Laen

Участвуют

World of Warcraft Побег из Разрушенных Залов. Часть I - Во Тьме

Время действия - 26-й год от ОТП, события Burning Crusade.
Место действия - Полуостров Адского Пламени, Цитадель Адского Пламени, подземелье "Разрушенные Залы"
Оплот Чести, Траллмар.
Допустимые - Соколиный Дозор, Храм Телхамата.


Совместное противостояние Орды и Альянса страшному и безжалостному противнику превратило их давнюю вражду в некий вид соревнования, главным призом в котором стала бы ныне захваченная орками Иллидана Цитадель Адского Пламени. Уже пали и наружные Бастионы, и мерзкая Кузня Крови, только одни разрушенные залы казарм, населённые преданными бойцами могучего воина и талантливого полководца Каграта Острорука, ещё держались. Но, временно перемирие нарушил маленький ключик, присланный из Шаттрата - подарок Наару, отлитый из останков Сквернобота, по форме, отобранной бойцами Ксири у демонов Иллидана во время очередного рейда то ли Алдоров, то ли Провидцев, на Долину Призрачной Луны. Ключик открывал тайный ход, позволивший бы опытным лазутчикам добраться до уязвимых мест крепости, а то и до самого Каграта...
В отсутствие Даната Троллебоя этот шанс - напасть раньше Орды и захватить неуязвимую цитадель первыми, стяжав боевую славу, и попутно утерев нос ордынцам, вскружил голову его заместителю - некому безымянному лейтенанту, который тотчас же, до возвращения начальства, поспешил сформировать из случайных приключенцев ударный отряд, и отправить его на самоубийственный штурм...

Штурм в самом деле закончился самоубийством, отряд с большим трудом убил одного из чернокнижников и почти полностью полёг где-то в недрах проклятой крепости, не успев никого предупредить.
О судьбе его ничего неизвестно.


Йори, по прозвищу "Волчонка"
Внутри Цитадели.

..."О, Наару, приди ко мне на помощь!" - неожиданно, на молитву ответили. Смутный мир, плывущий перед глазами, вдруг обрел четкость, освященный синеватым светом горящего надо лбом символа. От света исходило спокойствие и надежда, возвращавшие жажду жизни и силу мускулам, притуплявшие боль от ран, и мыслям обретали привычную ясность.
Дренейка увидела свои закованные в латные рукавицы руки, и вспомнила, кто она. Йори. Стражница Экзодара. Воин Армии Света, отправлявшаяся в благословенный Шаттрат, предстать перед великим А-Далом... Прозванная друзьями "Волчонкой".
Где она? В памяти промелькнул изрытый кратерами от регулярно падавших Инферналов двор Оплота Чести, и торжественное лицо какого-то незнакомого человечика при офицерских регалиях:
"- На вас возлагается высочайшая честь - покорить непреступнейшую из Цитаделей нашего времени! Утрём нос оркам, покажем что значит "воин Альянса"!
- Но я - не воин. Я - стражница.
- Это самый настоящий воин! Подумай, как о тебе будут говорить..,"
"...будут говорить, что никуда не годна..." - про себя добавила Волчонка. В тени большого зала слабо различались недвижные тела товарищей и мёртвых орков. Чернокнижник был жесток, убивал своих так же как и врагов, разверзая под ногами ямы, полные фиолетового огня и обрушивая на них волны боли и пламени... Но они его как-то убили. Потом кто-то поднял тревогу и в комнату ворвалась толпа разъярённых краснокожих орков. Счастье, что они были вооружены чем попало - ей и друзьям удалось сдерживать, пока не закрылась дверь...
Закрылась дверь? Дренейка подняла взгляд и осмотрелась. Точно... последнее, что она помнила - истошный крик паладина, что был с ними: "Прочь от двери!" - и яркую, ослепляющую вспышку Света... Паладин? Где он?
На руках была какая-то липкая жидкость... кровь? Её? Но почему красная? Она подняла взгляд и увидела ноги, закованные в нарядные желтые латы Альянса. Всё остальное осталось за дверью, намертво преградившей путь новым солдатам Каграта. Дверь сзади тоже была закрыта - они её не открывали, обнаружили подземный ход. Но им воспользоваться сейчас она бы не решилась - ведь остальные тоже лежали без движения, и может быть, смерть не была столь жадна, и они ещё не были мертвы, а только потеряли сознание...
- Есть кто живой? - негромко спросила она.

Элаурин Песня Дождя

« Она стояла посреди бескрайних красных песков, под каким-то безумным, чужим небом, с которого, казалось, в любой миг попадают на землю угрожающе нависшие планеты. Воздух - сухой, горячий, удушающий - не давал дышать полной грудью.... Самое интересное, что это странное место - не часть Кошмара, не бред какого-нибудь умирающего безумца, а вполне себе реальный клочок мира под названием Запределье. Этот мир - умирающий. Мир, потихоньку разваливающийся на кусочки... »
« ...Она призывает силы Природы на помощь, пытаясь исцелить эту искореженную, измученную землю, по ничего не прорастает из красных песков - ни единого полуживого, слабого цветочка. Такого не было даже в Чумных Землях. В сердце похолодело. "О Элуна... неужели мой дар исцелять отказал мне? Я не могу ничего сделать.. Я не оправдала надежд... я бессильна... бессильна..." »
« "Бессильна.." »

Это слово эхом отдавалось в голове, перенося из мира забытья в мир реальный - и здесь ситуация была даже хуже, чем в недавнем кошмаре...
Лежавшая в дальнем углу словно тряпичная кукла ночная эльфийка с глухим стоном открыла глаза. Голова кружилась, в глазах плясали красные круги, а во рту была, по ощущениям, целая Силитусская пустыня. Выглядела девушка, кстати говоря, соответственно. Кожаное "платье" было изрядно порвано, опалено, залито грязью, кровью и какой-то противной жижей; растрепанные волосы можно было назвать серебристыми лишь с очень большой натяжкой - скорее уж они были какими-то грязно-серыми; перчатки на левой руке недоставало, а ее резной друидский посох..
« - Посох... куда он мог...? »

- кажется, эти слова Элаурин уже произнесла (вернее, почти прохрипела) вслух.
Все еще мутным взглядом друидка обвела ближайшее пространство, попутно вспоминая обстоятельства, при которых она дошла "до жизни до такой"... События щелкали в памяти, как картинки из калейдоскопа.
« ...Вообще-то Эла должна была уже пару-тройку недель уже как быть далеко отсюда - в Кенарийском Оплоте, с собратьями-друидами. Но нет! - надо же было ей всерьез и надолго застрять здесь! А все - рвущийся служить правому делу боевой товарищ и друг - паладин по имени Конлон. Почему друидка согласилась остаться с ним здесь. в Оплоте Чести, не могла внятно объяснить даже она сама. Врожденное любопытство и стремление помочь всем и вся? Привязанность к этому - пусть иногда несносному - человеку? А может, что-то большее? Неизвестно. Как бы там ни было, Конлон недавно был вызван в Штормград, а Элаурин осталась здесь. И ее, как далеко не последнюю целительницу, отправили с отрядом, которому было дано приказ любой ценой сломить сопротивление орков скверны и... собственно, что тот напыщенный командир говорил дальше, друидка слушала вполуха. Тех, кто мнил о себе невесть что, эльфийка, из-за довольно тихого и мягкого нрава не любившая спорить, предпочитала просто игнорировать. Тем более, что свою задачу Эла уяснила вполне четко. Как всегда - лечить и защищать... »

Конец этой истории вполне красноречиво стоял перед глазами. Вместе с торчащими из-под двери останками доблестного командира их небольшого отряда...

Мутный взгляд сфокусировался на рогатой фигуре неподалеку от двери. Драэнейка, кажется, была жива, и, похоже, даже в сознании... и инстинкт целителя при виде еще живой девушки заставил Элу с грехом пополам встать на ноги и чуть ли не бегом кинуться к раненой, попутно обыскивая взглядом комнату на предмет других живых товарищей и пропавшего посоха...
- Ты как? - прохрипела друидка, почти упав рядом с драэнейкой.

Йори, по прозвищу "Волчонка"
- Наару спасли меня! - остановила жестом руки эльфийку Волчонка: - Не трать свои силы! Слава Свету, что ты - целитель! Ты сможешь спасти остальных! - одновременно она упёрлась сильной рукою в подножие трона, и рывком поднялась, как бы показывая: "Со мной всё в порядке, я стою обеими копытами".

Перед глазами от такого рывка пробежали маленькие импы и грелли, они покачнулась, и схватилась одной рукой - в окровавленной латной перчатке, за плечо эльфийки, чтобы сохранить равновесие. "Нет,со мной всё в порядке, я смогу защитить..." - ах да, щит. Её щит валялся рядом с ногами мёртвого командира, с оборванными ремнями - кажется, в последний момент штуки три краснорожих одновременно пытались вырвать его из рук стражницы. Меч... на нём одной ногой стояла целительница - дренейка нагнулась, и подняла его. Замечательный механизированный клинок гномской работы - предмет восхищения и зависти всех в Экзодаре и тут, в Запределье. Выпрямляясь, она снова покачнулась от слабости, и стоя, опёрлась спиной о спинку трона, обтирая левой рукой лезвие. На индикаторе ещё горели цифры заряда - не все истратила...

За закрытой дверью к демонам слышалась какая-то возня и удары металла о металл. Внезапно, грубый голос крикнул на орчьем:
- Выходите, трусливые свиньи!
- Мы не трусы! Мы... - в запале крикнула Волчонка, и осеклась, закрыв рот ладошкой, в испуге сверкая глазами на эльфийку. Но возня и стуки металла за дверью неожиданно стихли.

Кровавый Страж Порунг:
- Они ещё живы! Тащите сюда таран, вы, закуска для скверновепрей! Да и пните жирную задницу этого огра, мне нужна его сила!

Элаурин Песня Дождя
Когда драэнейка оперлась о плечо целительницы, чтобы удержаться на копытцах, та тихо взвыла и чуть не свалилась сама - все-таки Эла была невысокой (по меркам своего народа, конечно - над любым человеком она все равно возвышалась почти на голову) и очень худенькой, так что вес рослой закованной в латы драэнейки девушка выдержала с трудом. Впрочем, воззвать к Аэссине и придать обеим девушкам сил Элаурин все-таки смогла.
- Кости точно целы? - прошептала эльфийка, вновь осматривая сцену побоища.
Ответить драэнейка не успела - за дверью послышался стук (вернее - грохот) и крики на орочьем. Знание языка орков для Элы, увы, ограничивалось несколькими расхожими фразами, поэтому она, кроме "выходите!" ничего не разобрала. А вот ее напарница, похоже, не только поняла, что говорили по ту сторону двери, но и изрядно обиделась.
- Мы не трусы! Мы... - прокричала драэнейка и, осекшись, испуганно посмотрела на эльфийку.
- Та-а-а-ак..., - хрипло произнесла Элаурин, - Теперь у нас будут неприятности. С гарантией...., - друидка наконец вспомнила о своей все еще валяющейся в углу сумке, и, в надежде, что фляга с водой пережила все невзгоды, метнулась туда. Так и есть... уцелело, конечно, не больше половины взятого с собой, но вода была, и целительница, открутив крышку и плеснув в флягу чуть-чуть зелий из уцелевших флаконов (в конце-концов, сейчас, кажется, именно тот случай, когда это стоит использовать Причем всем), принялась жадно пить. С трудом оторвавшись от фляги после нескольких глотков ("Хватит, Эла, ты не одна, тебе еще двоих в чувство приводить и драэнейку отпаивать"), девушка снова повернулась к уже вооружившейся девице в латах, - Кстати... не помню, я тебе уже успела представиться-то? Или я в этой сумятице только и говорила, что исцеляющие заговоры?, - друидка вздохнула и покачала головой, - В общем, Элаурин. Можно просто "Эла", "Эл", "Лаури" - главное, чтобы я поняла, что ты меня зовешь...
Закрутив крышку на фляге, Элаурин кинула взгляд на двух все еще валяющихся в отключке товарищей по несчастью. Признаков жизни они пока не подавали - и оставалось только надеяться, что они еще живы и их удастся привести в чувство до того, как дверь проломят орки...

Йори, по прозвищу "Волчонка"
- Лаури... - медленно проговорила дренейка, пробуя имя: - Мне нравится! А почему мы не познакомились сразу? Меня зовут Йори, только все меня дразнят "Волчонка". И дома и тут... Ну Посмотри, какая я "волчонка"? - обиженно спросила она у эльфийки, выпрямляясь во весь свой завидный рост: - "Волчонка" - это должно быть что-то маленькое, а я - до макушки Наару допрыгиваю! Даже без разбегу! - она забавно, по-птичьи, наклонила голову, и шмыгнув носом, попросила чуть дрогнувшим голосом: - Ну улыбнись, а?

Элаурин Песня Дождя
Эла смерила Йори взглядом. "Волчонка"... Эльфийка хихикнула - смех получился не слишком-то веселым, скорее каким-то нервным. Так ведь и поводов для веселья не слишком-то много...
Еще один косой взгляд в сторону лежащих в отключке товарищей... "Да подадут они хоть какие-то признаки жизни или нет?"
- Да может, и знакомились сразу... говорю же, не помню я. Все воспоминания - как снежинки в Зимних ключах: кружатся по ветру, а толку мало. Такая же сумятица.
Тем временем в поле зрения друидки попал-таки ее старый добрый посох - изрядно обгоревший и покореженный. "Да.. придется тебя менять, товарищ. Служил ты мне долго и верно, но это, наверное, последнее наше путешествие вместе.."
Элаурин подошла к расщелине, в которую закатился посох, и, протянув руку, обхватила пальцами такую привычную резьбу...
- Ладно, прохлаждаться в Изумрудном Сне буду..., - со вздохом произнесла целительница, приведя, наконец, себя в какую-никакую боевую готовность, - Я попытаюсь вернуть наших спутников к реальности, а ты готовься - вполне возможно, что приход врагов нам придется встречать вдвоем...

