - Согласитесь, это в какой-то мере даже лучше, чем просто быть лицом Дома... А у Анабель куда больше лидерских навыков...

Малагис, пока Эдвард и Вероника разговаривали, успел найти где-то бутылку виски, удобное кресло и собственно не особо горел желанием вступать в диалог, предпочитая вливать в себя столь чудесный напиток, благо опьянеть он все равно не опьянеет.

- Эдвард! - младший Дум возник на веранде и быстрыми, насколько позволяла рана на ноге, шагами устремился к брату, но вовремя заметил незнакомку и остановился. Буквально несколько секунд он смотрел в ее глаза, после чего элегантно поклонился: - Денадор фон Дум к вашим услугам, мисс.

- На кого было оформлено наследство до того, как барон фон Дум написал завещание в пользу миледи Анабель? - спросила детектив после того, как представилась младшему брату, назвавшись инспектором Баркли. - И, главное, что побудило его передумать? Вы ведь не могли не проявить к этому интерес

- Знакомьтесь, фрау Баркли, - произнесла подошедшая к дверному проему Анабель, - Это Денадор фон Дум, мой младший брат. Ден, это Вероника Баркли, детектив, уроженка Гилнеаса. Приглашена мною для расследования гибели нашего отца.

- Переписано? - Эдвард искренне удивленно поглядел на леди-детектива - Признаюсь честно, но мне известно лишь о завещании, что хранится у Лея. И там Анабель уже была главой Дома.
На секунду юноша отвлекся от разговора с инспектором и поглядел на брата, тут же одарил его добродушной улыбкой. Абсолютно не похожей на те ядовитые мины, коими он так мастерски разбрасывался до прихода Денадора.

Юноша несколько побледнел бросив странный взгляд на Эдварда, но лишь кивнул и отступил чуть назад, украдкой разглядывая Веронику.

- Странно, - Вероника сделала такой жест, словно хотела извлечь из кармана блокнот, краешек которого виднелся над сукном черного сюртука. - Ваша сестра сказала мне, что завещание переписывалось несколько раз, а именно это, последнее, не было обнародовано, и его содержание стало известным тоько после смерти барона.

Рыцарь спокойно посмотрел на подошедшего Денадора, но лишь пониже натянул капюшон и сделал еще один глоток из бутылки. Свободная рука лежала на подлокотнике кресла и тихонько поглаживала его.

- Да, Лей огласил содержание почти сразу же после смерти отца, но о количестве... - Эдвард попытался подобрать слово - Переписываний... лично мне он ничего не сказал...

- Когда вы заподозрили, что существует завещание не в вашу пользу, предприняли попытку его отыскать и убедились, что наследницей будет Анабель? Чем точнее вы назовете дату, тем лучше, сэр, - Вероника была пасмурней и серьезней гробовщика, объявляющего родным покойного, что мертвец не помещается в ящик. - Вы говорили с кем-нибудь о своем открытии?

- Я не находил завещания, - развел руками Эдвард - Все мои умозаключения - мои доводы, основанные на двух факторах: во-первых, Анабель следующая по старшинству; во-вторых, меня отец определенно не сделал бы главой Дома в силу моей импульсивности... Это ведь так называют? - он вопросительно глянул на Анабель.

- О да, - добродушно усмехнулась Анабель, - этим ты грешишь куда чаще, чем хотелось бы.

Вероника слушала с непроницаемым выражением лица, потом заговорила.
- Поправьте меня, если я сейчас ошибусь. Господин Эдвард всегда был уверен, что не унаследует титул, и вместо него будет распоряжаться сестра. Леди Анабель, как мне показалось, тоже не была удивлена завещанием. Вероятнее всего, в глазах света именно она считалась законной наследницей барона, а значит, кто бы ни сократил его дни - если это действительно так, - он оказал своего рода услугу не кому-нибудь, а леди Анабель. Все верно? Или все-таки при жизни барона были сомнения насчет того, кому именно он отдаст предпочтение?

- Я не знал, кому именно передаст наследие отец, - поправил Эдвард - Лишь то, что это точно не я... Наследником в нашем Доме может стать даже самый дальний родственник, если заслужит доверие нынешнего главы...

- Я, если честно, не знала о том, что написано, завещании - да и не могла об этом знать, так как проводила большую часть своего времени в Сумеречном Лесу, - пожала плечами Энн, - И я была весьма удивлена, услышав, что становлюсь главой Дома, когда Лей зачитал мне последнюю волю отца.

- И все же господин Эдвард недавно сказал, будто его умозаключения привели к выводу, что наследницей станете вы, следующая по старшинству, - напомнила мисс Баркли. - А кого вы сами, не зная о завещании, прочили в наследники? Определенно не Эдварда, раз его вспыльчивый характер так хорошо вам известен.

А между тем, пока остальные разговаривали, Денадор подсел к Малагису и теперь уже два Дума потягивали какое-то пойло из бутылки Мала. Тем не менее оба были невероятно серьезные, впрочем Малагис никогда не был особо весел, а уж после смерти он вообще потерял нечто под названием улыбка. Денадор же попросту волновался из-за обсуждения не самых приятных веще с посторонним человеком.

Анабель развела руками и присела за стол.
- Понимаете ли, фрау Баркли, - вздохнула баронесса, - Я - первая женщина в роду, которой достается главенство над Домом. До сего момента подобных прецедентов, насколько мне известно, не было. Так что я всегда считала, что подобную власть можно получить лишь удачно выйдя замуж за главу другого благородного Дома...
Девушка повернулась к двери, и крикнула проходящему мимо дворецкому:
- Микаэлез, принесите нам еще чаю, пожалуйста.

