Laen

World of Warcraft Побег из Разрушенных Залов: Часть IV - Мужчины и женщины

Время действия - 26-й год от ОТП, события Burning Crusade.


Совместное противостояние Орды и Альянса страшному и безжалостному противнику превратило их давнюю вражду в некий вид соревнования, главным призом в котором стала бы ныне захваченная орками Иллидана Цитадель Адского Пламени. Уже пали и наружные Бастионы, и мерзкая Кузня Крови, только одни разрушенные залы казарм, населённые преданными бойцами могучего воина и талантливого полководца Каграта Острорука, ещё держались. Но, временно перемирие нарушил маленький ключик, присланный из Шаттрата - подарок Наару, отлитый из останков Сквернобота, по форме, отобранной бойцами Ксири у демонов Иллидана во время очередного рейда то ли Алдоров, то ли Провидцев, на Долину Призрачной Луны. Ключик открывал тайный ход, позволивший бы опытным лазутчикам добраться до уязвимых мест крепости, а то и до самого Каграта...
В отсутствие Даната Троллебоя этот шанс - напасть раньше Орды и захватить неуязвимую цитадель первыми, стяжав боевую славу, и попутно утерев нос ордынцам, вскружил голову его заместителю - некому безымянному лейтенанту, который тотчас же, до возвращения начальства, поспешил сформировать из случайных приключенцев ударный отряд, и отправить его на самоубийственный штурм...

Назгрел, только что обрадованный сознанием того, что выполнил поручение Вождя, и нашедший выживших орков в Запределье, недолго радовался. Не успела виверна с курьером к Траллу скрыться из виду, как разведчики доложили, что Альянс предпринял новую попытку атаки Цитадели с нового направления. У Назгрела был ключ, но он не спешил с засылкой диверсантов, рассчитывая, как и Данат, сначала всё исследовать, чтобы бить наверняка. Отряд Альянса не возвращался - захватили ли они уже эту часть крепости, и теперь угрожают Орде, или бесследно сгинули - это уже неважно. В первом случае торопыг надо было выгнать, во втором - что же, спасённые солдаты вполне могут стать ценным козырем при очередном споре с этим упрямым стормградцем...

Более чем достойные планы полководцев Альянса и Орды могли бы привести к успеху, если бы у демонов, давно сделавших своим домом Полуостров Адского Пламени не было бы своих планов на эту крепость...


Ласка
Ласка не задавала вопросов. Приказ есть приказ. Самоубийственная вылазка к демону на рога - всегда пожалуста, в первом ряду. Но мысль о том, что потом сослуживцам придется пить совсем не за ее здоровье на краю разума мелькнула не раз за то время, пока она седлала виверну.
Дернула поводья, заставляя зверюгу взлететь повыше, и направила ее к Крепости Отваги. В конце-концов, пара минут погоды не сделает, а знать, что происходит вокруг, будет определенно полезно. И повышает шансы удачно вернутся и пропустить кружечку вишневого грога. Сглотнула слюну и в мечтаниях о любимом напитке едва не пропустила группу в полосатых ку... толпу, целеустремленно, хоть и спотыкаясь, шагающую в неустановленном направлении. Издалека они больше всего напоминали кучку не очень сообразительных зомби, которых манят куском мяса, но в данный момент ценности они определенно не представляли.
А вот это уже интереснее. Небольшой отряд, судя по наличию помимо ушастых и рогатых еще и человекообразных - Альянс. Лаас опустилась чуть пониже, правда, недостаточно для прицельного выстрела, пытаясь высмотреть, что же такое они там делают. Труп ездового волка и двух орков, над одним из которых и собрались почти все из отряда, что-то разглядывая. Или обсуждая. Спускаться ниже Ласка не рискнула - еще подстрелят, а потом скажут, что спутали с орком Скверны.
Дернула повод и выровняла виверну, направляя ее верхом вдоль защитной стены в обратную сторону, на "половину" Траллмара. Тут она уже всматривалась внимательнее. Отряд, который ей следовало догнать, уже мог подойти к "тайной двери". Но даже если еще и не дошел - придется тут проходить. А значит, знать, что за сюрпризы тут обитают, жизненно важно для успешного распития вишневого грога.
Хм... Ласка только теперь сопоставила отряд Альянса, который она обнаружила с траекторией движения бодрой толпы в полосаты... Похоже, именно бравые рубаки Альянса и стали тем самым куском мяса. Забавно, но возвращаться ради того, чтобы их предупреждать, не хотелось совершенно.
Краем взгляда отметила странное шевеление за искореженной рампой и инстинктивно рванула повод, меняя направление полета виверны. Еще не хватало по глупости попасться.