Йори, по прозвищу "Волчонка"
Волчонка кивком указала рогами на открытый зев тоннеля:
- Мы можем вернуться обратной дорогой, только нужно чтобы кто-то прикрывал мне спину... - она бросила взгляд на раненых: ...и чтобы кто-то нёс остальных...
Стражница задумалась. Слизняки из тоннеля были опасны не своей силой, а количеством, и ядом, из которого родились. В принципе, если целительница поможет, им, делая передышки, вдвоём бы хватило сил протащить раненых и по тоннелю, и до ворот крепости. Но, во время передышек в тоннеле, раненых бы пришлось опускать на пол... в эту ядовито-зелёную жижу, из которой вылазили новые слизняки... А ещё, нужно было бы отгонять слизняков!
У тоннеля был небольшой подъём, на который слизняки не залазили, так что забаррикадировавшись, можно бы было выдержать небольшую осаду... Волчонка обрадовалась, но тут же добавила про себя: "Пока орки не позовут колдунов, который нас просто зальёт огнём. Или просто не зальют зажигательной смесью для катапульт. Безо всякого колдовства.".
Она вздохнула и вслух добавила:
- Был бы у нас свой колдун... или зажигательная смесь... - взгляд девушки упал на нарядные желтые сапоги мёртвого паладина... с соплами нитроускорителей!
Она помнила действие этого устройства - огненная струя била примерно на метр, и вряд ли распугала бы больше слизняков чем более длинный меч в её собственных руках, но если вылить топливо и поджечь... немедленно, дренейка приступила к действию, снимая сапоги с бездыханной половинки тела командира. Запертая комната наполнилась ароматом добротно выдержанных мужских портянок:
- Фу, как они пахнут... Я сейчас тебе помогу и мы перетащим раненых в тоннель. В сапогах осталось горючие... мы выльем его на слизняков, и подожжем. Главное - успеть протащить их через лужу, чтобы и орки, и слизняки оказались по одну сторону от нас! Ты сможешь хотя бы по полу волочить двоих?!

Элаурин Песня Дождя
- Волочить..., - Элаурин задумалась, - Если стану медведицей - то и на спине перетащу. Недолго, правда..
Эльфийка вновь окинула взглядом валяющихся товарищей по несчастью и мысленно пообещала задать тем хорошей трепки, как очнутся. "Это, конечно, если мы все в этом кошмаре выживем.."
Друидка закрыла глаза, мысленно взывая к Братьям-Медведям - Урсоку и Урсолу, прося Древних наделить ее медвежьей мощью и выносливостью. Как же давно она не обращалась к ним! Избрав путь целителя и Аэссину как свою покровительницу, Эла оставила путь зверя в ученическом прошлом, лишь изредка тревожа Урсока, Урсола, Голдринна и Авиану своими просьбами. Но сейчас на волоске висела не только ее собственная жизнь, но и жизнь ее товарищей...

Фигуру целительницы на миг окутала серая дымка... а в следующий на холодных каменных плитах уже стояли четыре лапы белой медведицы - не то чтобы крупной, но, пожалуй, способной вынести как минимум одного товарища по несчастью на своей спине.
- Помоги. - кое-как прорычала Элаурин, очень надеясь, что драэнейка разберет хоть что-то из медвежьего рыка.

Йори, по прозвищу "Волчонка"
Волчонка от радости чуть не захлопала в ладоши, и тут же, деятельно взвалила на спину несчастной медведицы сразу оба бесчувственных тела.
- Подержи немного, я сейчас разгоню слизняков, и пробежим.
Она оставила один сапог у дыры, а сама раскрутила второй и выплеснула в глубину чёрное маслянистое топливо.
- Поджигаю, потом побежим быстро.
Дренейка подожгла кусочек бумажки и кинула в темноту. Бумажка пшикнула, погаснув.
- Гадство... Ничего, у меня второй есть!
Теперь осторожнее, она вылила топливо из второго сапога по донышку, и поднесла кресало... и ни одна искра не попала по тонкой, быстро утекающей во тьму струйке.
Стражница с грустью посмотрела в дыру, из которой, кроме вони от зелёной слизи, пахло теперь и добротным гоблинским топливом....
- Не получилось...- посмотрела она на медведицу: - Идеи есть?

Лейн Солнечный Меч
Высокая (даже как-то слишком высокая) человеческая волшебница в потрепанном синем одеянии открыла глаза, пошевелилась... и чуть не упала с мохнатой медвежьей спины. "Откуда здесь?... где я?... а, ну да... я попала. Как кур в ощип".
Стоп... а была ли чародейка действительно человеком? Ее фигурка и черты лица начали постепенно расплываться, словно подергиваясь туманом. Зелень глаз приобрела "веселенькое" свечение, брови вытянулись - то же можно было сказать и об ушах, фигурка стала тоньше... в общем, через где-то полминуты иллюзия рассеялась окончательно, и перед Йори и Элой была.. эльфийка. Все бы ничего, если бы цвет ее глаз довольно однозначно наводил на мысль об эльфах крови.

Медведица-то себе за спину посмотреть не могла, а вот драэнейская воительница, похоже, успела заметить метаморфозы их "штатного мага", я у нее явно было немало вопросов. Причем, судя по выражению лица рогатой дамы, как минимум половина из них начиналась со слов "Какого беса?.."

Йори, по прозвищу "Волчонка"
- Ура, волшебница! - дренейка чуть не подпрыгнула от радости: - Мы выберемся!
Она показала на дверь и на тоннель:
- Командир умер, у нас один раненый, кроме тебя. Я боюсь, что мы не дойдём. Да и орки чего-то шумят. Я в тоннель вылила два сапога топлива, чтобы распугать слизняков, а оно- не загорается!
Попробуй его зажечь или заморозить там всё, а мы - вбежим!
Моргнув светящимися в темноте глазами, она измерила взглядом фигуру девушки и добавила:
- Ты что-то похудела сильно. Не надо так переживать!


Наисса
Наисса долго лежала не шевелясь. Пока не затихли в отдалении последние звуки ушедшего отряда, в мгновение ока превративший казарму орков Скверны в стонущий, визжащий и умирающий ад. Тело занемело от неудобной позы, ниже пояса еще и придавленное телом какого-то особо неудачливого орка. Вряд ли что-то еще могло весить так много и так больно дергаться, умирая. Кровь умиравшего пропитала ткань, подсохла и прилипла к телу. Наисса едва заметно шевельнулась и осторожно потянула за край тяжелую рогожу, которой укрылась как только услышала первые звуки боя. Выглядывая одним глазком, осмотрелась.
Видно было немного. Наисса лежала в углу, прижавшись к стене, и обзор закрывало тело орка. Правда, у туши отсутствовала голова и правая рука, начисто снесенные косым ударом. Но легче она от этого не стала. Девушка очень осторожно шевельнулась, приподнялась, опираясь на локоть. Казарма была пуста. Ни одной живой души. Только трупы орков и слабое сияние одинокого факела, чудом уцелевшего в кутерьме.
Наисса не стала медлить. Дернулась, с трудом спихнула с ног тело краснокожего, и, пошатываясь, поднялась, оперлась о стену. Как хорошо, что эти твари даже не подумали ее связывать. Куда денется перепуганная до беспамятства дренейка из сердца орочьей казармы?
Возможно, стоило заявить о себе нападавшим, но в тот момент единственным инстинктивным желанием у девушки было куда-то спрятаться, забиться, затаиться, чтобы не нашли.
Уняла головокружение и тошноту и снова осмотрелась. Кажется, через тот выход ее завели сюда. Тряхнула головой, пытаясь справится с вновь подступившей тошнотой.

Когда ее волокли сюда, на подходе к казарме один из орков стащил наконец с ее головы вонючий грязный мешок, а ее стошнило. Орк, стоявший рядом, молниеносно схватил ее за ворот платья (вернее того, что от него осталось) и высунул головой в широкий пролом в стене. Скрюченная в спазмах, сквозь слезы она заметила внизу, где-то на глубине 2-3 ярдов, пол тоннеля. Дно тоннеля было покрыто слабосветящимися, ядовито-зелеными лужами. И что-то ползало там и шевелилось. А запах! Наиссу снова скрутило в сухом рвотном позыве, а державший ее орк грубо тряхнул, едва не оторвав ей голову воротом и рявкнул на орочьем: "Прекрати! Или я скормлю тебя слизням, синяя сучка". Наисса быстро закивала головой, пытаясь вдохнуть.

Почти на ощупь, держась за стену дренейка добралась до пролома и остановилась. Высоко. Села на край, свесила ноги и прикрыла глаза. Дышать мелкими глотками, пытаясь привыкнуть к "аромату". Приоткрыла глаза. Лучше уж пусть слизни, чем...

Грубый удар по голове, рывок, оставивший от ее платья очень мало. Горящие алым огнем глаза орка Сверны: "О, какой замечательный сюрприз нашему начальнику!" Рядом с правым клыком по губе на подбородок стекает струйка слюны. Девушка не может оторвать взгляд от этой пенной капли, вяло ползущей по припорошенной красной пылью коже. Мешок.

Наиссу передернуло от отвращения, она открыла глаза и решительно соскользнула вниз. Приземление получилось не мягким, под копыто попал камешек, заставив ее на мгновение задохнутся от боли. Когда перед глазами перестали плясать яркие пятна, она вдруг рассмеялась.
Она снова обманула смерть. Может, через десяток метров ее сожрут те зеленые мутные куски протоплазмы, но сейчас она еще жива. Да и со слизнями, если это они, можно повоевать. Узор на руках полыхнул на мгновение, будто одобряя настрой девушки.

****

Придерживаясь рукой за стену, дренейка шла по тоннелю, стараясь не вляпаться в зеленые лужицы. Слизней в тоннеле было немного, что вызывало почему-то у девушки некоторое беспокойство. Те же, что пытались напасть, оставались лежать на полу тоннеля дымящимися неаппетитными кучками.
Девушка обошла широкий выступ скалы и остановилась, пораженная странным зрелищем: через пару метров весь пол тоннеля был усеян большими и маленькими тускло светящимися зелеными пятнами. Которые медленно переползали туда сюда. Слизни?! Они что, приползли сюда со всего тоннеля? Зачем? Что могло привлечь этих безмозглых тварей?
Качнулась вперед и шумно втянула воздух трепещущими ноздрями. К сырости и затхлости добавился какой-то новый, едкий запах. Смутно знакомый, но Наисса никак не могла вспомнить, что же это такое. Далекие переливы голосов. Там кто-то есть? В темноте слабо очерчивался пролом, в котором мелькали едва заметные оранжевые блики. Огонь. А если...
Наисса прикрыла глаза и "потянулась" к пламени. Через секунду разочарованно вздохнула и открыла глаза. Потрясла головой. Ей не хотелось лезть туда. Но это было не то, чего желали они. А значит, придется идти.
Дренейка снова глянула на тусклые зеленые холмики. Ближайшие к ней изменили форму и подползли чуть ближе - похоже, учуяли. Наисса вздрогнула от отвращения, но тут же успокоилась. Огонь. Все что нужно этому месту - очищающее пламя, которое выжжет эту заразу дотла.
Но тут нечему гореть. Огню нужна пища. А слизни на эту роль практически не подходили. Или... Девушкой овладел азарт. Её даже слегка трясло от возбуждения. "Гореть может все, что угодно. Даже камень - главное довести его до нужной температуры". Дааааа!
Ближайший к ней слизень занялся слабым пламенем и громко пища пополз прочь, оставляя за собой быстро гаснущий огненный след. Выглядело так, будто у него шкурка загорелась. Шкурка у слизня. Дренейка громко фыркнула. Правда, были у этого и не смешные моменты. Огонь на жертве тоже довольно скоро угас и слизнюк, похоже, возвращался с явно не мирными намерениями. И с подкреплением.
Быть сожранной слизнями в какой-то затхлой дыре - не самая радужная перспектива. Возвращение назад было чревато застреванием в тупике с оравой жаждущих мести слизней на хвосте. Или встречей с краснокожими, что будет еще веселее. А потому...
Злость на несправедливость судьбы в который раз за недолгую жизнь охватила рогатое создание, заставляя огнем полыхать причудливые метки на теле. Наисса с громким воплем бросилась вперед, на ползущих слизнюков, будто бы крик мог их напугать.

Таала, прозванная Верин ("Затворница")
"Что это? Что-то мягкое, похожее на мех, и ... живое?"
Таала тихонько застонала и открыла глаза. Обнаружив себя на спине огромной медведицы, удивилась вначале, но потом вспомнила это диковинное существо, из тех, что живут по ту сторону портала, выполнявшее в их маленькой группе роль целителя. Кажется, они умеют принимать форму разных животных...
Таала почувствовала укол совести - этой изящной девушке-друиду, хоть и принявшей форму медведя, должно быть, нелегко было тащить ее на себе... Быстро сползла на пол и мысленно обратилась к Наару, призывая целительный дар. Конечно, до настоящего анахорета ей далеко, но восстановить небольшие повреждения и убрать дикую боль в затылке она вполне в состоянии самостоятельно.
Наару... Дренейка мягким движением коснулась синего кристалла, висевшего у нее на груди. Почувствовала привычное умиротворение, сознание прояснилось, мысли стали быстрыми и четкими. Совсем недавно, в Шаттрате, она получила указание от самого А'дала - следовать за Иритой, гордой и несколько высокомерной дренейской волшебницей, накануне доставившей в Шаттрат посылку из Долины Призрачной Луны. В Оплоте Чести их пути разошлись - Ирита осталась со своим братом, а она, Таала, последовала с отрядом сюда, в это жуткое место, полное проклятой магии скверны.
Таала осмотрелась. Кажется, уцелели не все. Но с ними по-прежнему есть целительница-друидка (как же ее звали-то?), и эта бесстрашная дренейка Йори, и ... нет, не может быть. Эльфийка крови.
Таала посмотрела на эльфийку пристально, но без неприязни. Она вспомнила свою подругу Лиэстель, оставшуюся в Шаттрате. Далеко не все из них - чудовища, одержимые скверной, многие раскаялись и выбрали путь Света... Но она хоть убей не помнила эльфийки в группе. С ними была человеческая женщина-маг... Значит, чары личины?
"И как я не заметила... Впрочем, не до того и было. Но... где мы сейчас? И что же делать дальше?"

Йори, по прозвищу "Волчонка"
Увидев, что очнулась и вторая волшебница, Волчонка чуть не подпрыгнула от радости:
- И ты жива! Ура! - стражница оглянулась, поискала и подобрала свой потерянный щит, с сожалением глянув на оборванные ремешки:
- Командир умер, - повторила она: - Остались одни девчонки. Мы возвращаемся назад. Надеюсь, все готовы?

Таала, прозванная Верин ("Затворница")
Таала беспомощно оглянулась и сказала мягким, будто извиняющимся, голосом:
- Боюсь, я не смогу открыть портал из такого места... Воздействие искажений слишком велико. Это было бы небезопасно, и не только для нас, но и для тех, кто окажется в конечной точке нашего прибытия... Мне очень жаль. Может быть, отсюда есть другой выход? Или?...
Дренейка вопросительно посмотрела на вторую волшебницу.

Наисса
И именно в этот момент из глубин тоннеля, заполоненного слизнями, раздался истошный вопль, а через мгновение возник силуэт, расчерченный огненными всполохами.