- Тогда почему отсутствие прецедентов не смутило вашего брата? - детектив вопросительно взглянула на Эдварда. - И, миледи, я все еще хочу знать, кого лично вы считали самым подходящим кандидатом в наследники и по каким причинам.

- Прецеденты были, - заметил Эдвард - Но очень давно... как известно, род наш древний, можно сказать, один из самых древних.

К столику подошел дворецкий с подносом. Он аккуратно и бесшумно поставил всю посуду для предстоящего чаепития и разлил чай по чашкам, в соответствии со вкусами каждого из Думов, но оставил пустой лишь одну.
- Какой чай предпочитает гостья поместья? - монотонно проговорил он.

Белла на миг прикрыла глаза, задумавшись.
- Хороший вопрос, - медленно молвила она, чуть постукивая ноготками по столу, - Видите ли, меня мысли о месте в Совете Шести занимали несколько больше, чем рассуждения о главенстве в Доме, поэтому... Я до этого мало задумывалась над вопросом, подобным вашему. Могу лишь сказать, что достойнейшим из нас я считала Лея и Мала - до нашествия Плети и его гибели. Эдвард всегда стремился к власти, однако был зачастую слишком несдержан - хотя ему по старшинству и должно было достаться место главы, а Денадор еще недавно был сущим ребенком..

Сущий ребенок тихо хихикнул, продолжая попивать нечто из пыльной бутылки Мала, который слегка удивился, что он оказывается был достоин стать главой Дома, впрочем... Да плевал он. Голубые глаза хмуро уставились на лицо Вероники, пристально вглядываясь в него.

- А ваш отец, миледи? Он сам когда-нибудь говорил о том, кто унаследует его титул? Может быть, намеками? Если нет, как бы вы объяснили его скрытность? Обычно выбор наследника сопровождается объявлением, чтобы весь свет узнал волю аристократа. Однако барон ограничился завещанием, составленным практически тайно и отданным на хранение родственнику, а не нотариусам. Вы говорили мне, что его могли терзать опасения. Но какие?
В запале разговора инспектор почти не обратила внимания на дворецкого. Осознав, что от нее ожидают ответа, качнула головой.
- Я уже говорила, что на мой счет можно не беспокоиться. Я здесь по службе.

- И тем не менее, - настойчиво произнес дворецкий - В нашем поместье принято пить чай в это время, - он налил в чашку чаю, показавшегося ему самым оптимальным, и вновь вопросительно глянул на инспектора - Вам нужен сахар?

- Да, пожалуйста, - не стала спорить Вероника. Отвечая дворецкому, она переводила взгляд с леди фон Дум на ее братьев: хотелось знать, что у них на уме.

Закончив свою работу, дворецкий отвесил поклон и удалился.

Младший и старший Думы практически не менялись в лице во время всего разговора. Денадор был слегка бледный и обеспокоенный, Малагис тоже был бледный, но это было лишь из-за того, что он мертв, в остальном он был более, чем спокоен. Бутылка довольно быстро опустела и была убрана куда-то за кресло.

- Я не думаю, что мой отец собирался так скоро почить, - усмехнулась Анабель. Усмешка получилась какой-то кривой и не слишком веселой. - Опасения? Как я уже говорила, в нашем роду нередко шла закулисная борьба за власть. Посему завещание едва ли было в полной безопасности...

- Что-то не сходится, миледи, - нахмурилась Вероника. - Человек не думает о смерти, поэтому не называет наследника. Но при этом все-таки составляет тайное завещание. Где логика? Если бы он во всеуслышанье объявил о том, что титул достанется вам, то упрочил бы ваше положение и придал веса бумаге, которую запросто могут объявить подделкой...
Мисс Баркли запнулась, обдумывая свои же слова, затем быстро спросила:
- Сколько было свидетелей, расписавшихся на завещании? Вам знакомы их имена?

- Нет, - покачала головой Энн. - Увы, я знаю катастрофически мало...

- Я должна взглянуть на завещание и поговорить со свидетелями, которым барон доверил столь щекотливое дело, - решила Вероника. - Если выяснится, что их не существует в природе, боюсь, ваши права на титул окажутся под угрозой. Что ж, если собравшиеся здесь не вспомнят что-нибудь важное о завещании или последних днях барона, то я хотела бы поговорить с теми, кто присутствовал при его кончине.

- Хе-хе, - донеслось из-под капюшона немертвого, впрочем продолжать эту мысль он не стал, просто продолжил пялиться на Веронику своими пылающими глазами.

- Завещание до сих пор хранит у себя мой двоюродный брат, Лейрион фон Дум, - произнесла баронесса, - Если вы хотите взглянуть на него, а также побеседовать с Леем, я проведу вас к нему, как только мы закончим здесь.

- Если это будет удобно, - согласилась мисс Баркли. Она по-прежнему держалась напряженно, но, судя по прямой осанке и уверенному взгляду, едва ли испытывала страх в присутствии нежити. Скорее, это можно было назвать готовностью к любому повороту событий.

- Конечно. Я извещу его, - кивнула Анабель вставая из-за стола с чашкой в руках, - Эдвард, скажи, кто присутствовал при кончине нашего отца? Я хотела бы, чтобы в мое отсутствие фрау Баркли опросила свидетелей.

- Ой, - задумался Эдвард - Я даже не знаю точно... Определенно, Лей - главный свидетель, так же Микаэлез - он всегда стоит в трапезной во время еды, но говорить с ним бесполезно. Он стар и замечает лишь то, что касается его работы.