Коррак
Гребаные фиолетовые хреновины было трудно не заметить. Что это такое, он не знал. Догадывался только, что какая-то магия, чтоб ей гриболом подавился. На это стоило обратить...
Осторожные шаги, донесшиеся сзади, заставили Коррака обернуться, рывком вскидывая винтовку. Секунду спустя он ее опустил.
- Никого? - на всякий случай уточнил он.
- Никого, - мрачно подтвердил Гош, пригибаясь и не повышая голоса. - На южном бастионе одни трупы. Валяются так, будто отбивались, но недолго. Я решил не задерживаться...
Сержант поморщился.
- Правильно решил.
Быстрая схватка. Застали врасплох и с большим перевесом в силе. Плохо, что рубака не сказал о потерях нападавших.
- Противник?
- Не заметил...
- Командир...
Неуверенный голос Шанока. Быстрый оборот. Зораж. Это заклинание он знал. Ладно бы что-то убойное - так ведь обычное "Увечье".
"Так и знал. С-сволочь."
Приклад Дреги придал рылу некролита нужный импульс, отправляя его на землю и сбивая концентрацию.
- Приказ к атаке был?
- Дас замедиди, - хлюпнул разбитым носом Зораж, не глядя тыкая пальцем в небо. Глупо ухмыльнулся и икнул.
- Теперь точно заметили, - холодно согласился Коррак, проследив, куда падает, крутясь и пытаясь выровнять сведённые спазмом крылья, виверна. И добавил некролиту окованным железом носком сапога.
Вовремя инициативу решил проявить, тварь. Сидели бы тихо - были бы в скверноботе. А теперь...
Вскинул винтовку, целясь. Опустил. Пока еще есть шанс, что они не замечены.
- К башне, до подъема. Живо и еще тише.
Шаноку - короткий, но выразительный взгляд. Рубака понуро кивнул. И пропустил шворкающего кровью "героя" вперед.
Так-то.

Ласка
Почему свой отряд, безапелляционно опознанный по красочно расписанному капитаном "огромному табурену с дверью от крепости, обитой шипами" она заметила только теперь?
Ласка вцепилась пальцами в жесткую песочную шерсть беспорядочно хлопающей крыльями виверны и бессильно скрипнула зубами. Только инерция от рывка и восходящие потоки горячего воздуха пока еще удерживала их от быстрого и безоговорочного падения, превращая беспорядочное кувыркание в подобие стремительного полета-падения на тех, к кому ей полагалось тихо-мирно присоединиться.
- Ну же, милая, вывози, хорошая, - Ласка гладила сведенные судорогой мышцы, пытаясь успокоить зверя. Уши заложило от полного муки истошного крика, которому хотелось вторить, но своя боль сейчас не имела значения. Если бы только виверна перестала бессмысленно дергать крыльями и попыталась планировать. В ином случае несостоявшимся соратникам останется только спускаться вниз и соскребать чьи-то кишки с каменного дна мешка, которым уютно распахнулся внутренний двор.
Виверне, похоже, стало совсем худо. Ласка впилась мертвой хваткой в натужно скрипящее седло, стараясь удержаться. Времени осмотреться не было, мир превратился в мелькающие темно-синие и грязно-красные полосы, летящие на бешеной скорости. Вынырнувший из вихря красок навстречу переход она заметила сразу, время остановилось, отсчитывая доли секунд. Благо, никогда не пользовалась стременами. Резкий рывок поводьев, прыжок на пределе и за пределом сил. Отработанное движение группировки все равно не спасает при встрече с поверхностью на такой скорости. Мохнатый клубок с истошным воплем пролетает дальше.
Вскочила, но тут же припала на одно колено, ища на поясе рукояти топоров и озираясь мутным после падения взглядом. В последние секунды она совершенно потеряла ориентацию, и теперь с трудом себе представляла, где находится. Виверны не слышно. Может, ей не повезло зацепится за выступ площадки, на которую так "удачно" десантировалась орка?
Удачно...
Это лишь в случае, если ей повезло "свалится" к отряду назначения. Иначе... Ласка сплюнула кровь, и крепче охватила рукояти топоров, хмуро озираясь из-под сосулек слипшихся от пота волос. Иначе так просто ее не получат.