Таала, прозванная Верин ("Затворница")
Огненные блики заплясали на стенах тоннеля, а к противному шелесту ползающих и булькающих слизней примешался еще какой-то звук... звук гудящего пламени и чьи-то крики!
Дренейка живо вскочила на ноги, слегка покачнувшись от секундного головокружения, ее взгляд метнулся вокруг, оценивая обстановку: от нее ни укрылись ни раскуроченные реактивные сапоги, валявшиеся поблизости, ни то, что ее волшебный посох, по счастью, неповрежденный, так и остался лежать у дальней стены комнаты ("Не успею!"), ни странный, очерченный огнем силуэт в глубине тоннеля, - быстро провела рукой вдоль пояса, нащупав неизменный мешочек с кристаллами ("Хорошо!"), принюхалась к слабому запаху топлива, идущему из пролома...
- Сейчас будет взрыв, неизвестно насколько мощный, отойдите все от входа, я закрою пролом в стене магическим щитом, - голос дренейки был на удивление спокойным и размеренным, как будто она сообщала прогноз погоды своим спутникам, а не предупреждала о смертельной опасности.
Крепко сжав в руках все тот же синий кристалл, она предельно сконцентрировала внимание, направив свой взгляд на выход из тоннеля, и начала произносить одно из заклинаний школы отречения...

Йори, по прозвищу "Волчонка"
- В сторону! - крикнула Йори, оказываясь перед волшебницей и закрывая её щитом: - К стене, или сгорите!
"Прорвались через тоннель?" - лихорадочно думала стражница: "Тогда мы отрезаны. Или... загорелось топливо из сапогов?"

Наисса
Слизни почти не двигались. То ли на миг опешили (правда, с чего им опешить, у них же даже мозга нет), то ли просто решали, что с этим делать, то ли дренейка двигалась слишком быстро.
Наисса неслась напролом, нещадно давя мелочь, даже не думавшую уворачиваться, перепрыгивая через слизней покрупнее, жадно тянущихся за ней. За несущейся метеором девушкой занимался слабыми язычками пламени и тут же гас огненный след.
Странное фиолетовое свечение будто пеленой подернуло вход в спасительную комнату. До боли знакомое.
Наисса едва успела выставить руки, больно ударившись ладонями о магическую преграду. Магическую. Со злость треснула кулаком по переливающемуся щиту, даже не обратив внимания на едва различимые за ней силуэты. И тут же испуганно вскрикнула, обернулась и прижалась спиной к щиту.
Слизни угрожающе изгибались к ней, тянулись, но не... не двигались? Дренейка только теперь осознала, что ближайшие к ней слизни оказались приморожены к невесть как покрывшемуся льдом полу тоннеля, превратившись в ледяные статуи. Правда, тот слабый огонек, который расползался вокруг нее и раньше отпугивал их, оказывал теперь дряную услугу - слизни освобождались из плена быстрее, чем это было нужно. Да и задние, не прихваченные морозом, даже не подумали сбавить темп.
Наисса еще сильнее вжалась в магический щит и судорожно всхлипнула.

Лейн Солнечный Меч
Так... кажется, недовольное выражение лица драэнейской воительницы было адресовано не Лейн, а не сработавшему плану побега из этого адского местечка. Уже лучше...
На радостный возглас рогатой: "Ура, волшебница!" эльфийка глухо застонала, слабо улыбнулась и соскользнула с медвежьей спины - жалко нагружать бедную целительницу - и чуть не упала на пол от слабости в ногах. Вздохнула, помотала головой, чтобы расплывающийся вид и без того довольно темного зала наконец стал хоть более-менее видимым.
Информацию о мертвом командире и о приближающемся таране чародейка выслушала с несчастным выражением лица, попутно прикидывая, куда могла подеваться ее походная сумка. Нашарив, наконец, отшвырнутый к стене рыкзачок, принялась судорожно шарить в его недрах в поисках фляги с водой. Мысли крутились вокруг паршивости ситуации и возможного выхода...

- Попробуй его зажечь или заморозить там всё, а мы - вбежим!
Лейн вздохнула. На ум пришла фраза, брошенная в ее адрес когда-то во время Третьей Войны: "Сожги! Расплавь! Заморозь! Отправь на Кезанский Остров! Преврати в муху! В воду, в конце-концов!! Кто из нас волшебник?!" Вот только с огнем работа у эльфийки никогда особо не шла - ее стихией был более спокойный (порой даже миролюбивый) лед. Вода.. стихия, дающая жизнь. Увы, в качестве оружия магия в руках Лейн в последнее время использовалась чаще, чем в мирных целях, в которых Солнечный Меч и видела основное применение волшебства...

Стон. Стук копыт, шорох мантии. Это вторая драэнейка, коллега-волшебница (только что к Кирин Тору она, конечно, никаким боком), пришла в себя - так же медленно и мучительно отходя от пережитого, как и сама Лейн. Зеленые и светло-синие глаза встретились. Улыбка, чуть изогнутая бровь в ответ - кажется, при слабой вспышке света Наару драэнейка успела заметить истинное лицо волшебницы, и приняла это спокойно, хоть и с удивлением. Значить, можно не продолжать бессмысленный и надоевший маскарад.. хотя что было делать - нужно же было как-то подменить раненную знакомую из Кирин Тора! Кто же знал, что ее зашлют в такие дали...
- Командир умер, - раздался тем временем голос воительницы: - Остались одни девчонки. Мы возвращаемся назад. Надеюсь, все готовы?
- Готова, - произнесла Лейн, поднимаясь с пола и мысленно заготавливая пару-тройку морозных плетений. Если враг придет, она его встретит достойно...
Голос второй драэнейки (кажется, ее Таалой звали) подтвердил то, что Лейн уже и так предполагала: открывать здесь портал - чистой воды самоубийство. "Отправить на Кезанский остров" кого-либо, соответственно, тоже несколько проблематично... Придется выбираться на своих на дво...
Рассуждения чародейки были прерваны донесшимся из туннеля истошным воплем, запахом чего-то паленого и... к ним кто-то бежал, орал.. и горел. Учитывая то, что на дно туннеля их рогатая предводительница вылила изрядную дозу гоблинского топлива... медлить было нельзя. Пока Таала создавала защитный барьер, а драэнейка в доспехах (Йори, кажется...) отгоняла их с друидкой назад, Лейн, сконцентрировавшись, подскочила к проему, не глядя, выпустила туда все заготовленные ледяные плетения, и, буквально за секунду до того, как в появившийся щит влетело.. нечто..., прыгнула в сторону своих товарищей по несчастью, чуть не сбив с ног уже превратившуюся обратно целительницу.
Ее взгляду предстал довольно странный вид - вход в туннель, как и часть него, покрылась ледяной коркой, а через переливающийся всеми чветами радуги щит были видны вмерзшие в лед и предратившиеся в ледышку слизни, в перспективе - не задетые и приближающиеся к ним слизни, а на щите - вжавшаяся в преграду и тоже частично задороженная.. драэнейка??
"Вот вам и использование магии во благо..."
- Каких магистров? - вырвалось у Лейн, - Как она.. ладно. Таала, снимите барьер. Будем втаскивать сюда это горе...

Йори, по прозвищу "Волчонка"
Мимо виска, взметнув косичку, прошуршало ледяное заклятие. Волчонка привычно подняла щит, готовясь остановить им всё, что не сможет удержать магия, присела в стойке, и готовясь к прыжку, и чтобы не мешать волшебницам, как вдруг услышала девичий вскрик.
Оглянулась буквально на секунду - голос был незнаком, и звучал.. спереди?
Во льдышке, созданной магами, слабо виднелась рогатая женская фигура.
"Дренейка? Откуда здесь, в Цитадели? Демон? Суккуба? Эредарка?" - вспомнив, как можно это проверить, она призвала Дар Наару и направила силу Света в незнакомку, заодно слегка осветив комнату. Кто бы ни была незнакомка, слизняков она интересовала как обед. А значит все вопросы - после спасения.
- Обезвесьте её - попросила она волшебниц, выпрямляясь: - Я ловлю...

Наисса
Из-за искажений, созданных магическим щитом, "спасателям" могло показаться, что девушка тоже попала под действие замораживающего заклинания. Но это было не так.

Таала, прозванная Верин ("Затворница")
Спутницы Таалы начали действовать практически одновременно с ней: вот прыгнула вперед дренейка-воительница, прикрывая ее щитом, мимо с легким гудением пронеслись нити ледяного заклинания эльфийской волшебницы... даже в такой напряженный момент Таала обратила внимание, насколько элегантным и виртуозным был узор пленетия, и почувствовала уважение к его создательнице ("Хорошая школа!"). Вспомнила описание города магов, Даларана, в одной из книг Провидцев ("Стоит когда-нибудь там побывать")...
Вспыхнул свет Наару, освещая рогатый силует, буквально вмороженный в перекрывший пролом магический щит, и одновременно с этим прозвучал голос эльфийки:
- Таала, снимите барьер. Будем втаскивать сюда это горе...
Таала и сама уже сообразила, что нужно действовать быстро, пока незнакомый дреней не пострадал от наползающих из дальнего конца тоннеля слизней.
- Эрно мэр самир солей, - легкий взмах рукой, и щит мгновенно растаял в воздухе, - даэрно лаамо. Меерон.
Незнакомую дренейку (теперь было видно, что это девушка) окутал мягкий кокон заклинания левитации, перемещая вглубь комнаты, прямо в распростертые объятия Йори.
Таала вновь сосредоточила свое внимание на тоннеле, из которого по-прежнему напирали слизнюки. Она выдвинулась вперед, чтобы никто из ее спутников не попал под заклинание, и простерла руки перед собой, сложив пальцы в привычный жест и тихо прошептав несколько слов на древнем языке эредар.
Мощная вспышка арканы осветила коридор и расширяющимся лучом ушла вглубь.
Таала слегка поморщилась. Она не любила уничтожать живое, даже такое мерзкое, но иногда это - необходимость...

Йори, по прозвищу "Волчонка"
Стражница поймала незнакомку на руки и мягко положила на землю.
- Ты кто? - спросила она по-дренейски: - Откуда? Что с тобой случилось?
Оглянулась, ища глазами целительницу:
- Её, похоже, зацепили магией - предположила она на всеобщем.

Наисса
Наисса не задавалась вопросом, что и почему вдруг приморозило слизней, гнавшихся за ней - она готовилась подороже продать свою жизнь. А уж это она умела великолепно. Слепая ярость снова вспыхнула в ней, но внезапно зыбкий щит, в который она вжалась спиной - пропал. Дренейка потеряла равновесие, а разом с ним и всю концентрацию. Но нет, она не грохнулась на усыпанный каменной крошкой пол. Что-то мягкое подхватило ее тело и легко опустило на... чьи-то руки. Девушка опешила - орочьи чернокнижники не снисходили до подобных реверансов. А значит, это может быть что угодно. Напряглась, готовясь встретить достойно новую опасность.
Она не чувствует Скверны в этом существе? Склонившийся над ней силуэт, знакомое сияние глаз, неужели... Мягкий голос на родном наречии все же не развеял сомнения окончательно:
- Ты кто? Откуда? Что с тобой случилось?
Наисса сморгнула. Сразу столько вопросов. А они действительно не враги? Или это какая-то иллюзия, морок наведенный чтобы она расслабилась и безропотно сдалась?
"Спасительница" же, не дожидаясь ответа, сказала что-то в сторону на другом языке. Кажется, именно им пользовались приходившие в Шаттрат люди. Девушка осторожно скосила глаза - там смутно виднелось еще три силуэта.

Таала, прозванная Верин ("Затворница")
Разобравшись со слизнями, по крайней мере, ближайшими, Таала вновь обернулась в сторону незнакомки, лежавшей на земле у ног Йори.

Неожиданный "улов" оказался не орочьим чернокнижником или кем-то из его прислужников, как она предполагала вначале, а очень юной дренейкой довольно дикого вида. В порванной одежде, без оружия и походного снаряжения... Тело покрыто странными пепельными узорами, вроде бы, остывающими, но, кажется, в любую секунду готовыми вспыхнуть вновь... Взгляд - затравленно-блуждающий, дикий, опасный, как у попавшего в ловушку зверя...

Таала покачала головой. Похоже, воительница права - эта девушка явно получила магические повреждения. Может быть, она была в плену у орков и подвергалась безжалостным экспериментам и пыткам? Отсюда и эти загадочные линии, и пелена безумия в глазах? Остается лишь гадать и надеяться, что эти повреждения - не той же природы, что и злое орочье колдовство, превратившее часть ее народа в Сломленных. Нужно будет доставить ее в Шаттрат, к анахоретам и самому А'далу - возможно, им удастся исцелить ее тело и дух. Ну а пока следует всецело препоручить ее заботам отрядной целительницы-друидки, до сих пор она проявляла себя виртуозным лекарем...

Таала перестала думать о незнакомке и направилась к дальней стене комнаты, где слабым серебристым светом сиял закатившийся туда ее волшебный посох. По счастью, он оказался достаточно прочным, чтобы выдержать бой. Его древко было выполнено из прочнейшего кориевого сплава с добавлением некоторых волшебных ингредиентов (отсюда и слабое свечение). А вот навершие Таала изготовила сама: пять кристаллов, один, покрупнее, в центре, четыре других - по периметру, кажется, держатся без всякой опоры и связей, но сместить их с места - невозможно... Взяв посох в руки, Таала удовлетворенно улыбнулась и направилась к своим спутникам.