- Значит, мне тем более стоит поговорить с господином Лейрионом, - кивнула детектив, между делом отметив, что баронессу совершенно не тревожит вероятность утраты титула - если только она не спрятала истинные чувства под маской. - К слову, господа: выслушав сказанное здесь, вы все разделяете подозрения леди фон Дум? И если да, то кого каждый из вас назвал бы главным подозреваемым?

- Я бы выбрал Малагиса хотя бы потому, что тот открыто заявлял о своих намерениях убить отца... - спокойно произнес Эдвард - Но я не верю в неестественную смерть...

Денадор дернул левым плечом и негромко произнес: - Понятия не имею и очень надеюсь, что это ошибка, что среди нас нет убийц, - зеленые глаза скользнули по Анабель, потом перенеслись к Эдварду и вернулись к созерцанию дна чашки.

- Угу, чуть-чуть не успел, - хмыкнул немертвый. Горящие глаза переместились к Эдварду, - До сих пор простить себе не могу, что опоздал.
Руки рыцаря спокойно лежали на рукоятках кресла.

Анабель удалилась в дом и поднялась по ступенькам на второй этаж. Зайдя в свою комнату, девушка первым делом закрыла дверь на замок. Удостоверившись, что она одна, девушка присела на ковер, и начала водить одной рукой над чаша, шепча заклинание и концентрируясь на образе двоюродного брата. Когда образ четко встал перед ее глазами, волшебница выкрикнула последние слова заклинания и выплеснула остатки чая на стену.

 

Жидкость замерла в воздухе, замерцала и спустя мгновенье превратилась в некое подобие зеркала. Вот только отражался в нем не лик Анабель, а спальня Лея. И, собственно говоря, сам маг.

В зеркале отразилась довольно интересная, но вполне обыденная для Энн картина: в одном кресле сидел Лей в домашнем фиолетовом халате, а второе занимал маг в синей мантии, с короткой бородкой вдоль нижней челюсти и пронзительными голубыми глазами. Это был закадычный друг Лея, артефактор Райан. Они внимательно смотрели на очередное творение своих рук, которое представляло собой обычный с виду кристалл сине-фиолетового цвета. Внезапно Лей замер от холодка, который пробежал по спине, и потерял концентрацию, из-за чего Райан беззвучно для Энн выматерился и поспешно зафиксировал артефакт на месте. Черноглазый маг обернулся и посмотрел, казалось, прямо на Анабель, но на самом деле его внимание заняла магическая сфера на треноге в углу спальни, которая была видна через зеркало. Судя по всему, обзорной точкой зеркала эта сфера и являлась. Лей подошел, провел рукой над ней, и его брови удивленно вскинулись вверх.
- Энн?
Райан, услышав друга, тут же подскочил к сфере, чуть не отпихивая его, и радостно воскликнул.
- Эни, сколько дней, сколько ночей! Давно не виделись, че ты там, ка-..., - договорить ему не дал тычок Лея.
- Да-да, Рай, она поняла. От меня что-то нужно, или соскучилась по братцу?

На бурную реакцию Райана девушка не удержалась и тихонько засмеялась.
- И я тоже безмерно рада видеть тебя, Райан. Прости, но у меня нет времени говорить с тобой сейчас, - и взгляд серых глаз тотчас переключился на Лея.
- Я, конечно, по тебе соскучилась, но не настолько, чтобы использовать "Серебряное зеркало" без крайней надобности, - усмехнулась Белла, - Мне нужна твоя помощь. Вернее, не помощь, а... как бы тебе сказать... В общем, я наняла детектива для расследования кончины моего отца. И фрау Баркли, следовательница, хотела бы ознакомиться с его завещанием и поговорить с тобой.

- О как..., - на секунду задумался Лей, после чего шикнул на вздумавшего что-то спросить Райана. Тот фыркнул и удалился из поля зрения "зеркала". Черноглазый маг что-то пробормотал самому себе, затем точно так же тихо возразил и кивнул, - Мне прибыть сейчас?

Анабель покусала губу и протянула:
- Было бы замечательно, братец, - если ты, конечно, не слишком занят. А то, я вижу, у тебя гости...
Волшебница выразительно кивнула в сторону Райана, усмехнулась, и продолжила:
- Впрочем, если что, Райан тоже может заглянуть к нам в гости, если его, конечно, интересуют детективы и допросы.

- Кого? Меня? Имел я этих всех детектдевах во многих интересных позах, - отозвался артефактор, - Пойду в подвал.
- Что? Только не... ай, ушел, - черноглазый коротко выругался, после чего обернулся к Энн, - Конечно, я сейчас буду. Если кто на заднем дворе поместья есть - пусть уберутся, - взмах руки и изображение в "зеркале" исчезло.

Зеркало взорвалось мелкими переливающимися в лучах солнца брызгами и растеклось по ковру. Анабель вздохнула и, покачав головой, поднялась и пола. Поправила чуть растрепавшиеся волосы, одернула платье, и лишь затем открыла дверь и прошествовала вниз - но не на веранду, где Вероника Баркли допрашивала сейчас троих ее братьев, а на задний двор, куда должен был прибыть Лей....

Посреди заднего двора внезапно возникла вспышка, длившаяся не более полсекунды, после чего воздух слегка разошелся, вытолкнутый телом мага. Лей потёр ниже поясницы, тихо выругался и нашел взглядом сестру. На лице расползлась радостная улыбка, которая вскоре померкла, когда один из внутренних голосов напомнил магу, зачем он здесь. Одет он был, кстати, уже в свою мантию сложного, черного с синим узора, с черным же капюшоном, который покрывал голову. На поясе висела маленькая поясная сумка.
- Привет еще раз, сестренка. Где там ваша детектив?