Малет, сын Гарада

Малет накинул на голову плащ и схватил волка за ошейник, чтобы держать поближе. Отряд встал на мост, ведущий к центральной башни цитадели. Сержант старался не смотреть вниз - только по сторонам.
Скорость шага увеличилась. Малет хотел пробраться в Разрушенные залы как можно быстрее. Пусть даже внутри их ждет дьявольский котел, но стенах цитадели он чувствовал себя ходячей мишенью.

Дин-ту Речная Грива
Увидев грубое железо и камень цитадели, в которые упиралась песчаная местность полуострова, Дин-ту обрадовался. Песок... всегда опасен. В песке может быть много чего такого, чего видеть не очень-то хотелось. И даже знать об этом...
Ступив на рампу, таурен вздохнул свободно - но тут же прижал тарч к боку и выставил копье наружу - теперь можно было думать только об обычных орках, которые могли запросто порубить весь отряд в капусту, не отвлекаясь на мысли про подкапывающихся под тебя силитидов. Орки остаются орками, даже выскакивая из-за угла в неимоверно большом количестве, орков можно увидеть.. при некотором везении. Но орки все таки не были насекомыми, которые утаскивали под песок солдат рядом с тобой, оставляя там дышать песком и ядом.
Орки были лучше.
Таурен сморкнулся разорванным носом, поиграл большим пальцем болтающейся ивовой фигуркой предка внутри щита и снова сосредоточился.

Рыжая
Рыжая молча шлепала босыми пятками, следуя за Малетом и Дин-ту. Она любила ходить босиком и очень редко одевал обувь, но сейчас жрица подумала, что зря не захватила с собой хотя бы легких кожаных сапог. Нет, разумеется, они не спасут от стрелы в ногу, но от той же грязи защитят. А Цитадель не выглядела чистым местом...
"Ох, Лоа, о чем я думаю вообще? Грязь на ногах? Хорошо, если не кровь," - Рыжая чуть качнула лохматой головой, укоряя себя за такие отвлеченные мысли и принялась подсчитывать в уме свои запасы зелий, бинтов, мазей и прочих амулетов.

Два маленьких, полупрозрачных демона зависли у одной из опор моста, по которому спешил отряд Малета.
- Бегуут... Аж всё трясётся! - сказал один, с молотком в тонких ручонках.
- Ага! - кивнул другой, с большим гаечным ключом.
- Ну ты что висишь-то? Давай откручивай!
- Это не гайки, а заклёпки! Отколупывай!
- Не заклёпки а гайки, откручивай!
- У меня гаечный ключ, значит я ценный специалист. меня надо беречь от тяжелой работы!
- А у меня молоток, значит я - начальник! Откручивай! - и для пущей убедительности выпустил узкую струю огня в "гаечного" коллегу. Струя пролетела сквозь находящегося в астрале демона и расплавила один из болтов в опоре моста. Мост дрогнул под следующим шагом ордынского отряда и опасно завибрировал.
- О, так можно огнём! Горите! - и запустил огненным шаром в следующую заклёпку. Амплитуда качания стала заметнее.
- Осталось ещё три и они полетяяят! Летите, ордынцы, летите!
- Не-а, - поправил его тот, что с молотком: - надо ещё одну опору.
- Они плавятся! Давай!
До ордынского отряда оставалось меньше, чем нужно на бросок огненного шара...

Дин-ту Речная Грива
При следующем шаге таурена мост содрогнулся, и Дин-ту был вынужден выйти из стойки и развел руки, чтобы сохранить равновесие.
"Мммать Земля, это же железо.. тут не может быть насекомых, тут не может быть насекомых, тут не может быть насекомых..."
Смотря под ноги, Дин-ту направил копье в пол и начал осторожно балансировать, переступая.
- Берегите ноги, что-то не так с мостом...

Рыжая
От вдохновенных мыслей про запасы Рыжую отвлек зловещий скрип и скрежет. Листы металла под ногами пришли в движение - более мерзопакостное ощущение сложно было представить.
- "Не так" - это мягко сказано, Дин-ту! - воскликнула целительница и машинально ухватилась рукой за удобно расположенный таурений хвост. Из-под рук Дин-ту она заметила какие-то мелкие мельтешащие фигурки. - Смотрите, что это?!