Элаурин Песня Дождя
Медведица с облегчением вздохнула, когда обе взваленные на ее мохнатую спину волшебницы одна за другой пришли в себя и, хоть и с трудом, встали на ноги... В какой-то момент момент лапы все-таки разъехались в разные стороны, и друидка с глухим стоном повалилась на пол, беспомощно наблюдая за тем, как чародейки приводят себя в какой-никакой порядок, а Йори по второму-третьему кругу рассказывает им о погибшем командире, орках и так и не загоревшемся топливе. Фыркнула, понюхала затхлый воздух. От куда-то явственно тянуло паленым...
"Неужели топливо все-таки горит? - подумала Эла, - Тогда мы бы смогли вырваться из этого мрачного, мертвого места..."
Тело служительницы природы вновь окутала легкая дымка - и вот, слабой вспышке Света Наару, вызванной драэнейской волшебницей, предстала невысокая хрупкая эльфийка с растрепанными серебристыми волосами и поблескивающими золотом глазами. Но и сама Элаурин успела разглядеть своих спутников - к своему удивлению узнав в одной из них... встреченную когда-то , во время Третьей Войны, на Хиджале эльфийку крови.
"Она притворялась человеком, что ли?... оххх.. Зачем??...и каким же ветром ее сюда занесло?" - взгляд друидки был полон искреннего удивления и непонимания происходящего. Впрочем, знакомое лицо среди этой мрачной полутьмы приносило, когда шок от встречи прошел, некоторое успокоение, давая возможность собраться с мыслями о подумать о том, что делать дальше...
... Как раз кстати, ибо из тоннеля раздался вопль. Вопль ярости, испуга... и отчаяния. Призыв о помощи, попытка отпугнуть неизвестного противника... Вскоре показался и источник крика - отхваченный пламенем силуэт. Он приближался все ближе и ближе, отсвечивая сполохами на холодных стенах...
Элаурин подскочила с пола, словно ужаленная. Инстинкт целителя разрывал девушку на части - одна твердила, что нужно броситься с этому созданию и помочь ему - оно горит, ему больно, ему нужна помощь... Другая - напоминала о том, что на дно тоннеля вылито топливо, способное взорваться от прикосновения огня в любую минуту - и кто, если не друидка, сможет как-то помочь товарищам, если они пострадают? Так эльфийка и замерла в нерешительности, пока Йори не оттеснила хрупкую друидку себе за спину.
Волшебницы же времени зря не теряли - Лейн, подпрыгнувшая к самому зеву туннеля, приморозила слизней, и щит Таалы надежно оградил их от возможного взрыва. Эла прикрыла глаза, шепотом молясь Древним за то несчастное создание, что сейчас находится по ту сторону щита, и ожидала взрыва...
...Но его не произошло. Только тихий вскрик и всхлипывание.
- Таала, снимите барьер. Будем втаскивать сюда это горе... - раздался над ухом голос син'дорейки.
Эла открыла один глаз, затем другой - и отскочила от летящей в их направлении... еще одной драэнейки? Обгоревшей, потрепанной и несчастной. Впрочем, Таала все-таки опустила несчастную девушку не на пол, а на руки Йори, самой сильной из их маленькой команды. Туннель полыхнул вспышкой магии - и Эла слегка поежилась, боясь, что такая сила, как река в половодье, вырвется из берегов... Но этого не произошло.
Шаг ближе, еще шаг... Эла неслышно приблизилась к Йори и склонилась над пострадавшей.
- Её похоже зацепили магией - предположила она на всеобщем.
Друидка кивнула и начала нараспев шептать исцеляющее заклинание. Неизвестно откуда взявшийся свежий весенний ветерок закружил над обгоревшей драэнейкой зеленые листочки, успокаивая боль в ранах - и телесных, и душевных...

Йори, по прозвищу "Волчонка"
- Зажгите огонь какой-нибудь. - попросила стражница: - В такой темноте даже я нас за демонов приму.
- Откуда ты пришла? - повторила она вопрос по-дренейски: - За тобой гнались? Там есть враги? Ты можешь идти?
Запоздало вспомнив, оглянулась на тоннель - нет, слизнюки, сожженные чародейским огнём Таалы, больше не шевелились, и дыра, которая могла быть как и погибелью, так и надеждой на спасение, безмолвно зияла на стене...
"Зачем орки сделали нужник напротив трона вождя? Ведь вождю в лицо вонять будет..." - пошли в рогатой голове какие-то непонятные мысли: "Странный они всё-таки народ. Вот к чему приводит общение с демонами".

Наисса
Наисса проводила настороженным взглядом ушастую волшебницу, секунду назад уничтожившую большую часть слизней в коридоре. На мгновение показалось, что даже воздух в комнате посвежел. И правда, посвежел. По телу бегали щекотные зеленые огоньки, заживляя синяки, ссадины, ушибленное копыто, прогоняя боль.
Вот теперь Наисса полностью расслабилась. Ни демоны, ни орки Скверны не станут лечить перед тем, как замучить или убить. Еще горевший на теле тут и там рисунок погас окончательно, становясь снова невзрачным темно-пепельным сплетением вычурных линий.
Осторожно села, подогнув ноги и попыталась оправить сбившееся платье, вернее те жалкие обрывки, что от него остались после всех злоключений, и, перебив снова засыпавшую ее вопросами дренейку, хрипло проворчала на дренейском:
- Побереги силы, жрица. Мне не требуется лечение.
Огонь. Кажется, эта сильная дренейка в неудобном доспехе просила огонь? Наисса тряхнула головой, пытаясь привести мысли в порядок и протянула перед собой ладонь. Вспыхнул пепельный узор и через миг на ладони расцвел робкий язычок пламени. Не смотря на малый размер, огня было вполне достаточно, чтобы осветить всех участников драМы. Наисса снова свободной рукой попыталась оправить одеяние, прорехи которого располагались совершенно неудачно.
Подняла вопросительный взгляд на стражницу. Что там она еще хотела? Наисса пропустила слова ее мимо ушей и теперь надеялась на повторение.

Йори, по прозвищу "Волчонка"
- Ух ты! - хлопнула ресницами восхищённая Волчонка: - Ты тоже волшебница?
И показывая большим пальцем на дыру, переспросила:
- Там орков нет? Живых?

Наисса
Наисса мотнула головой, отчего прядь волос упала прямо в огонь. Раздраженно отбросила ее назад другой рукой и ответила:
- Нет. Никого, кроме слизней.
Звук ее голоса, хриплый, с надрывом неприятно резал уши и вызывал мысли или о болезни, или о серьезных повреждениях голосовых связок.
Впрочем, ее саму это давно не беспокоило. Исподтишка она рассматривала невольных "соседей" по несчастью.

Таала, прозванная Верин ("Затворница")
Таала, вернувшаяся к своим спутникам, все так же спокойно посмотрела на огонек в руках спасенной дренейки.
"На аркану не похоже. Но тогда ... стихии? Или это новая уловка орочьих чернокнижников, нечто вроде "живой бомбы" замедленного действия? Нужно быть начеку..."
Лицо Таалы было по-прежнему бесстрастно, но ее руки крепче сжали посох, а сама она начала подготавливать очередное ограждающее заклинание, на случай резких движений со стороны незнакомки.
- Там орков нет? Живых?
- Нет. Никого, кроме слизней.
Этот небольшой диалог на дренейском не слишком убедил Таалу в безопасности прохода, но выбора у них все равно не было...
Таала еще раз посмотрела в сторону закрытой двери ("эта обманчивая тишина"), затем сказала на всеобщем:
- Свободен путь или нет, а я не вижу другого выхода отсюда. Так у нас хотя бы есть шанс. Предлагаю порпробовать им воспользоваться.
Затем добавила по-дренейски, обращаясь к незнакомке, явно не понимавшей всеобщего:
- Ты в состоянии идти? Мы можем попробовать покинуть это место через тоннель. Другого пути отсюда нет.

Лейн Солнечный Меч (Laэн)
Это и впрямь была драэнейка. Молодая, в лохмотьях, с каким-то странным светящимся - или горящим? - рисунком на теле. Перепуганная и несчастная. Лейн посмотрела на нее с нескрываемым сочувствием - в конце-концов, сама волшебница тоже не раз за свою короткую еще как для эльфийки жизнь была вот в таком побитом жизнью состоянии. Вновь живо вспомнился разрушенный Даларан...
... Над "погорелицей" тем временем склонилась друидка, шепчушая исцеляющие заклятия. Лейн улыбнулась и прикрыла глаза, ощущая освежающие, мягкие, ласковые искорки-отголоски заклинания целительницы. Такая близкая и родная, хоть и не развитая в самой волшебнице сила... Напомнившая еще кое о чем.
"Как же я могла забыть? - мысленно отвесила себе оплеуху Лейн, - Травы! Должно же было у меня хоть что-то остаться."
Загорелая, обветренная, но довольно изящная ручка волшебницы потянулась к уже занявшему свое законное место за спиной потрепанному рюкзачку и начала там рыться на предмет оставшихся трав или, что еще лучше, зелий...
Темноту чуть развеял маленький, словно огонь свечи, язычок пламени на ладони уже, кажется, приходящей в себя новенькой. Лейн подняла на драэнейку взгляд своих зеленых, с каким-то золотистым огоньком в глубине, глаз.
"Волшебница, что ли? Или шаман?... А, магистры ее знают... главное, чтобы не подожгла все вокруг..."
Уголки губ чародейки приподнялись в слабой, но ободряющей улыбке.
- Все будет хорошо, - тихо произнесла эльфийка на всеобщем - но, судя по тому, что с "огненной" ее землячки разговаривали по-драэнейски, Всеобщего та либо не знала, либо знала очень плохо. Впрочем, непонятно даже, для кого были сказаны слова Лейн - спутникам ли? Самой ли себе? Кто знает...
... О, вот и зелья. Что мы имеет... парочка эликсиров "Целительной силы", флакончик настоя "Адепта"; уцелела фляжка с летучим лечебным зельем - хватит порции на две-три. И даже...
- Живем, - улыбнулась волшебница, - У меня есть эликсир маскировки. Если дело будет совсем худо - сможем скрыться из виду противников. .. Так что давайте последуем совету Таалы и попробуем проскочить через этот туннель...

Таала, прозванная Верин ("Затворница")
- Живем, - улыбнулась волшебница, - У меня есть эликсир маскировки.
При этих словах Таала улыбнулась и полезла в свою сумку, прикрепленную к поясу:
- У меня нет эликсиров, зато есть кое-что другое, - с этими словами дренейка извлекла оттуда кристалл зеленого цвета, слабо мерцающий в ее руках.
- Этот кристалл подобен тем, что скрывали наши города до войны с орками. Конечно, он не такой мощный, и создает он только оптическую иллюзию. Но с его помощью можно замаскировать вход в тоннель, сделав эту часть стены по-прежнему прочной на вид. Если нас будут преследовать, - дренейка кивнула на запертую дверь, - то не смогут сразу понять, куда мы делись. Возможно, решат, что мы ушли через телепорт. Жаль, что его заряда хватит ненадолго. Но если мы поспешим...
Дренейка вытянула на руке кристалл, явно любуясь переливами зеленого свечения на его гранях. Она смотрела на него, как иные смотрят на живое существо, на друга...

Наисса
Вместо ответа дренейка оперлась об пол двумя руками и встала. Пока она это делала, огонек с ладони перескочил на запястье, пробежал по руке до плеча, перескочил на ухо, скользнул по изгибу рога и застыл на самом кончике, даже, кажется, став чуть ярче.
Девушка нахмурилась и оглянулась назад. Окинула взглядом следы побоища, освещенные плясавшим на кончике рога язычком пламени, валявшиеся тут и там трупы орков. Взгляд ненадолго задержался на нижней половине явно не орочьего тела, облаченного в тяжелый доспех, но, почему-то, без сапог. Скользнул дальше, к двери, от которой тянулся кровавый след. На лице до сих пор не отразилось никаких сильных эмоций - лишь все нараставшее беспокойство. Махнула рукой на дальнюю дверь, и повернулась к дренейке со щитом в руках:
- [дренейский]Что там?

Йори, по прозвищу "Волчонка"
Волчонка с видом счастливого ребёнка смотрела за огоньком на руке новой подруги:
- А... там? Там - орки. Мы туда не пойдём. Сделай ещё раз так, а? - попросила она, показав ладошкой движение огонька.

Наисса
Наисса дернула плечом. Разговоры двух магичек, ушастой и дренейки, на всеобщем понятны не были. Это раздражало. Правда, неподдельно восторженный взгляд воительницы в неудобных доспехах в подобной ситуации мог у кого угодно вызвать улыбку. У кого угодно, только не у Наиссы.
Протянула вперед сложенные лодочкой ладони, раскрыла их - внутри оказался маленький язычок пламени, брат-близнец первого, пляшущего теперь на кончике ее левого рога. Протянула ладонь и "посадила" огонек на край побитого наплечника дренейки:
- Пока ты ему будешь нравится - он будет тебе светить. - огонек слабо мигнул, будто соглашаясь. - А теперь не мешай мне.
Наисса отвернулась и пошла к дальним дверям. Что-то их беспокоило. Это было важно. Нужно узнать точно, что там происходит.

Таала, прозванная Верин ("Затворница")
- Раз все на ногах, предлагаю не терять времени и выдвигаться немедленно, - сказала Таала на всеобщем, а затем повторила эту фразу на дренейском, добавив:
- Йори, и помогите нашей незнакомке, мне кажется, она не вполне еще пришла в себя...
Затем, сделав шаг в направлении дыры в стене, она на секунду замялась и оглянулась на эльфийскую волшебницу.
"Как же к ней обращаться? Вначале она, кажется, называла свое имя... но я его не запомнила, и наверняка оно было не ее..."
- Вы сможете заморозить слизней, которых мы встретим в тоннеле, как в первый раз? Они послужат каким-никаким, а препятствием для наших возможных преследователей, позволят выиграть еще несколько минут. Время - бесценно, как любят говорить ваши Провидцы...
Увидев, что спасенная ими дренейка направилась в сторону запертой двери, Таала лишь покачала головой.
"Она точно не в себе... Или это все же хитрая ловушка орков".
- И что мы будем с ней делать? - спросила на всеобщем у своих спутниц, кивнув в сторону удаляющейся спины. - Я могу закрыть ту дверь магическим щитом... Но будет ли это правильное решение? Мы не сможем увести ее насильно отсюда.
Казалось, дренейка была в растерянности.

Йори, по прозвищу "Волчонка"
Волчонка счастливыми глазами смотрела на подаренный ей огонёк, не решаясь коснуться его руками, потом, наконец услышала слова Таалы и оглянулась.
- Не ходи туда, там орки! Сказала же тебе! - повторила она незнакомке: - Пойдём назад там их слишком много, я их всех не убью.
Она поднялась на копыта и посмотрела на щит:
- Надо будет в казармах подобрать орчий. Этим сейчас воевать - как суповой тарелкой... - стражница показала на вырванные "с мясом" лямки.

Наисса
Наисса пропустила предупреждение воительницы мимо ушей. Для нее сейчас было важно только то, что им нужно узнать. И она узнает.
Коснулась пальцами искореженного временем, огнем и боями металла и прикрыла глаза, прислушиваясь. Где-то рядом смутно ощущалось присутствие живого огня. Угли.
Наисса прижалась к двери всем телом, прислонилась лбом к холодному металлу и потянулась туда, к мерцающему пламени.
Не тут то было. Такое чувство, что она влетела в вязкую стену, вылепленную из нечистот. Скверна, будь она проклята. Дренейка отшатнулась от злосчастной двери, сжала кулачки, грозя неведом кому, слезы бессильной ярости потекли по щекам.
- Не могу! Я не могу! - беспомощность жгла изнутри, причиняя почти физическую боль. Оглянулась на стоявшую позади воительницу и снова хрипло прошептала на дренейском - Не могу.