Анабель подошла к брату и с улыбкой обняла его.
- Фрау Баркли, а также Эдвард, Денадор и Мал... ох, ты же еще не знаешь, он вернулся, - они все на веранде, и я очень надеюсь, что до нашего возвращения они не успеют друг дружку перебить.

Лей сцепил руки на спине сестры, но вскоре нехотя отстранился.
- Мал? А-а... так это был Мал! А я думаю, кого мне тот упырь напоминает, - хмыкнул, - Ну пошли, поговорим с этой... фрау, пока Рай действительно не припёрся и не... кхм, вот то что он сказал... да знаю я, - добавил он чуть тише и направился вместе с Энн к веранде.

- Любопытно, - констатировала Вероника, с виду ничуть не шокированная признанием Малагиса. - Могу я узнать, чем почтенный барон заслужил вашу нелюбовь, сэр? И хочу добавить, что леди Анабель говорила о недоброжелателях извне. Назывались представители знатных семей, у которых могли быть трения с покойным фон Думом. Если вам что-то известно о делах, в которых ваш отец мог быть кому-то помехой, мне следует о них знать.

- Нет, не можете, это мое личное дело, - спокойно возразил рыцарь, опять уставившись в глаза детективу, - И мне неизвестно ничего об этих трениях, я здесь всего пару дней, - добавил он.

- Признание, высказанное при свидетелях, может стать делом штормградской стражи, - предупредила мисс Баркли, спокойно встретив этот взгляд. - Впрочем, пока что я не вижу причин для того, чтобы события приняли такой оборот.

- Признание в чем? В желании убить? Если сейчас за это наказывают, то я пожалуй и правда подзадержался, - хмыкнул немертвый мимолетно почесав целую щеку.

- Бывает, что наказывают, если желание сбылось таинственным образом, - сухо ответила Вероника, - а высказавший его воздерживается от комментариев на тему, что именно произошло между ним и убитым.

- Интересная политика, - протянул рыцарь, продолжая почесывать щеку, по прежнему не открывая левую половину лица... Хотя и правая была почти не видна, лишь тонкий край бледной щеки.

- Мне кажется, - прервала молчание инспектор, - что все вы либо плохо знали покойного отца, либо затаили на него обиду. Он был таким тяжелым человеком?

- Весь наш род - сборище "тяжелых" людей, - улыбнулся Эдвард - Начиная с основателя рода...

- Исключая малыша Денадора, ага, - то ли хмыкнул, то ли рыкнул немертвый. Его сильная рука слегка потрепала голову младшего Дума, который все еще сидел грустный и подавленный, не смотря на то, что он выпил почти пол-бутылки отличного виски.

- Настолько тяжелых, что за это готовы убить? - детектив позволила себе ответную улыбку, холодную и любезную.

- Бывало и такое, - кивнул юноша в ответ - Хотя, убивали, обычно, куда более привычно: наемники, несчастные случаи... ну и прочие стандартные для всех способы избавиться от нежелательной персоны...

Маг поднялся на веранду и обвёл взглядом всех присутствующих, задержав его на детективе.
- А-а, вы, должно быть, и есть фрау Баркли? - на лице расплылась улыбка, взгляд стал оценивающим, - Угу, вижу, что неплохо, - сказал он тихо, но затем продолжил, - Лейрион фон Дум, всё еще барон. Энн... эм, Анабель сказ-... э-э, сообщила мне, что вы имеете... тьфу ты, к черту. Короче, вы хотели поговорить со мной?

- Настоящий отпрыск благородного рода, - прозвучал холодный, слегка гнусавый голос Малагиса, - И как ты только говорить научился, а? - правая рука немертвого задумчиво побарабанила по ручке кресла.

- И тебя я тоже рад видеть, гниющий ты мой братец, - на секунду перевел взгляд Лей, вернув его затем обратно на Веронику.

- С тебя брал пример, - усмехнулась Белла, улыбаясь обоим братцам, и вновь возвращаясь за стол, - А тебе, Лей, стоило бы присесть - боюсь, разговор будет долгим.

- Инспектор Баркли, королевский сыск Гилнеаса, - официально представилась детектив. - Здесь я по желанию вашей уважаемой кузины, сэр. Чтобы не отнимать у вас лишнее время, сразу перейду к делу. Завещание у вас с собой? И постарайтесь, пожалуйста, вспомнить, когда и при каких обстоятельствах его вам передали; что при этом говорил покойный барон и в каком он был настроении.

- Угу, всегда со мной, - Лей занял свободное кресло, не спеша пока доставать заветный документ, - Дядя Нозел был в своем обычном добром настроении. Улыбался, строил планы, всё такое. Со мной он говорил о том, что устал от всей этой внутрисемейной грызни, передал завещание и просил открыть только после его смерти. Кстати, там же - в обеденной - она и наступила. Он шёл-шёл, упал и умер. Вполне обычная смерть, с кем не бывает, - подытожил маг свою речь.

- Да уж, каждый день вижу как добрые и веселые люди валятся на пол и умирают, - фыркнул немертвый, перемещая взгляд к двоюродному братцу.

- А разве не ты занимаешься тем, что позволяешь им валиться на пол и умирать? - улыбнулся Лей, бросив взгляд на рыцаря.

- Увы-увы, эти светлые времена уже закончились, - лениво взмахнул рукой рыцарь, который видимо забыл гвардейца, который не хотел пропускать его в поместье, - Я самый добрый человек во всем Азероте, братишка.

- И что же тебя Свет не воскресил только за доброту-то, - хмыкнул маг.

Вероника еле заметно поморщилась. Перепалка мешала ей сосредоточиться.
- Что он имел в виду, говоря о грызне? И если ваш дядя обычно пребывал в добром настроении, почему его считают тяжелым человеком, способным нажить себе врагов? Тем более - врагов смертельных.