Дин-ту Речная Грива
Вытаращив глаза вперед от неожиданного прикосновения, таурен хотел было вдарить тарчем по обидчику сзади, но вовремя вспомнил, кто там. Да и внимание его отвлекли два бесенка у опоры.
- Они нам счас весь мост поломают! Сбросьте их!
Оглянувшись по сторонам и посмотрев на компаньонов, таурен задумался. Рыжая довольно держалась за 'удобный' хвост, Эглат поправлял курточку и прическу, Малет сжимал в руках свой не слишком длинный молот... и еще более короткую сигару. А в руках у Дин-ту было двухметровое копье.
- Держитесь!
Таурен резко выдернул хвост из хватки тролльки, и, пригнувшись, бросился к рушащейся опоре по дальней стороне моста самым бесшумным топотом, на который был способен, чтобы импы его не заметили. Дойдя до источника звука, воин уже отчетливо слышал хихиканье старающихся вовсю бесят. Аккуратно уперев тарч в другую опору, чтобы тот не свалился, таурен поудобнее взял копье почти за самый конец, и выдохнув весь воздух из легких, прыгнул на мост животом, одновременно нанося удар в источник звука.

- Ай-я! - пискнул имп с молотком, получивший удар. Он потерял концентрацию и бешено махая крылышками стал падать, уронив молоток. Второй бес, с гаечным ключом, сразу ринулся следом, и схватив товарища за шкирку, с натугой вытянул его до моста на своих карикатурно-маленьких крылышках.
- Противный, противный таурен, - вопил тот, что остался без молотка: - Эй. А ты что, умеешь летать?
- Нет, это левитация. Отомстим?
- Отомстим! -победно запищал бес, и раскачавшись, прыгнул прямо на голову Дин-ту:
- Противный таурен... сейчас ты узнаешь, что такое адское пламя!..
И на лапках бесёнка засветились, собираясь красные огненные всполохи.
Второй бес, одобрительно хмыкнув, спустился под мост, и, судя по звукам, вернулся к своему разрушительному занятию.

Рыжая
Жрица, лишившись удобного хвоста-держалки, покачнулась, удерживая равновесие на шатком мосту, которому героический бросок Дин-ту только добавил амплитуды. На голове у таурена мелькнули искорки и появился... мелкий бесенок с рожицей самого мерзопакостного вида. Рыжая охнула и, преисполнившись праведным гневом, бросилась вперед со всех тролльих ног. Нечистик что-то бормотал, завершая заклинание, и его маленькие выпуклые глазки горели торжествующим огнем, но... цепкие сиреневые пальцы сомкнулись на корявом длинном ухе и в ошалевшую морду ударил пронзительный вопль:
- Иииииийяаа! Ты что делаешь, паскудник?! - жрица немилосердно терзала схваченное ухо. - Да я тебе сейчас рыло набок сворочу!

- Свороти-свороти - заподдакивал второй бесёнок, вылазя из-под моста и потирая лапки: - Ему не помешает, а то взял моду, хватать молотки, и объявлять себя "начальником"!
Осовевший от крика имп медленно сфокусировал глаза на товарище и истошно завопил, пытаясь вырвать ухо из пальцев Рыжей:
- Предатель! Как ты можешь!
- Могу, могу... а знаешь ещё что тут у меня? Огненный шар, подарок любимому "начальнику"!
- Эй, а разве мы можем сводить личные счёты, находясь на секретном задании особой важности?!
- Да, если используем заклинания МАССОВОГО поражения!

Дин-ту Речная Грива
Дин-ту понял, что дело плохо, когда запахло палеными волосами. А следом прямо в глубины мозга проник жуткий вопль, который активировал в голове таурена режим "первобытный страх"...
Дернувшись, огромная туша воина сбросила мелкого бесенка, и, случайно, пригвоздила того своей лапищей к лежащему рядом тарчу с шипами длиной 8см.

Рыжая
Второй бесенок будто вынырнул из воздуха. Рыжая ошарашено слушала их перепалку, но это не помешало ей резво отскочить вбок, когда Дин-ту дернулся всем телом, смахивая незадачливого беса. В принципе, она знала, как на тролльи вопли реагируют остальные ордынцы. Некоторые рефлекторно махали в ее сторону оружием, так что тут еще повезло...
Участливо посмотрев на таурена, жрица машинально разжала пальцы. На шатающийся мост упал окровавленный обрывок уха.