Йори, по прозвищу "Волчонка"
- Да, не можешь, - ничего не поняв, машинально кивнула Волчонка и показала на дыру: - Пойдём. Там слизняки, - объясняла она как ребёнку: - Они маленькие. А там, - она показала на дверь, - Там орки. Они большие. Пойдём побьём маленьких и убежим от больших?

Наисса
Девушка раздраженно глянула на большую дренейку. Она что, думает что Наисса совсем маленькая и глупая?! А сама как уши развесила, когда искру увидела!
Но раздражение тут же улетучилось, уступив место все нараставшему их беспокойству. Оглянулась, снова неуверенно положила ладонь на дверь и тут же с отвращением отдернула. Не сможет. Не здесь.
Тяжело вздохнула, брезгливо отряхнула лохмотья, оставшиеся от платья, и повернулась к воительнице. Протянула руку:
- Идем.
И только теперь опять обратила внимание на остальных "напарниц", стоявших поодаль.

Таала, прозванная Верин ("Затворница")
Все то время, пока странная дренейка топталась у дальней двери, Таала сохраняла полнейшее спокойствие - по крайней мере, так могло показаться со стороны. В подобных ситуациях она давно уже привыкла руководствоваться простым жизненным правилом: "если сомневаешься в том, какое действие предпринять - не предпринимай никакого. Доверься судьбе и Свету - и, возможно, необходимость в действиях отпадет сама собой". Обычно, так оно и было. Однако внутри она была настороже - если бы дверь вдруг оказалась открыта, магический щит оградил бы находящихся в комнате от угрозы извне.
Впрочем, кажется, воительница, самая младшая в их группе по возрасту, оказалась в то же время и самой мудрой - во всяком случае, она нашла слова, сумевшие успокоить незнакомку и убедить отойти от двери. "Наверное, с ней так и надо общаться - как с малым, несмышленым ребенком. Наару, пошли мне терпения..."

Таала наблюдала за резкими, дергаными движениями дренейки, ее безумным блуждающим взглядом, видела, как она что-то бормочет себе под нос... и на миг ее посетило одно воспоминание. Очень старое воспоминание об одном из миров, в котором беглецы-дренеи пытались обрести убежище не то шесть, не то семь тысячелетий назад.

"Как же он назывался? Даат'Ронг. Да, именно так"...

Этот мир был прекрасен. Почти так же прекрасен, как и некогда Дренор...

Даат'Ронг. Мир синего, голубого и зеленого. Мир поющих радуг и чистейших горных родников, вековых дремучих лесов и бескрайних океанов. Мир, раскрывший дренеям свои гостеприимные объятия... В нем не было разумной жизни, и это казалось странным - поначалу. Затем детская радость захлестнула несчастных беженцев, казалось, нашедших для себя новую, столь прекрасную родину, заставила отбросить подозрения, не думать о возможных опасностях. Они начали заселять этот мир, строить города. А затем...

Затем пропала связь с одним из маленьких поселений, устроенных несколькими дренейскими семьями рыбаков и охотников на морском побережье неподалеку от "столицы". Отправившиеся на разведку воины-воздаятели вернулись в крайне подавленном состоянии духа. Вернулись и привели с собой единственного выжившего - в оковах.

Бывший охотник, с блуждающим безумным взглядом, с текущей из уголков рта пеной, воздевал связанные руки к небу и бормотал что-то себе под нос... что-то о голосах, которые живут у него в голове, которые велят ему ... велят ему совершать страшное. Воздаятели рассказали, что маленькая деревушка оказалась вырезана подчистую - не только мужчины, но и женщины, и дети. Вырезана этим самым охотником... Весь в крови, с кривым зазубренным кинжалом в руках, он кинулся на них - и понадобилось четыре дюжих воина, чтобы справиться с этим буйным... существом. Его поместили в карантин, анахореты пытались отыскать причину его внезапного помешательства, чтобы вылечить беднягу... тщетно.

А между тем, начала поступать информация о новых вспышках безумия - из самых разных поселений, удаленных друг от друга на большие расстояния. Об эпидемии речи не шло, и все же было нечто, некий фактор, не поддающийся пониманию, который воздействовал на некоторых дренеев и сводил их с ума. Все они говорили об одном и том же - голосах в голове, которым невозможно противиться, которые побуждают их убивать своих ближних... В дальнейшем они все дальше и дальше уходили в мир своих иллюзий, впадая в состояние полной неподвижности - кататонии. Постепенно их мышцы дервенели, они теряли возможность не только двигаться, но и сделать хотя бы вдох... И умирали. Один за другим. Никто не мог остановить это.

Было принято решение об эвакуации. Мир, казавшийся таким прекрасным, оказался смертельной ловушкой. А способов лечить безумие так и не нашли... Не нашли до тех пор, пока уже на борту корабля, покинувшего планету, таланливый алхимик Аэстэлла не предложила искать не магические, а биологические причины болезни. Взяв для анализа кровь заболевших, она обнаружила в ее составе мельчайшие микроорганизмы, менявшие поведение дренеев таким ужасным образом. Виной всему была вода - чистейшая вода горных родников, хрустальная вода озер... Большинство дренеев обладали изначальной устойчивостью к воздействию вируса, но примерно один из десяти оказался перед ним беззащитен.

Тех, кто еще был жив - сумели спасти. Однако в дальнейшем дренеи извлекли горький опыт из случившегося, и в каждом вновь открытом мире исследовали не только магический фон, но и брали пробы воды и почвы...

"Бедное дитя. Неужели эти орки... сотворили с ней нечто подобное? А ведь она - потенциально-талантливый шаман, если судить по этим искоркам... Нужно, обязательно нужно доставить ее в Шаттрат - может быть, анахореты совместно с последователями Нобундо сумеют ее исцелить и научат пользоваться своим даром. А пока что следует быть настороже - эта безумица вполне может "ударить в спину", при том сама не ведая, что творит".

Так подумала Таала, но вслух не произнесла ничего.

Йори, по прозвищу "Волчонка"
Стражница взяла незнакомку за руку, и подвела к дыре, и которой та недавно выбралась. У самой дыры остановилась, вспомнив, и сказала волшебницам и целительнице:
- Вы придумайте, как быстро расправится со слизнями, я отгоню тех кто близко прорвётся. И да... ещё одно...
Йори вернулась к останкам командира, подобрала брошенный им молот, и, сорвав с трупа чернокнижника плащ, завернула в него оружие:
- Пусть от него останется хоть какая-то память, - сказала она, на всеобщем, вешая завёрнутый в плащ молот за спину: - Будет слишком оскорбительным для людских обычаев, если мы сбросим его останки в лужу со слизнями? Нельзя, чтобы орки надругались над телом. - она посмотрела на Лейн, которая, как она помнила, была из людского племени.

Лейн Солнечный Меч
- Поберегите кристалл, - помотала головой Лейн, - Чую я, нам он еще ой как понадобится... Пока что обойдемся зельем невидимости... - Еще раз перебрала остатки своих заначек, и, вздохнув, пробормотала, - А слизней - да, заморожу. Ненадолго, скорее всего, но пробежать - сможем.... Грешныемагистрычтоонаделает?? - это было адресовано невесть зачем отправившейся к двери "погорелицы".
- Ты что, выломать ее хочешь, что ли? - крикнула волшебница уперто ломившейся в дверь девице. Та, естественно, ноль внимания...
Эльфийка только покачала головой. Вот уж подобрали на свою голову чудо рогатое... Твердит "не могу" - и все равно крутится у этой двери. Как какая-то... одержимая, что ли? Да, вот оно, слово, крутящееся в голове при виде этой девицы. Одержимая... чем?
Лейн неплохо помнила, что творили некоторые ее соотечественники после разрушения Солнечного Колодца. Выглядели они примерно так же: какой-то дикий взгляд, дерганные движения, бредовые, бессвязные фразы... Они становились одержимы своим магическим голодом - и были способны убить, прыгнуть с обрыва, разнести все к магистрам - если им хотя бы казалось, что они могут хоть чуть-чуть "подкормиться"... Вот и драэнейка, сейчас, кажется, не думала ни о чем, кроме двери - почему-то решив, что ее нужно выломать...
Волшебницу аж передернуло от воспоминаний - слишком уж недавними и гадкими они были. И вот, еще один случай... Или нет? В конце-концов, у драэнеев вроде нет магического голода.. Мысли Лейн неслись дальше: "А что, если ее взял под контроль какой-нибудь чернокнижник? Или - еще того краше - демон? Как-то же она здесь оказалась в такой подходящий момент... Как бы это проверить, пока она не натворила чего-нибудь серьезного?" Скажете - паранойя? Ну, не то чтобы Лейн этим особо страдала - она не любила всякий предрассудков, ксенофобии и прочего, - по все произошедшее за ее недолгую еще - семьдесят пять лет - жизнь (жесткие порядки Луносветской академии, интриги, несколько войн, гибель родных и подруг, разрушенный на глазах Даларан, обвинение в предательстве, тюрьма, ссылка..) научила ее осторожности. А наблюдательностью она так и вообще отличалась всегда...

Тем временем Йори, кажется, все-таки успокоила свою странную соотечественницу и подвела ее к дыре, затем вернулась, подхватила молот их павшего смертью храбрых паладина и спросила:
- Будет слишком оскорбительным для людских обычаев, если мы сбросим его останки в лужу со слизнями? Нельзя, чтобы орки надругались над телом.
Лейн усмехнулась и хотела было пошутить насчет людских обычаев - но мысленно одернула себя, напоминая, что не стоит лишний раз напоминать о том, что она син'дорейка: в конце-концов, людские обычаи волшебница и впрямь знала неплохо.
- Вряд ли это похоже на похороны со всеми почестями, но - если уж на то пошло - и на оскорбление обычаев тоже не слишком-то похоже. Но кормить слизней я бы поостереглась..., - и девушка оглянулась туда, где стояла друидка, - Да жалко как-то... Сможете что-нибудь сделать с телом, Элаурин? Вроде друиды способны...

Наисса
Идя вслед за воинственной дренейкой, Наисса осматривала остальных своих спутников, которым ранее позабыла уделить достаточно внимания.
Высокая дренейка в длиннополом одеянии с вычурным посохом. Наисса перехватила настороженный, опасливый взгляд и ответила широкой добродушной улыбкой. Протянула ладошку, на которой изгибался тоненький язычек пламени, брат-близнец пляшущего на конце рожка:
- [дренейский] Возьми, будет светлее.
А взглядом уже отметила кровавую эльфийку в стороне, занятую своими мыслями. Не понятно, что она тут забыла. Или она из этих, которых А'дал наставил на путь истинный? И тоже боится. Почему? Почему они все так боятся?

Таала, прозванная Верин ("Затворница")
При свете огоньков, сотворенных незнакомкой, стало лучше видно поле боя, усеянное телами врагов и союзников. Скользнув взглядом по окровавленной половине паладина, лежащего у запертой двери, Таала едва заметно поморщилась. Впрочем, она много повидала на своем веку, и сейчас испытывала скорее грусть, нежели ужас.
"Зачем нужны все эти войны, смерти, разрушения? Везде, в любой точке необъятной Вселенной - одно и то же: ужас, боль и хаос... Почему так? Почему разумные расы не могут жить в мире, помогая и поддерживая друг друга, а не уничтожая? И мы пришли сюда, неся смерть, потому что у нас не было иного выхода... или все же был? Сможем ли мы когда-нибудь поладить со своими злейшими врагами, исцелить их безумие и жажду крови? Глупые, несбыточные мечты... "
Эти мысли уже не раз посещали дренейку, и всякий раз она не знала, что с ними делать дальше... Вот и сейчас она глубоко и как-то тоскливо вздохнула, затем обернулась в сторону подошедшей к ней странной "новенькой", на лице которой, еще секунду назад, кажется, искаженном глубоким отчаянием, теперь сияла вполне дружелюбная и даже располагающая улыбка. Пожалуй, такой резкий перепад настроения смутил Таалу еще сильнее, чем предшествующий поход девушки к дверям, однако она отбросила опасения, доверчиво протянула руку навстречу и взяла маленький огонек, зажженный дренейкой.
Огонек оказался теплым и ласковым, он слегка щекотал ладонь и кажется был... живым? Таала невольно улыбнулась.

"Жаль, что мне так и не удалось выучиться на шамана. Духи, стихии... Это все так неопределенно, не то что мои формулы. Но эти огоньки, они... они живые, как ... мои кристаллы".
- Спасибо, - поблагодарила по-дренейски девушку, - Меня зовут Таала, а тебя?
Затем, на секунду умолкнув, добавила, кивнув на огонек:
- А у него тоже есть имя?

Наисса
Очень расстраивало, что она почти не понимала, о чем говорят остальные. Может, стоило все таки уделить больше внимания этому странному языку?
- [дренейский] Искра, - Наисса опять улыбнулась и тронула пальцами свой рог, на котором плясал ее собственный огонек. - [дренейский] Посади его вот так, будет удобнее.
Ответив только на один вопрос, грустно вздохнула и пошарила вокруг, ища ладонь воинственной дренейки. Почему-то так ей было гораздо спокойнее.

Йори, по прозвищу "Волчонка"
- Вряд ли это похоже на похороны со всеми почестями, но - если уж на то пошло - и на оскорбление обычаев тоже не слишком-то похоже. Но кормить слизней я бы поостереглась...,Да жалко как-то... Сможете что-нибудь сделать с телом, Элаурин? Вроде друиды способны...

Волчонка посмотрела на целительницу потом на ноги командира, который всё ещё держала в руках:
- У орков есть обычай, разводить погребальный костёр при похоронах. Думаю, нам стоит последовать ему. - она положила останки паладина в одну из чаш потухших светильников стоявших возле трона:
- Таала, у вас хватит сил сжечь их в пепел?

Таала, прозванная Верин ("Затворница")
Волшебница слегка качнула головой в отрицательном жесте. Ее взгляд на секунду задержался на изувеченных останках паладина.
- Я не владею магией Огня, но могу распылить его на первоэлементы...
Затем, едва слышно, добавила по-дренейски:
- Не думаю, что это так принципиально для ритуала. Ведь подобные действия больше нужны живым, чем мертвым. А для нас важнее избежать надругательства со стороны орков, чем предать это тело стихии Огня.
С этими словами дренейка протянула руки, беззвучно, фиолетовой молнией сверкнула арканная вспышка, и там, где секунду назад находилась чаша с лежащим в ней телом, остался лишь аккуратно срезанный "пенек" колонны.