- Не знаю. Может, потому что я не был ублюдком, который рвался к власти, - пожал плечами Лей, переводя взгляд на Баркли, - И как это что? Грызню и имел в виду.

- Потому что в душе он был еще той паскудой, детктив, - произнес рыцарь, - Подлой и трусливой, без обид, - он посмотрел на Денадора, Эдварда и Анабель.

- Отец лишь на первый взгляд казался вечно веселым стариком, помешанном на всяческих развлечениях типо балов и охоты, - начал Эдвард - На самом деле это был великий тактик и интриган, во всяком случае, во времена своей молодости...

- Мне было бы намного проще делать выводы из ваших слов, если бы они подкреплялись примерами, - вздохнула детектив. - Если грызня, то между кем и по какому поводу? Если подлость, то в чем она проявлялась? Какие дела вел барон фон Дум?

- О, ну о внутренних делах наших лучше всего поведает Эд, - Лей улыбнулся и указал рукой на брата, держа вторую на поясной сумке, - Меня больше интересовали задания, которые мне дает Даларан.

- Этого, увы, даже я толком не знаю... - развел руками Эдвард - После смерти почти все его документы были утрачены...

- Каким образом утрачены? - подняла брови Вероника. - Господин Лейрион, вы только что сказали, что ваш дядя рвался к власти. Неужели вы не знаете, в чем это проявлялось?

- Я? Я сказал, что _я_ не рвусь к власти, - выделил местоимение голосом, - А про дядю я такого не говорил. Со мной он всегда был добр, как и я с ним, и если он и боролся за власть, то меня в детали не посвящал. И да, я этого не знаю. Повторюсь - часто пропадаю на заданиях.

Юноша минуту сидел молча, пока что-то не заставило его резко вздрогнуть и широко улыбнуться, как видимо, самому себе.
- Ах да, - начал юноша - последнее, что он собирался сделать, это заключить с Крайтенами контракт на снабжение их оружием для охраны перевозимого вина..

- Крайтены? А, это тот мужик, который с какой-то чернокожей хренью на вечере был? - Лей вопросительно взглянул на Эдварда, отвлекшись от детектива.

Анабель сидела молча, скрестив руки на груди и наблюдая за перепалкой братьев. Пока что она услышала вещи довольно неприятные, однако позволяющие сделать некоторые выводы. Например, о том, что ее отец, скорее всего, знал, что на него могут готовить покушение...

- Да, это то самое пафосное отродье, Лей...

Маг рассмеялся.
- Ясно-ясно...

Денадор резко поднялся и ни слова не говоря вернулся в поместье. Лицо юноши было совершенно непроницаемым.

- Э, младший, ты куда? - удивленно крикнул Мал, но Денадор уже скрылся в доме, - А и хрен с ним, - хмыкнул рыцарь.

Лей неодобрительно покачал головой, но промолчал.

Веронике часто приходилось слышать площадную брань, когда сыск проводил облавы в злачных переулках, и она могла понять поведение неживого, но ругань в устах штормградского аристократа ее заметно покоробила. Взгляд, адресованный Лейриону, мог бы принадлежать ученому, который изучает сквозь линзы неизвестное вредоносное существо.
- Вы сказали, "последнее". Чем ваш отец занимался до этого? И куда все-таки подевались его бумаги?

- Денадор? - воскликнула Белла, вскакивая с кресла, - Простите, фрау Баркли, я также отлучусь на секундочку.
Девушка торопливо прошла в здание и почти бегом преодолела расстояние до комнаты Денадора.
- Что случилось? - строго спросила она младшенького.

Улыбка была ответом Веронике на сий взгляд, после чего маг посмотрел вслед сестре. Улыбка стала грустной. Через пару секунд черные глаза уже буравили Эдварда в ожидании ответа на вопрос детектива.

- У меня нет желания находится там, пока вы ругаетесь друг с другом, - тихо отозвался юноша. Денадор сидел на подоконнике, спустив ноги вниз и наблюдал за большими деревьями, что росли в нескольких метрах от поместья, - Вам осталось только обвинить друг друга в убийстве отца и перерезать всю семью.

Энн тихо подошла к брату и приобняла его - так, как их обоих обнимала мать, когда они были еще детьми.
- Ты знаешь - ссоры у нас бывают. Лучше высказать в лицо, чем замалчивать, а потом поливать грязью и строить козни за спиной. А я... я всего лишь хочу знать, что случилось с отцом. Потому что... если это было убийство, вполне может быть, что убивший нашего отца сделает своей следующей мишенью кого-то из нас...

Денадор вздрогнул от прикосновений Беллы. Зеленые глаза были полны грусти, а на, обычно улыбчивом, лице застыло отчаяние.
- Просто... Я устал постоянно слушать это, Энн, - юноша задумчиво разглядывал деревья, - Давно бы уехал, но оставлять Эдварда одного... Сама знаешь какой он может быть, а меня он вроде бы слушается... Иногда... - правая рука Денадора легла на его левую, покалеченную руку.

- Бумаги? Думаю, он их сжег, или что-то в этом роде... - развел руками Эдвард - А возможно, - произнес он нагнетающе - Оных особо тайных бумаг и не было, и все, что есть у меня - это действительно все... Но это маловероятно...

- В своих последних словах он тоже ничего кроме документа, переданного мне, не отмечал, - добавил маг.

- Если ваш отец занимался делами вроде поставок, бумаги просто обязаны существовать. И не только в единственном экземпляре. Сжег бумаги? Почему вы так думаете? У барона были основания беспокоиться о законности некоторых операций? - насторожилась детектив.