Кровавый страж Порунг

- Двигайтесь, закуска для скверновепрей! Попробовали бы вы на осаде так таран тащить, вас бы давно мягкотелые стрелами нафаршировали!
Большой штурмовой таран застрял в узком повороте, заклинившись меж торчащими из стены шипами. Пока его вытаскивали и разбирали - терялись драгоценные минуты. Порунг, разозлённый нервно шагал взад-вперёд, без нужды погоняя батраков, и без того спешащих изо всех сил.
Наконец разобрали, вынесли сначала трапецивидные опоры, затем - огромное бревно тарана, и отмерив шагами расстояние от двери стали собирать прямо на месте.
Сутулый, интеллегентного вида орк-техник в сером комбинезоне, похожий осанкой на цирковую гориллу, простучал по двери молоточком:
- Мда. Хорошо они устроились. И замок с той стороны...
- Пытались уже молотками открыть. Стучали. Теперь тараном постучим.
- Дверь не до упора закрылась, - инженер показал на полосу ржавчины у створки, указывающую границу, до которой дверь входила при полном закрытии: - Это значит что они просто отвернули стопор, а не срезали противовесы.
- Какая разница? Всё равно ломать.
- Если бы перерубили тросы - пришлось бы сверху выламывать, с мясом. А тут лучше ударить ниже - может стопор сам отойдёт, и дверь откроется сразу.
- Может быть. Эй вы, лентяни, быстрее шевелитесь! Стрелки, на позиции! Рубаки, встать здесь! У них там два мага! Ждём второго залпа и по команде на штурм! Времени не терять, под пули своих не лезть, брать живьём, если пытаются колдовать - ломать руки и ноги!

Наисса
От размышлений Наиссу отвлек слабый стук по железу. Она оторвала взгляд от "пенька" и растерянно огляделась. Вопросительно посмотрела на стоящую рядом дренейку, потом перевела глаза на дальнюю дверь. Ту самую, которая не давала им покоя. Снова раздался осторожный стук похожий на выискивание пустот.
Порывистый шаг к двери, будто бы для новой безнадежной попытке пробиться через окованную скверносталью дверь, "увидеть" что ожидает их, и тут же резкая остановка и потерянный, полный горечи взгляд обратно, на спутниц

Йори, по прозвищу "Волчонка"
Волчонка, немножко обиженная и раздосадованная поведением незнакомки, снова взяла её за руку и сказала на родном языке:
- Ну не ходи туда. Там очень плохие орки. И они, похоже, скоро будут здесь. - она показала на Элаурин: - Это Лаури, стой всё время рядом с ней, а если страшно - прячься за мою спину. Волшебницы разгонят слизняков, которые тебя обижали, и мы сбежим! Надеюсь, ты по верёвке лазить умеешь?

Наисса
Наисса кивнула, вылавливая взглядом эльфийку, на которую указала дренейка. Оказалось, это та самая, которая пыталась ее лечить. Ну, почему же пыталась. Ссадины и ушибы она хорошо залечила. Даже подвернутое копыто не болело больше.
Девушка снова оглянулась на дверь. Они все больше беспокоились. За дверью была опасность. Тяжело вздохнула, наклонилась, оторвала от платья клок, который путался под ногами и подошла ближе к эльфийке, с интересом ее разглядывая.

Йори, по прозвищу "Волчонка"
Волчонка, надев на рога свой желтый шлем, пошла вперёд, так и не утерпев дождаться волшебниц.
В верхней части тоннеля слизней не было, только скользили доски под копытами, внизу клокотала зелёная в свете огонька лужа.
"как мы сюда только прошли..." - вспоминала она: "Первый заслон - они даже не успели ничего понять и увидеть, удар магией - и они мертвы. Тревога поднялась, но командир сказал что мы справимся, и правда, следующий отряд вышел на нас как на парад - они думали, что на них фаланга щитоносцев идёт, сами тоже выстроились как фаланга... и стали отличной мишенью, для наших замечательных волшебниц! Потом... потом ещё какие-то стрелки из-за угла не знали что стрелять в священный щит паладина бессмысленно... а какой-то легионер не поверил своим глазам, когда я ему отпилила мечом топор..." - первые слизни выползли из лужи, дренейка решительно ударила копытом по доске, подбрасывая слизня в воздух, и ударом щита отправила его в полёт об стену.
"Где это было?!... до казарм или после? До казарм, наверное, потому что перед казармами из-за угла выбежала толпа орков и мы их гранатами!" - слизни подползали всё гуще и гуще. Да, гранаты бы сейчас оказались точно не лишними...

Элаурин Песня Дождя
- Сможете что-нибудь сделать с телом, Элаурин? - спросила друидку син'дорейка, - Вроде друиды способны...
Эльфийка лишь вздохнула и покачала головой.
- Мы, друиды, можем помочь мертвому слиться с природой и дать земле и деревьям укрыть тело, но здесь - нет ничего живого. Здесь лишь холодный камень, металл и мертвое дерево. Мои силы здесь малы - я не имею власти над тем, что не живо...
И она отошла в сторону, уступая дорогу драэнейской волшебнице, чтобы та провела какой-никакой "ритуал погребения". Золотые глаза, не отрываясь, смотрели на то, как останки их храброго командира превращаются в каменный срез колонны. Подошла поближе. "Пенек" и впрямь напоминал срез старого дерева - такой же чуть неровный и с кольцами, расходящимися из центра. "Интересно, что они значат? У деревьев это - счет годам, а здесь? То, сколько наш товарищ прожил? Скольких он победил в честном бою? Скольких дел не успел сделать?"
Грусть заполонила душу друидки, залила ее до краев своей полынной горечью… только мысль о том, что ничто в природе не вечно, и что душа паладина займет свое место в бесконечном цикле жизни, чуть смягчала эту грусть. Да, смерть, конечно, часть жизни, но слишком много в последнее время смертей. Ох, слишком много… в такие черные времена каждая жизнь – бесценна. А каждую надо беречь… как, например, эту юную, оборванную драэнейку в потерянным, словно навеки заблудшим в Кошмаре, взглядом.
Услышав свое имя, произнесенное устами Йори, Элаурин, хоть и не разобрав остальных ее слов – слов на тягучем, неторопливом, словно рокот волн драэнейском языке, дернула ухом, кивнула, и, бросив последний взгляд на «могилу» их доблестного командира, быстрыми, но неслышными шагами подошла к двум драэнейкам: закованной в латы с ног до копыт, и другой, одетой в лохмотья и с огоньком на одном из рогов.
- Идем? – еле слышно промолвила друидка.
Следом за Йори девушка спрыгнула в тягучую жижу тоннеля. Сколь бы этот отрезок пути не был отвратителен, он, по крайней мере, был не столь незнаком и чужд для сереброволосой эльфийки. Такая же зеленая жижа, такие же слизни, отдающие дурманящим запахом скверны – были в болотах Оскверненного леса, неподалеку от тех мест, где когда-то стоял ее родной городок…
- Осторожно, не поскользнитесь здесь, - бросила Элла своим спутницам, - Здесь, как на болотах, нужно следить за каждым своим шагом. Тем более – если у на ногах копыта…

Таала, прозванная Верин ("Затворница")
Таала, наконец, решила последовать совету незнакомки, предложившей ей огонек, и бережно поместила Искру на кончик правого рога.
"Потом... если выберемся из этой переделки... нужно будет предложить ему... ей... один из кристаллов в качестве места обитания. Красный, мне кажется, подойдет - родственные энергии."
Она заметила печальный взгляд друидки, увидела, как та подошла к оплавленной колонне и о чем-то размышляет.
"Удивительные существа эти друиды. Кажется, у них есть особая связь со всем сущим... со всем живым. Свое особое понимание природы вещей. Хотелось бы мне однажды побывать в мире, породившем их. У них и здесь есть небольшое представительство ведь, нечто вроде экспедиционного корпуса... "
Мысли дренейки прервало начатое, наконец, их маленьким отрядом движение к тоннелю и вглубь. Первой последовала бесстрашная воительница, за ней отправилась Эла... Таала заготовила несколько арканных плетений, на случай внезапной атаки слизней... или кого-нибудь еще, кого-то гораздо худшего, чем слизни, кинула еще один взгляд на эльфийку крови, ободряюще улыбнулась ей:
- Вы готовы?
И последовала за прочими в тоннель.

Наисса
Наисса невольно поежилась. Она не очень любила болота, хотя в свое время пришлось провести в них очень много времени. Но передвигаться по ним с копытами было не так уж и неудобно, нужно было просто аккуратно перескакивать с кочки на кочку в особо топких местах. Правда, возможности сравнить нюансы передвижения на копытах с таковыми на "стопах" у нее не было. Нервно хихикнула, пытаясь представить себя с этими уродливыми отростками, похожими на искореженное порчей копыто сломленных.
Поначалу сделала пару шагов за пошедшей в тоннель друидкой. Но опять замешкалась, пропуская мимо дренейку-волшебницу и озираясь в сторону проклятой двери. Окрик ушастой магички (а кто еще может ходить в такой странной мантии, пусть она теперь и немного подпорчена) отвлек ее от созерцания непреодолимой преграды. Шагнула чуть ближе, стараясь не мешать, по-птичьи склонила голову на бок, разглядывая найденные сокровища. Сокровища ли.
Новая волна недовольства будто ударом тока пронеслась по хрупкому телу, заставляя девушку встрепенуться. Она снова занимается ерундой, в то время как они... Воля, не терпящая возражений, толкнула ее к двери. В этот раз - к другой. К той, за которой лежал выход из тоннеля, обиталища слизней. Вернее - не выход. Вход. До которого, она хорошо помнила, было не меньше 10 метров, а то и более. Невольно заныло подлеченное копыто, которое она так неудачно разбила, спрыгивая.
Наисса едва слышно отступила назад, стараясь не привлекать к себе внимание. Пальцы коснулись двери, покрытой коррозией и подпалинами. Такое же вязкое и отвратительное ощущение, как у другой двери. Правда, более легкое. Более проницаемое. Снова прижалась к двери всем телом будто в порыве некой извращенной страсти. Прислонилась к холодному металлу лбом, прикрывая глаза.
Огонь. Мятущееся пламя факела. В неровных алых сполохах видна обратная сторона двери, изрешеченная странными выбоинами. Под ней - изломанные тела орков Скверны. И не только. Вот изорванные кожистые крылья одного из демонических созданий, обманчиво прекрасных и столь жестоких.
Полную тишину, нарушаемую доселе лишь потрескиванием огня, разорвал оглушающий звук тяжелого дыхания и шаркающих шагов. Много, не один. Метнулась к следующему огню, дальше, пытаясь увидеть, что творится за углом казармы. Узнала место, где ее держали в плену и невольно поежилась. В этот момент искаженное пламенем видение выхватило выступившие в глубине анфилады бесконечных арок коридора три маленькие, будто сутулые фигурки. Потянулась вперед, дальше, к мерцавшему вдалеке огоньку, чей свет падал на бредущие силуэты, в надежде рассмотреть получше.


Лейн Солнечный Меч
Лейн еле слышно вздохнула, когда на ее глазах тело их - теперь уже бывшего - командира превратилось в невзрачный каменный "пенек" - этакое надгробие и могила одновременно. Что ж, он заслужил хотя бы такой памятник...
- Он был неплохим человеком, - пробормотала Лейн, думая попутно, а был бы он так добр к ней, если бы узнал, что она из эльфов крови? Ну да это уже неважно...
Странная драэнейка с лохмотьях зажгла еще один огонек, затем еще... свет трех язычков пламени, пусть слабый и неровный, подрагивающий, заставляющий тени отплясывать какую-то адскую сарабанду, выхватывал из темноты те участки комнаты, о которых Лейн знала лишь по тем кратким взглядам, которые она бросала он окружение во время боя с чернокнижником.
Невольно вспомнился и сам бой... "Ну каких магистров я извела несколько плетений на то, чтобы потушить жаровни? Чернокнижник, конечно, растерялся, но теперь эта темень нам только мешает...". Вспомнилось, как, отскакивая от очередной череды темных как морок плетений, Лейн перевернула деревянную скамью и упала... Скамью? А вот с этого места поподробнее...
Теперь света хватало, чтобы различить находящееся по углам зала нечто, которое можно было бы назвать "мебелью", не будь оно так покорежено. В левом углу ловить было вообще нечего - две грубо отесанные деревянные скамьи были изрядно обуглены, от того, что было раньше столом - осталась лишь горстка пепла (заклятье, предназначавшееся так кстати упавшей Лейн, сожгло столик дотла), рядом валялось завязавшееся узлом металлическое нечто, напоминавшее оружие лишь оч-чень отдаленно...
Волшебница вздохнула, покачала головой, и прошла в правый угол. Тот был освещен чуть ярче - спасибо огоньку на кончике рога Таалы - и бой пережил с куда как меньшими потерями - одна разломанная в щепки скамья, валяющаяся на полу кружка (что бы там ни было налито, его уже давно там не было), превратившаяся в ледяную глыбу и затем расколовшаяся стойка с парой мечей и копьем... И...
"И как мы раньше не увидели? Хотя да.. в темноте это было проблематично..."
Перед волшебницей темнели три ящика. Причем на одном из них лежали... "Таак.. это, по-моему, карта.. какое-то письмо на орочьем... Интересненько.".
- Вы готовы? - раздался над ухом голос драэнейской чародейки.
Лейн подняла голову и указала на ящики.
- Подождите, Таала. Подойдите сюда. Я кое-что нашла. Кое-что, принадлежавшее оркам - и кто знает, возможно, здесь есть и что-то полезное для нас?
И эльфийка, поддев кинжалом доску, кое-как содрала крышку с одного из ящиков.

Таала, прозванная Верин ("Затворница")
Таала как раз подошла к дыре в стене и брезгливо поморщилась, осматривая предстоящий путь по склизкой зеленоватой жиже. Голос эльфийки заставил ее обернуться: волшебница обнаружила что-то интересное, и теперь склонилась над найденным ящиком, сосредоточенно поддевая доски крышки ножом. Таала вздохнула ("Снова теряем время"), однако опустила занесенную было над проемом ногу, развернулась и направилась в сторону чародейки.
Она подошла к волшебнице как раз в тот момент, когда попытка снять крышку увенчалась успехом. Искра, горевшая на кончике рога Таалы, давала достаточно света чтобы разглядеть содержимое.
- Так, и что у нас тут? Интересно, интересно... - дренейка на секунду умолкла, разглядывая содержимое ящика.

В ящике лежала продолговатая депеша в футляре из чёрного дерева, запечатанная печатями гоблинского картеля.
Большая часть текста была на гоблинском, но основная формула, описывающая заклинание, была понятна любому специалисту по алхимии или магической трансмутации.

Йори, по прозвищу "Волчонка"
- Копыта - лучше всего, - гордо заявила Волчонка, обидевшись на критику предмета гордости каждого дренея: - И на болотах и на дороге!
Впереди из лужи поднялся большой слизень, стражница чуть отступила, принимая его на свой ненадёжный щит, толкнула, с развороту вонзила меч, и повернула внутри, пытаясь достать до хоть чего-то уязвимого. Ненасытная зелёная масса дёрнулась чуть назад, дренейка рывком выдернула оружие и отскочила в сторону, освобождая сектор обстрела для удара магией. Но удара магией не последовало... Бездумная слизь рванулась в пустоту и девушка с большим трудом успела остановить её и наконец-то разметать на мелких слизнючонышей, которых яростно затоптала копытами.
Обеспокоенная Йори обернулась - волшебниц не было. Они опять копались в каком-то хламе.
- Вы!... - обиделась она: - Девчонки, ну сколько можно! Мы и сюда бы успели до закрытия двери, если бы вы не обшаривали каждый закоулок! Вас и командир так же ругал!

Лейн Солнечный Меч
- Так, и что у нас тут? Интересно, интересно... - раздался над ухом голос Таалы.
Лейн молча посторонилась, чтобы и драэнейка могла рассмотреть содержимое ящика. Впрочем, не то чтобы полезного в нем было сильно много... Хотя нет, кое-что полезное все-таки нашлось.
Тонкие пальчики эльфийской чародейки извлекли на свет продолговатый футляр из полированного черного дерева, запечатанный несколькими сургучным печатями. Присмотревшись, Лейн смогла различить на них символы Картеля Хитрой Шестеренки - а кто бы еще мог себе позволить такое дорогое дерево? - и тисненую надпись "Засекречено". Как ни странно, на всеобщем. Повозившись с печатями с пару секунд, любопытная эльфийка резким движением открыла футляр и вытряхнула оттуда длинный сложенный вчетверо лист пергамента. Развернула. Пробежала строчки глазами...
Творение какого-то гоблинского гения трансмутаций по имени Самид - формула (ну или заклинание, в зависимости от некоторых специфических моментов), позволяющая превращать плоть в золото. Лейн нервно хмыкнула - у того, кто это изобрел, было оч-чень извращенное чувство юмора. Хотя превратить пару орков скверны в золотые изваяния - идея не такая уж и плохая. Хотя лично Лейн предпочитает лед.
Еще раз внимательно прочла формулу, запоминая каждую букву и цифру, так, чтобы эти строчки отпечатались в памяти, и, надеясь, что не придется этим пользоваться прежде чем будет возможность досконально изучить эту бумагу, сунула свиток обратно в футляр и протянула Таале.
- Прочтите - если занимаетесь трансмутацией, вас это должно заинтересовать...
И склонилась над вторым ящиком, поддевая доски кинжалом.
Из тоннеля раздался недовольный голос Йори:
- Девчонки, ну сколько можно! Мы и сюда бы успели до закрытия двери, если бы вы не обшаривали каждый закоулок! Вас и командир так же ругал!
Лейн тихонько засмеялась. Что правда, то правда. Любопытство для нее не порок, а источник знаний, так что нос эльфийка совала везде где можно. Заглядывала за каждый поворот, шерстила каждый угол. Ну что поделаешь - исследовательский азарт и страсть к неизведанному была у нее всегда...
- Не волнуйся за нас, - крикнула волшебница, - Тут, кажется, кое-что действительно важное. Кто знает, может, нам повезет заполучить их планы или военные депеши? Зря мы, что ли, столько пережили?
Тем временем крышка второго ящика со скрипом подалась в сторону...

Во втором ящике нашлась пара ржавых кинжалов, еще какой-то металлолом, и... ключ. Большой ключ из оскверненного железа.
"Интересно, какую дверь он может открывать? Судя по всему, он еще совсем новенький - и явно недавно использованный - вот тут царапина, и тут... Стоит показать это Йори. Ведь этот ключик вполне может оказаться в случае чего билетом на свободу."
Продемонстрировав находку Таале, Лейн положила ключик в один из карманов своей мантии. Теперь остался последний ящик...

Таала, прозванная Верин ("Затворница")
Странный футляр, похоже, что-то секретное, судя по надписи на всеобщем. Внутри - листок бумаки с непонятными закорючками текста на незнакомом языке, эльфийка протягивает его со словами:
- Если занимаетесь трансмутацией, вас это должно заинтересовать...
Таала в ответ кивнула - с тем, что талассийские волшебники именуют "трансмутацией", она вполне неплохо знакома... Среди загадочного текста - одна единственная формула. Математика! Универсальный язык, описывающий соотношения и меры вещей и понятный всем разумным существам. Дренейка нахмурилась. Обычная трансмутация в золото... нет, кажется не совсем обычная. В золото предлагается преобразовывать живую плоть. Интересно, кому и зачем это понадобилось? Дренейка пожала плечами. Это интересно лишь в теории, на практике, конечно, подобные трансмутации лишены всякого смысла... Она протянула листок назад волшебнице, занятой в это время следующим ящиком:
- Благодарю, формула интересна, но мне она без нужды, возможно, пригодится кому-нибудь из ученых вашего народа... Кстати, - добавила Таала тоном ниже, почти шепотом, - я понимаю, что вы тут инкогнито, но как все же к вам обращаться? Ведь то имя, что назвали нам вначале, было не настоящее?
- Девчонки, ну сколько можно! - окрик из тоннеля. Йори, конечно, права, не стоит им здесь задерживаться надолго. Но с другой стороны, права и эльфийка: что они совершили полезного? Пришли, убили с дюжину орков во главе с каким-то чернокнижником, и ... ушли? Если в ящиках найдутся ценные военные планы противника, это стоит того, чтобы рискнуть и задержаться еще на пару минут! Похоже, так и есть - вот эльфийка вертит в руках большой ключ из оскверненного железа, затем прячет его в карман...
- Йори, вернитесь на минутку! - крикнула Таала в сторону тоннеля, - мы здесь нашли какой-то интересный ключ! Возможно, он пригодится нам в дальнейшем?
Затем она обратила взгляд на последний ящик, с которым возилась волшебница...

Наисса
Едва тлевший огонек в глубокой нише давал совсем мало света и имел очень неудобный угол обзора. Все, что Наисса сумела рассмотреть в неверных колебаниях воздуха - это зыбкие силуэты. Один явно был ранен - его волокла на себе другая широкоплечая фигура. А может это какой-то неудачник, которого теперь тащат на убой, как ее совсем недавно?
Наиссе становилось все труднее удерживать образ. Внезапно отскочила от двери, как ошпаренная, и оглянулась на спутниц, в испуге прикрыв рот ладошкой.
Ей не могло показаться. За миг до того, как видение рассеялось, тот, которого тащили... В неверном свете жаровни мелькнула в его рука. Широкий, багровокожий кулак с характерными шипами.
Понеслась к остальным, ища глазами ту самую воительницу, которая почему-то сейчас казалась гораздо рассудительней магичек, теряющих время на копание в брошенных ящиках.

Лейн Солнечный Меч
Поддеть еще одну доску... Пальцы уже исколоты занозами, но времени их вынимать особого нет - не стоит все-таки забывать, что там, за дверью, очень злые орки. И что они, скорее всего, намерены дверь выломать любыми подручными средствами. Возможно, уже вовсю минируют дверные косяки...
Последний из ящиков на поверку оказался и самым бесполезным - несколько изрядно проеденных каким-то местным видом моли (хотя какая тут, к магистам, моль - в таких условиях, пожалуй, загнется любой кроме этих орков) одежд, пара отмычек... и все. Никаких вам больше ключей, никаких вам артефактов или чего-нибудь, что можно было бы считать хоть более менее полезным. Ловить больше нечего - впрочем, им и так, возможно, выпал счастливый билет с ключом - потому как чародейка была почти уверена, что этот ключ - от тех дверей, которые и превратили чернокнижий зал в мышеловку - с пятью маленькими мышками, пытающимися убежать от очень голодного и злого кота... Вот только насколько безопаснее для них будет воспользоваться ключом? Может, лучше уж туннель со слизнями?
Лейн вздохнула, подхватила еще пару лежавших поверх первого ящика бумаг, прикрыла на мгновение глаза, встала и повернулась к драэнейке.
- Ну, вроде бы все... Нужно отсюда убираться, пока нас не убили или орки, или наша рассерженная командир, - волшебница улыбнулась коллеге и перешла на шепот, - И ... в общем, да. Имя было не настоящее. Вместо меня здесь должна была быть Кеанна - но она пропала без вести поле очередной вылазки в Каражан. Что с ней - никто толком не знает... А Алтурус не нашел ничего лучше, чем послать с докладом меня. Хадгар доклад выслушал и отправил меня в Оплот Чести - мне кажется, он еще не вполне разбирается в премудростях эльфийской политики...
Последние слова отдались на языке полынной суховатой горечью. Лейн в этих делах разбиралась еще меньше, и не могла взять в толк, как один и тот же народ можно было разделить на высших эльфов и эльфов крови. Это... нехорошо... неправильно! Ведь были расколоты семьи, разведены по разным сторонам друзья... Да еще и Орда. Орки! Тролли! А к ним у эльфийки было отношение хоть и более-менее терпимое, но далеко не радужное...*
- А зовут меня Лейн Солнечный Меч. Остальное поменялось не так уж и сильно - я все еще магистр Кирин Тора и пока вроде бы состою в Аметистовом Оке и занимаюсь всем, что касается исследований Каражана и материалов, так или иначе касающихся Медива. И попутно исследую этот странный новый мир...

Слова срывались к губ эльфийки, а мысли были заняты созданием ловушек - плетений, которые, если дверь будет открыта или взломана, активируются и смогут задержать их преследователей. Заморозка, ледяные шипы, обрушивающийся с потолка светильник... Трех ловушек должно хватить. Больше нельзя - или она может оказаться пустой лицом к лицу с настоящей опасностью...

За дверью раздалась какая-то возня. И скорее всего, это по их души...
- Уходим - резко бросила волшебница Таале, и в пару прыжков оказалась у тоннеля, где их ждала Йори. Порылась в карманах и протянула закованной в латы драэнейке найденный ключ...

Наисса
Наисса подбежала к воинственной дренейке практически одновременно с длинноухой волшебницей.
Запинаясь и указывая рукой себе за спину, на дверь, выпалила:
- [дренейский]Т-там. Орк-ки Скверны, - и добавила уже тише,- к-кажется.
Перевела взгляд на волшебницу. Та стояла, протягивая дренейке тяжелый ключ необычной формы. Огонек на латном наплечнике воительницы, собственная Искра, ради развлечения перескакивающая с кончика одного рога на другой, и огонек стоявшей позади дренейской волшебницы давали много света. Тонкая, стройная фигура кровавой эльфийки оказалась залитой огнями со всех сторон.
Наисса вновь подумала: "А что она здесь делает? Тоже в плен попала, как я?"

Йори, по прозвищу "Волчонка"
- Что это? - спросила Йори, от неожиданности отпрянув от ключа.
Потом, отпустив меч, повисший на цепочке, осторожно взяла ключик и задумалась:
- Командир ведь говорил про замок... перед смертью.. - она посмотрела в ту сторону, где погиб паладин, и нашла взглядом на запертой двери исковерканную чёрную коробку, из которой торчал обломок отвёртки. Показала на неё пальцем:
- Замок!
Посмотрела на другую дверь. Там тоже была такая же коробка! Только с дырочкой для ключа!
- Мы спасены!
Рядом что-то говорила спасённая дренейка про оков скверны. Но всё-таки, ключ - значит не надо сражаться с этими слизняками. Стражница чуть ли не прыжком оказалась у выходной двери.
Вставила ключ, повернула. В стене что-то загремело железное, посыпалось как крупный песок, и проклятая дверь начала поддаваться, нижний край вырвался из пола, сверкнув острым лезвием гильотины, и меж дверью и полом появилась узкая полоска. Медленно, слишком медленно...
Волчонка рванулась было схватиться, чтобы помочь механизму, увидела лезвие, подсунула щит, и держась за него обеими руками с натугой подняла створку на уровень пояса. Механизм жалобно застрекотал, девушка чувствовала, как с каждым тиком стрёкота что-то ломается в том механизме.
- Быстрее! - крикнула она на всеобщем: - Я её сломаю, чтобы не открыли ключом!

В заднюю дверь раздался мощный удар. Всё-таки гарнизон Цитадели добрался до них....

Кровавый страж Порунг
Толстый огр с трудом протиснувшись меж шипов, подхватил задний конец тарана, и неуклюже оттянув его не себя, толкнул.
Дверь дрогнула.
Порунг недовольный помассировал шею - надо кончать с этими сплошными дверьми, в самом деле. Поставить здесь толстую решетку на цепях... Огр перехватил таран поудобнее и ударил второй раз - дверь задребезжала в пазах, но Порунг знал, что это ещё не всё, на что он способен. Он кивнул легионерам, которые быстро выстроились в стену щитов перед лучниками.
Огр наконец-то встал как следует и ударил со всех сил. Дверь выгнулась внутрь.
- Лучники, зажечь стрелы! Стреляйте поверх голов, если дверь открыта - то в гамаки казармы! Живых наших там уже нет, так перережем этим свиньям путь к отступлению! Ружейники, стреляем с колена, как я сказал! В грудь и голову не бить! Берём живьём!

Наисса
Наисса даже опешила от такой неосмотрительности, потеряв драгоценные секунды, пока дренейка ломала ворота.

- Быстрее! - крикнула она на всеобщем: - Я её сломаю, чтобы не открыли ключом!

Девушка разозлилась. Казавшаяся такой рассудительной воительница вела их в ловушку, если не к гибели. А разозлившись - растеряла остатки своей неуверенности.
Подбежала к двери, ударила кулаком в бок орудующую щитом дренейку, чтобы теперь наверняка привлечь внимание, и заорала, тыкая пальцем в дырку под дверью:
- [дренейский] Там Орки! Красные! Скверна!
На обнаженной коже вспыхивали багровые искры, а их старший брат на правом рожке раздулся и из желтоватого стал алым.

Йори, по прозвищу "Волчонка"
Йори чуть не выронила щит, а заодно и дверь - на себя, от тычка в спину.
"Глупая девчонка" - чуть не вырвалось у неё, с натугой удерживающей упорную и соскальзывающую со щита гильотину: "Как бы её волшебницы не превратили во что-нибудь... для спокойствия!":
- Сзади тоже орки! - крикнула она по-дренейски: - И их там больше!
Словно в подтверждение её слов, в дверь сзади раздался ещё один удар, и потом - ещё один, такой силы, что дверь прогнулась и стали слышны голоса орков:
- Берём живьём! - гаркнул хриплый голос на орчьем: - ЛОК ТАР ИЛЛИДАРИ!!!