- Вполне, - кивнул Эдвард - В моем роде никогда не брезговали левыми заработками...

Девушка покачала головой.
- Знаю... И знаю, что ему и впрямь не хватает внимания и понимания. С самого детства на хватало... , - она вздохнула, - Тебе, малыш, наверное, тяжело было жить все эти годы в эпицентре ссор отца и Эда. Я-то была сначала в Даларане, потом в Сумеречном Лесу...

- Угу, я вот вообще как решил подзаработать - так и стал вот... э-э, тем, кем стал, - хмыкнул маг.

- Ну... Хуже всего было, когда Мал... Пропал... - тихо говорил Денадор, - А потом... Я старался пореже бывать здесь и больше гулять, фехтовать, ну и заниматься прочими радостями жизни обычного человека, - юноша вздохнул, - Правда я всегда старался помочь Эдварду, но удалось мне это сделать относительно недавно.

- И вы открыто говорите это представителю сыска союзного государства? - вот теперь мисс Баркли была удивлена, если не сказать - потрясена. - Либо вы очень бесстрашный, либо неосторожный человек. Не знаю, что значит для вас слово "репутация", но если дело дойдет до штормградских властей, может получиться некрасивая история, и на имя вашего рода ляжет печать, которую непросто будет отмыть.

- Эд, ты, укуси тебя за пятку драконид, действительно только что оскорбил наш род! - гневно заявил маг и рассмеялся, - Думаю, фрау Баркли, здесь имеет место быть неточная формулировка.

- И, по-моему, тебе не слишком удалось, - грустно заметила Анабель, - Эдвард все так же... странно ведет себя. Остается лишь надеяться, что он когда-нибудь поймет, что мы ему не враги... А тебе, малыш, могу сказать, что все-таки радости это хорошо, но иногда... иногда приходится делать не то, что хочется, а то, что ты должен.

Вопросительный взгляд детектива попросил Лейриона продолжать.

- Фрау Баркли, - Эдвард поднялся с кресла и сделал пару важных шагов прямо к инспектору - Род Дум никогда не пересекает черту закона в плане дел своих... Но методы наши порой необычны, я бы сказал, радикальны... - он развернулся и последовал к выходу все таким же важным шагом - Извините, но от этих разговоров у меня раскалывается голова... К тому же, надо проверить работу Раймонда...

- Радикальные методы не принуждают уничтожать бумаги, - уверенно возразила мисс Баркли. - Что ж, сэр, дело ваше. У меня нет права задерживать вас.

Немертвый тоже поднялся из кресла и зашагал в след за Эдвардом: - А я внезапно захотел поболтать со своим любимым Эдвардом, - сверкнул глазами рыцарь положив руку на плечо брата, - Всего доброго, детектив.

- Разумеется, что нет... - широко улыбнулся Эдвард и вышел из веранды.

Лей откинулся на спинку кресла и привычно приложил кончики пальцев сложенных вместе ладоней к нижней губе, после чего устремил улыбающийся черноглазый взгляд на детектива.
- Вот видите. Иногда такой радикализм приводит к тому, что некоторые решают предоставить управление и помощь роду более опытным, а сами... ну, магией занимаются, к примеру, - уголки губ вновь приподнялись в улыбке.

- К слову, сэр, что имеется в виду под "управлением родом"? - уточнила Вероника, распрощавшись с Эдвардом и его неживым братом.- Баронский титул, насколько я поняла, вы делите между собой. Речь о деньгах? О чем-либо еще? Какие обязанности возлагает завещание на плечи вашей сестры? И, если не возражаете, я все-таки взгляну на этот документ.

- А, завещание. Да пожалуйста, мне не жалко, - маг пожал плечами, расцепил ладони и достал из сумки перетянутый ленточкой свиток, после чего протянул его Веронике, - Ну, управление родом... да хрен его знает, меня этому не учили да и я не вникал. Слежение за финансами, может, или, там... понятия не имею, в общем.

- Если вы не разбираетесь в этом, почему барон доверил хранить завещание именно вам? Разве не лучше было отдать его в нотариальную контору, чтобы распорядители проследили за тщательным исполнением воли покойного? - мисс Баркли бережно развернула документ и внимательно его прочла, держа на приличном расстоянии от глаз.

- Да потому что у меня он будет надежнее сохранен, чем в любой конторе, - хмыкнул Лей, - Дядя Нозел знал о том, как я умею хранить всё, что хранить нужно, поэтому и доверил мне завещание.

Вероника просмотрела завещание еще раз, на этот раз через лупу, появившуюся из небольшой сумки. Имена, которые значились рядом с подписью барона, детектив переписала себе в блокнот, после чего вернула свиток Лейриону.
- Я поговорю с этими господами. Если барон просил их помалкивать о назначении вашей кузины представителем Дома, то должен был назвать какую-то причину. Если не просил, то не удивлюсь, если новости быстро разошлись по всей столице, и тогда верна будет теория, что смерть барона оказалась на руку сторонникам леди фон Дум. Странно, однако, что господин Эдвард ничего не знает о судьбе отцовских бумаг, если ему достались все предприятия. Странно в этом деле очень многое и, главное, я до сих пор сомневаюсь, что дело существует. Вы, например, считаете смерть барона совершенно естественной. Ваша сестра главным образом беспокоится из-за таинственности, которой было окутано завещание. Если удастся понять, зачем барону понадобился такой нелепый шаг, - скрывать имя наследника, - не исключено, что ее подозрения будут развеяны. А что вы думаете, сэр? Мог он, например, пойти на такое потому, что хотел помучить ссорящихся наследников неизвестностью?

- Дядя Нозел-то? Да запросто. Он... хе-хех, очень любил разного рода розыгрыши и прочее, - хихикнул маг, после чего на секунду задумался и отмахнулся от чего-то, как от назойливой мухи, - И какой я под хвост дракону сэр? Можно и по имени. Хотя, если это вас смущает, можете называть меня Магистр, - маг снова улыбнулся, - Всегда мечтал, чтобы меня так называли, хех.

- У нас в Гилнеасе, магистр, несколько старомодные традиции, - Вероника ответила сдержанной улыбкой: не девушка - механизм, обтянутый кожей. И где-то в глубине этого механизма сейчас обрабатывались сведенья, полученные за вечер. - Что ж, надеюсь в итоге объявить, что никакого преступления в этом доме не совершалось. Как, говорите, умер несчастный барон? Отобедал, поднялся из-за стола и упал на ходу?

- Ну да, - хихикнул Лей, когда детектив назвала его магистром, - Я как раз находился за столом, сидел напротив. Он просто встал, сделал пару шагов, упал и... ну и всё.

- А чем вы завтракали в это утро? - спросила мисс Баркли. - Барон ел что-нибудь отдельно?

- Угу, я вообще только булочки ел. Но их специально для меня делают, отдельно, - ответил маг, слегка наклонив голову. Взгляд периодически становился отстраненным, словно он прислушивался к чему-то в голове.

- Опишите, пожалуйста, его трапезу, - в голосе инспектора прозвучала настойчивость.

- Хм.., - Лей задумчиво уставился перед собой, вспоминая (по крайней мере, со стороны его внутренний диалог смотрелся именно так), - Ну, сначала он выпил чаю. Я тоже не отказался и опрокинул чашечку. Потом ему принесли суп. Всё это время мы вели разговор. А потом он... да знаю я, - добавил тише и продолжил, - Потом он передал мне завещание, встал из-за стола, сделал пару шагов и умер, - взгляд вынырнул из пустоты и вновь устремился к детективу.

- Интересная последовательность, - пробормотала Вероника, азартно сплетая и расплетая пальцы. - Если ваш дядюшка действительно был изрядный шутник, с него сталось бы подделать собственную смерть, чтобы выяснить, как распорядятся его волей. Эта версия имеет право существовать, если тела покойных фон Думов не замурованы без воздуха. Сколько дней назад случился приступ? И еще один вопрос, сэ... магистр. Чай тогда подавали так же, как сегодня, - каждому свой напиток?

- Вроде нет, - пожал плечами маг, - А смерть наступила... э-э... хм, спросите кого-нибудь другого, я несколько дней был в запое, сколько точно - не знаю, - развел руками, мысленно шикнув на ржущие над версиями незнающей всего детективши внутренние голоса.

- Гротескная шутка объяснила бы, - добавила мисс Баркли, - куда пропали бумаги. Если барон рассчитывал восстать из мертвых, ему не было резона в самом деле доверять свои документы наследникам. Несколько дней? В таком случае, розыгрыш затягивается. Есть смысл взглянуть на захоронение. Вы меня не проводите?

Маг почесал затылок и гаркнул вглубь поместья:
- Э, слуги! Кто знает дорогу до склепа - подь сюды!!
На зов барона быстро явился один из слуг - такой же безликий, как и остальные - и склонил голову.
- Ага. Проводи-ка меня и фрау Баркли к гробу Нозела фон Дума, - приказал маг, поднялся и подал руку детективу, - Прошу за мной.

Вероника поднялась, не воспользовавшись любезностью "магистра". Находясь на службе, она предпочитала думать о себе как о сотруднике сыска, а не женщине, требующей особого отношения. Поправив на плече сумку, детектив направилась вслед за провожатым.

***
Родовой склеп был построен относительно недавно, и родовым звали его с натяжкой. Чаще можно было услышать что-то вроде "Новый склеп" или "Штормградский склеп", но родовым его старались не называть, учитывая то, что старый склеп все еще оставался в Лордероне.
Сверху он выглядел вполне обычно. Не слишком большой, но выглядевший монументально, выполненный из мрамора. На крыше красовалась статуя странного существа: крысоподобного, но с головой вороны и широкими крыльями. Над входом в стене был высечен герб Дома. Массивная железная дверь была закрыта, а охранял ее один из массивных стражников, которых можно было заметить на всей территории поместья.

Лей подошел к стражнику и кивнул на вход в склеп.
- Открывай, нам нужно пройти внутрь, - не терпящим возражений тоном приказал он.

Стражник молча кивнул лею и потянул за кольцо, служившее ручкой двери, и та с жутко противным скрипом отворилась.
За дверью была не слишком длинная, но довольно крутая лестница. Впереди было достаточно темно, можно было сказать, что непроглядно темно.

Маг благодарно кивнул и зажег небольшой огненный шарик, который тут же воспарил перед ним, освещая путь, после чего он обернулся к детективу.
- Ну, идем, что ли?

Как только Вероника шагнула внутрь, стало заметно, что ее карие глаза стали отсвечивать желтым - так, как это бывает у диких зверей, оказавшихся в темноте. Засветившийся огонек погасил этот нечеловеческий отблеск. Детектив медленно двинулась вперед, изучая таблички возле ниш.

Маг пожал плечами и двинулся следом, освещая себе путь и с интересом оглядываясь - всё же, он тут был впервые.

Внутри склеп не выглядел так же впечатляюще, как это было на поверхности. Длинный коридор, из-за мрака казавшийся бесконечным, а в стенах по бокам были довольно крупные ниши, где стояли гробы с представителями рода.

Собственно, мисс Баркли интересовал один-единственный гроб, с недавно почившим бароном.