Элаурин Песня Дождя
Слизни медленно приближались к ней, издавая противные булькающие звуки. Эла попятилась назад, одновременно швыряя на залитый слизью пол какие-то орехи из кармана - природного источника растений - и значит, и их корней - здесь не было, а они были нужны, и как можно скорее, чтобы задержать этих отвратительных созданий...
Крупный зеленый слизень подполз к друидке почти вплотную, глухо почавкивая. Эльфийка отпрыгнула назад, на подъем, туда, где еще стояли Йори и незнакомка в обгоревшей одежде, и сконцентрировала свои мысли на тех орехах, которые она оставила внизу. Весь мир сузился до размеров сначала туннеля, а затем - нескольких маленьких зернышек. Она взывала к Аэссине, духу самой природы, вездесущей и всеобъемлющей, чтобы та дала орехам пустить корни, которые смогли бы задержать угрозу...
Из-под слизи пробился маленький зеленый росток. Один, потом второй... ближайший слизень издал еще одно "бульк" - какие-то длинные лианы опутывали его, сжимали, заставляя лопаться и растекаться ядовито-зеленой жижей...

Элаурин передернуло от отвращения - слишком уж ужасным и... неестественным... было это зрелище. Друидка ступила еще шаг назад, к выходу... и чуть не врезалась в подошедшую эльфийскую волшебницу. Та протягивала Йори какой-то ключ...
Эла подняла глаза сначала на Йори, потом на Лейн, потом на друх оставшихся драэнеек - а затем взор ее устремился к дальней стене зала - туда, где - она точно помнила! - была массивная железная дверь, увы, наглухо запертая. Может ли быть, что этот ключ - именно от той двери? Неужели это - их шанс если не убежать незамеченными, то хотя бы срезать путь и выиграть время?
- Элуна смилостивилась над нами, - выдохнула Элаурин. Лицо ее на миг озарила слабая, но счастливая улыбка, - Поторопитесь же - не стоит тратить такой дар впустую...

На то, как Йори открывает дверь, она смотрела с любопытством и скрытым волнением. Сама эльфийка в механизмах понимала до ничтожного мало, и поэтому голову ее переполняли сомнения и страхи.
"А что, если это не тот ключ? А может, замок окажется сломанным - или, еще того хуже, запустит ловушку? А если подъемный механизм откажет - и кого-нибудь из нас разрубит пополам?"
Но вот, ценой огромный усилий воительницы, дверь была поднята настолько, что можно было пройти на корточках. И тут, грозя испортить всю работу, ее ударила незнакомка с огоньком на роге, крича Йори что-то на их языке. Та - не менее раздраженно - что-то прокричала ей в ответ, пытаясь удержать железное лезвие... Как раздался грохот, лязг, противоположная дверь - та, что была закрыта ценою жизни их командира - прогнулся, и до пятерых девушек донесся крик "Лок'Тар Огар!"

Элаурин вздрогнула. "Победа или смерть!" - военный клич орков. С этими словами они идут в сражение. И эти орки вряд ли пощадят незваных гостей...
- Быстрее! - воскликнула эльфийка, сверкая золотыми глазами, - Они ломают дверь - а это значит, их там не меньше десятка! Нужно бежать, и немедленно. Идем!
Она подтолкнула драэнейку в обгорелой одежде к двери, а затем сама встала на четвереньки, и, обхватив колени одной рукой, а другой - сжимая верный посох, перекатилась на другую сторону. Встала, и, прислонившись к стене, замерла, ожидая своих товарищей по несчастью...

Наисса
Наисса вздрогнула, когда противоположная дверь заскрипела под ударами тарана.
Низко пригнулась, проскальзывая под приподнятой дверью. Зацепилась спиной о лезвие, прибитое понизу двери, оставив на нем капли крови и куски лохмотьев, когда-то называвшихся платьем.
Выскочила в коридор, такой памятный - менее часа назад она именно тут спустилась вниз, в тоннель. Обошла друидку, вдоль стены прошла несколько шагов, аккуратно обходя трупы, к входу в казарму.
*Именно в этот момент Нетрезим переселяется в новое тело.*
Они в ужасе закричали. Все вместе. Одновременно. Искра на рожке превратилась из оранжевой в кровавобагровую и взорвалась обжигающими каплями. Наисса зажала уши руками, будто это могло избавить ее от мучительного, истошного вопля в самом мозгу. Отступила назад, шаг, еще шаг, полусогнувшись, пытаясь успокоить саму себя.
Копыто подвернулось на останках орка, и Наисса, не издав ни звука, никем не замеченная, соскользнула в пролом в стене.

Таала, прозванная Верин ("Затворница")
Резкий удар, затем еще один, гортанные выкрики на орочьем, - сомнений не было: подоспевший отряд Острорука пытается добраться до незванных гостей, застрявших внутри зала.

Впрочем, отчасти приподнятая дверь дает и надежду - места достаточно, чтобы протиснуться в щель, подобно этой друидке, и попытать счастья в надежде, что им не встретится сколь-нибудь существенных военных сил по ту сторону... Таала оглянулась на своих спутниц, выразительным жестом предлагая следовать за собой, и повторила трюк Элы, в доли секунд оказавшись по ту сторону двери.

Ободряюще улыбнувшись ночной эльфийке, мол, рано еще сдаваться, мы еще повоюем, она стала ждать остальных.

Лейн Солнечный Меч
Удар, грозящий выломать дверь. И крик. Боевой клич орков. "Победа или смерть!"... А ведь напившиеся демонической крови красные орки и впрямь будут сражаться до смерти - с упертостью орков и безумием демонов. И их будет куда больше, чем пять девушек может справиться...
А значит - ключ был как раз кстати. Только бы Йори выдержала, не уронила острую, как лезвие, дверь на чью-нибудь голову...
Лейн ждала. Ждала, прислонившись к стене и готовясь в любую минуту метнуть заклинание в проломленную дверь на той стороне. Минута слилась в одну тягучую, нервозную бесконечность... Но вот сквозь зазор между дверью и полом проскользнула Элаурин, затем - две драэнейки... Настал через син'дорейки.
Лейн вздохнула, опускаясь на пол, закрыла глаза, и рывком перекатилась на другую сторону. Отползла еще чуть-чуть от двери, и, удостоверившись, что ее в случае чего не заденет, приготовилась творить замораживающее заклинание - ведь держащей дверь Йори тоже нужно будет пройти.
- Йори! - крикнула чародейка, - Отпускайте дверь и бегом проходите! Я ее замороже на пару секунд - постарайтесь в них уложиться!
Руки эльфийки начали слабо светиться синим.
- Готовы? Я замораживаю дверь! Раз... Два... Три!
Весь хитроумный дверной механизм покрылся толстой коркой льда...

Йори, по прозвищу "Волчонка"
Волчонка гибко изогнулась, держась за щит, и как в танце, красуясь, проскользнула под дверью, чуть ли не встав на "мостик". Доспехи выпендрёжницы жалобно звякнули, непонятно каким чудом не заклинившись от такой акробатики. Она отбросила щит, выпрямилась, взмахнув руками, обернулась... и со всей дури, лягнула копытом по примороженной двери.
Грохот, треск, и тяжеленная дверь, в облаке ледяных осколков сорвавшись из морозной ловушки, с оглушительным лязгом рухнула в пазы, разбив оставленный щит, подскочила (вместе с самой себя напугавшей дренейкой), и ещё раз стукнула, с неменьшим грохотом, выйдя из пазов и заклинившись намертво - только узкий просвет остался вверху справа.
- Все тут? Никого не забыли? - тихо спросила присмиревшая Йори, оказавшаяся за спинами Таалы и Элаурин.

Лейн Солнечный Меч
Волшебница шарахнулась в сторону, чтобы Йори, скакавшая не хуже горной козы (кстати говоря.. рога есть, копыта есть, почему бы еще и не прыгать?) не задела ее, и прижалась к стене, прикрыв глаза. Когда грохот утих, волшебница вновь распахнула глаза.

Так... что мы имеем? Дверь закрыта намертво. Таранящие ворота в зал орки - по ту сторону, что радует. Здесь довольно темно, и почему-то погасли огоньки странной драэнейки, так что видимость, скажем прямо, не очень - а это уже совсем не радует. Но она здесь, Йори здесь, Таала и Элаурин вроде тоже, выход стал несколько ближе - а значит, можно считать, что жизнь (почти) удалась.
- Кажется, мы все в сборе, - чуть подала чуть охрипший голос эльфийка.


Каргат Острорук
...Всё рушилось слишком быстро. Быстрее, чем мог реагировать старый безрукий калека. Да полно? Старый ли? Разве ему не дана сила, отобранная у самих демонов? Безрукий ли? Разве кто-то, имеющий руки, может сравниться с ним в бою?!
Месяц назад они лишились Валов. Два идиота одновременно согласились на "честный бой" - голову одного из них ему доставили упакованной в лучшую бумагу Альянса, а голова другого до сих пор сушится на ордынском флаге. И сразу же - пока он думал, что ответить на вызов, пока искал, кем заменить этих двух идиотов, которых он называл своей "правой и левой рукой" - предательский штурм. Трусливо. Без вызова, без предупреждения. А он и правда безрук - и правда, не имело смыла называть кого-то своими руками, ведь и рукам не стоит доверять. Только оружию.
Восстановить оборону так и не удалось, пусть и удалось отбить штурм. Да... штурм отбили... благодаря паре старых осадных орудий, которые забыли на Дороге Славы и кто-то из его ребят догадался их развернуть на Цитадель и ударить свиньям в спину. Они научились на ошибках - катапульты сожгли, дали ему время передохнуть, но трусливо избегая боя, взяли его в кольцо! Проклятое кольцо! Он остался один - против целого нового мира и самой Преисподней! Пусть Повелитель не мог ему помочь, но он отстоит эту проклятую крепость, пусть даже его жгут из самого ада, с земли и с воздуха!
Воздух. Он стал самой главной проблемой, после первого штурма. Больше не было никаких патрулей, никаких крупных отрядов - всё, что выглядывало из тени стен или узких ущелий Дороги Славы - немедленно выжигалось ударами грифонов, бомбами виверн, магией с дрконодоров. Он так и не узнал, что случилось с Зет-Гором - только увидел густые дымы в его стороне... Да, драконодоры... Эльфийская игрушка, о силе которой он забыл...
Ведь говорили ему, что надо было что-то делать, когда они полетели через ЕГО крепость на запад! Надо, надо было взять лучших ребят - Порунга, Коррака, жирную задницу О'мрогга, и других, кто знает, какой стороной втыкать клинок эльфу, и сжечь это проклятое гнездо, пока оно ещё строилось! Как они сожгли Зет-гор...
Может быть, тогда он удержал бы Кузню Крови... Он помнил этот ад - белесый туман, стрёкот этих механизмов, от которого аж болели зубы, эльфы и гномы с разных сторон, он приказал отойти, надеясь что они как и при первом штурме сами передерутся, а он только добьёт, как в прошлый раз - но нет! Нет! Они напали нечестно! Они объединились. Первый раз их удалось отбросить, и ребята здорово позабавились с пленными карапузами и длинноухими. Но сразу же - второй штурм, опять туман, опять драконодоры, ребятам, которых застали с пленными, даже не дали честного боя - он был там, после того как отбили третий из четырёх штурмов, видел трупы убитых в спину... Говорят, что Кели'дан пытался их предупредить, когда они прорвались к центру - что они идиоты и подписывают приговор не Цитадели, а всем, в том числе себе самим - но об этом никто не узнает, так как старый друг обрушил на себя потолок последнего зала, чтобы уберечь и нас и этих свиней с обеих сторон Дороги Славы от худшего... Наверное, кто-то потом спасся, так как в Кузню больше не совались, только редкие разведчики и воры... а Кели'дан, бедняга, герой, так и лежит сейчас под глыбой на потолке Магтеридона, высунув голову в решетку и встречает Каграта обвиняюще-беспомощным мёртвым взглядом каждый раз, как он заходит в темницу.
Да, темницу он спас. Там были лучшие чернокнижники, там была лучшая охрана, но - ценой обороны Цитадели. Всё меньше ребят для патрулей, меньше чернокнижников не то что для войны - для связи! Но он клялся...
И вот... Штурм казарм, внезапный и предательский. Патруль снаружи через чёрный шар успел сообщить что открылся портал демонов на севере, они приказал помочь - потом зашел Альянс. С юга, чуть ли не в полный рост. Как? Никто не то что не держал оборону - крикнуть не успевал, когда они докатились до трона Нер-Зула. Да. Последнее предательство, последний честный бой. Их больше не будет - честных боёв. Орда, Альянс и Легион втроём напали на него - Каргата Острорука, вождя Цитадели.
А-дал, этот льстивый лицемер из Шаттарата засылал ему письма, задабривал подарками, предлагая спасение от демонов, предлагая объединиться - пусть не с ним, но хотя бы с этим Траллом... Светлячок-идиот. Та дренейка здорово визжала, когда он вместо ответа напомнил ей, что орки делают с дренейками...
Каргат мечом поддел крышку красиво украшенной шкатулки. Опять заломило глаза от света. Блестящий шар, говорят, он жжет руки, если к нему прикоснуться. Что же, А-дал, говорят, ты принципиален, говорят, что ты враг демонам. Так сейчас ты увидишь, насколько "принципиальны" твои "друзья"...
- Кх-хм... - раздался противный вкрадчивый голос за спиной.
Каргат обернулся - ах, да Пустоклят. Он его сам звал.
- Вы призывали меня, Вождь?
- Да. Мне не очень охота снимать кого-то из колдунов из Темницы, но мне теперь срочно нужен чернокнижник.
- А... ваш личный?.. наш общий друг?...
- Место "нашего общего друга" с сегодняшнего дня вакантно. Он стал историей как и все его доносы на тебя. Ты хочешь стать главным чернокнижником Цитадели?
- Мой вождь.. я...
- Отлично. В комнате Трона застрял отряд мягкотелых. С ними демоны. С ними ДОЛЖНЫ быть демоны! Порунг и наш жирный идиот сейчас вскрывают двери, ты должен придти и взять демонов, не дав им удрать! Я покажу Наару, С КЕМ дружит его Альянс!
- И пусть они воюют с Шаттратом... - закончил Пустоклят, улыбаясь: - Будет исполнено, мой Вождь...