Гроб Нозела находился где-то в центре коридора. Он отличался тем, что не был опутан паутиной в отличие от других гробов, да и поблескивал все так же, будто его каждый день полировали.

- Надо же, чистят его, что ли..., - Лей прошествовал к дядиному гробу и остановился возле него, - Детектив, вот ваш гроб.

- Гроб барона фон Дума, - педантично поправила инспектор. - Ваша кузина предлагала, чтобы в случае необходимости я осмотрела покойного. Думаю, самое время воспользоваться ее предложением.
Осмотрев петли, на которых держалась крышка, мисс Баркли осторожно попыталась ее поднять.

К сожалению для мисс Баркли, что-то не позволяло открыть гроб. Возможно, в полумраке она не заметила одной детали, а именно замка.

Лей подвесил огненный шар над гробом и подошел, глядя на замок.
- Хм... у нас есть два варианта развития события: окликнуть слуг или открыть замок моим методом.

- Как вам будет угодно, магистр. С точки зрения закона гроб скорее ваш, чем мой, - Вероника отступила в сторону.

Маг потёр руки.
- Вот и славно.
Лей поставил ладони так, чтобы замок оказался между ними, и пустил огненный луч сквозь дужку, нагревая её. Вскоре металл начал плавиться, и через некоторое время замок с тихим звоном упал на землю, а маг открыл крышку гроба.

Либо сумерки наводили на глаза людей какие-то иллюзии, либо в гробу действительно никого не было. Пусто.
Впрочем, кое-что внутри все же было, а именно какая-то маленькая бумажка, небрежно вырванная из какой-то тетради.

- Позвольте.
Вероника как будто не удивилась таинственному исчезновению покойного. Протянув руку в тонкой перчатке, она взяла бумажку и расправила ее, чтобы прочесть.

Судя по этому обрывку бумажки, писался он на скорую руку, к тому же, он перед этим побывал явно не в лучших местах, судя по следам грязи на нем. Среди пятен корявым почерком было написано лишь странное "Хо-хо-хо!", так любимое покойным, если он таковым являлся. Чернил для не явно пожалели, ну или писали очень быстро.

- И чего там такое? - маг с интересом посмотрел на детектива.

- Розыгрыш, магистр, - ответила детектив, повторно изучая записку сквозь лупу. - Правда, я не уверена, что его автором и исполнителем является ваш дядюшка. Почерк похож, но не совпадает полностью. Придется взглянуть на другие образцы; уверена, что после барона остались расписки, сделанные в спешке. Я не говорю "покойного барона", но не берусь утверждать, что он жив.
Сказав это, Вероника прошлась вдоль стены, проверяя другие гробы. А именно - наличие такого же замка, какой мешал осмотреть пристанище фон Дума.

- Хех... да уж, если это розыгрыш - будет совсем весело.
Лей двинулся следом, не зная, что искать и просто следуя за детективом. Огненный шарик висел над ним, освещая окружение.

Замок висел на каждом гробу, но везде был разным. На одном из гробов, над которым красовалась табличка "Маргорита фон Дум", вообще была простейшая защелка. Но, так или иначе, замок на гробу Нозела казался наиболее прочным.

- У кого хранятся все эти ключи? - удивилась Вероника. - И зачем такая надежность, если у дверей склепа стоит охрана?
Не дожидаясь ответов от лже-магистра, детектив вернулась ко входу в склеп и задала стражнику несколько вопросов - а именно, сколько человек охраняют склеп, когда сменяются и кто посещал гробницу после смерти барона фон Дума.

Лей проследовал за ней и встал в сторонке, предпочитая не вмешиваться.

Пару минут нечленораздельно мыча, амбал выдавил из себя:
- Ну, в день, когда в склеп принесли гроб, дежурных не было... - он почесал затылок - Да, нас же и выставлять тут начали лишь после смерти Его Благородия! А охраняет склеп один человек... - стражник потупил взор - Кажется, в тот день я видел мессира Микаэлеза, входящего внутрь...

- И все? - приподняла брови Вероника. - За всю неделю никто из близких не навещал усопшего? Скажите, сэр, а кто вас сменяет, если вы устанете?

- Есть один, кажется, Карлом звать, - развел руками стражник - А навещать... Думаю, вы и сами видели, там даже не убирают паутину...

- Понятно. - Вероника оглянулась на мага. - Передайте вашей кузине лучшие пожелания и извинения, что я не могу проститься с ней лично. Дела приняли очень неприятный оборот: либо подлог, либо вандализм, либо убийство. Я забираю записку, чтобы ее официально сличили с образцами, написанными рукой барона фон Дума.

- Конечно, - отозвался Лей, - Вы в Штормград направляетесь?

- Да, магистр.
Мисс Баркли внезапно нахмурилась, вновь поглядела на охранника.
- Кто отдал распоряжение охранять склеп после смерти барона?

- Конечно же Его Благородие Эдвард фон Дум, - удивленно ответил стражник - Ведь он заведует хозяйством Дома.

- Мудрое решение, - кивнула Вероника. Могло почудиться, что у ее слов странная интонация. - А теперь, магистр, я все же откланяюсь. Была счастлива познакомиться.

- Может, вас доставить в Штормград? Моя вторая специальность - перемещение в пространстве, так что можете не волноваться за свою сохранность. Если желаете, перенесу прямиком в башню магов, - Лей склонил голову набок, в ожидании ответа.

- Не утруждайте себя, господин Лейрион. Я с большим удовольствием проедусь верхом - как раз будет время, чтобы все обдумать.
С этими словами детектив уверенной походкой направилась туда, где оставила свою лошадь.

Маг пожал плечами и направился в поместье, его внутренние "я" уже развели в голове спор о том, умер ли Нозел или решил пошутить.