- Мерзаавцы! - заверещал бесёнок: - Вы испортили мою месть! - он вздел ручонки и в небесах над отрядом зажглись падающие огненные метеоры: - Так сгорите же в ог... - в этот момент в него влетел рыжий мохнатый клубок. Заклинание прервалось, беса отнесло в сторону, и он, воспользовавшись ситуацией, благополучно исчез в вспышке телепорта. А виверна, затормозившаяся от демонёнка, смогла как-то выровнять полёт, и зацепив когтями качнувшийся мост, упала на ярус ниже, придавив неестественно вывернутую лапу.


Леди Сакролаш
Чернокожая эредарка сидела на краю площадки центральной башни, когда в заклинательном круге за её спиной появилась Алитесса. Спустя несколько секунд там же возник нетрезим, а следом - злополучный бесёнок.
- Какие новости, Алитесс? - спросила она не оборачиваясь.
- Вырезали ещё один патруль предателей и напустили на них же. Некромантия - на редкость полезная вещь, когда не надо всё сжечь!
- Это не патруль Каграта, - с усмешкой сказала Сакролаш: - Это Альянс.
- Ох какая досада, - Алитесса в притворном ужасе прикрыла глаза ладошкой: - У них будут такие потери...
- Бывшая паства Маннороха тоже подтянулась - эередарка указала в сторону, где героически шествовал отряд Малета: - Я посылала туда пятёрку но вернулись только три беса.
- Они убили нашу суккубу! - заявил бесёнок: - И двух бесов!
- Брноле и одного беса убили краснорожие. А что со вторым?! Вы вроде не ладили?!
- Это было страшно! - начал рассказывать бесёнок: - На него напали таурен и бешеная тролька! Они ловили его! Отрывали руки, ноги, крылья и хвост, и кричали в ухо!
- Правда? Неужели? Вот мерзавцы! - галдя, сбежались другие бесы.
- Правда-правда! Особенно страшна троллька! Бойтесь её!
- Тихо! - прикрикнула на галдящее бесячество Алитесса: - Вы мена доводите до безумия!
- Успокойся, от нервов появляются морщинки на лбу. А это так тебе не идёт... - ласково попросила её Сакролаш.
- Мы будем убивать отряд из Траллмара? - всё ещё раздраженная, спросила чернокнижница.
- Зачем? Вся эта авантюра нужна только, чтобы отвлечь Острорука от охраны Магтеридона. И неважно кто это сделает - зелёные или розовые.
- Для Келни важно!
- Келни... подумаешь - ещё одна мёртвая суккуба.
- Не забывай - если её план удастся, мы можем захватить и Оплот Чести в подарок!
- Главное - Лорд Магтеридон. Он сможет захватить весь Полуостров.

Малет, сын Гарада
Во время сражения с демонами Малет стоял в стороне, продумывая пути для отступления. Он хорошо осознавал, что игра в бейсбол с юрким демоненком вместо мячика и молотом вместо биты - это не его вид спорта. Но когда Дин'ту и Рыжая с трудом (хых!) уничтожили первого бесенка, а второй принялся мстить - Малет изменил свое решение. Пока демоненок был отвлечен чтением заклинания, Малет слегка отошел в сторону, скрывшись из его поля зрения, прицелился молотом, и...
Его удар прошелся по краю огромного черного скорпионьего хвоста. Не уловив, что это, Малет дислоцировал демоненка и резко ударил по нему, но его молот не встретил ничего, кроме воздуха. Орк еле сдержал свое оружие от крушительного падения на шатающийся мост.

Эглат Серебряный Феникс
Удержаться на шатком мосту - легко. Особенно, если вы эльф. Особенно, если из богатой и благородной семьи. Особенно, если вам предстоит занять пост магистра.
"-Раз, два, три... Раз, два, три... Раз, два, три... - учитель танцев, отбивал ритм тростью под аккомпанемент волшебной флейты, которая конечно же играла сама по себе. - Спину прямо! Голову влево!
Рыжеволосый юноша, стараясь не сбиться, повторял заученные движения. Через месяц должен был пройти ежегодный бал при дворце. Бал, на котором Эглат должен будет заявить о себе, показать себя как достойным своего отца. От мыслей о предстоящем, эльф запнулся и упал.
-Встань и продолжай, - преподаватель ударил тростью чуть ниже спины, отчего ученик вскочил как ужаленный, пытаясь снова войти в ритм с музыкой."
Эглат спокойно прошел по мосту, умело держа равновесие. Не ему разбираться с демонами, эльфа манила сама цитадель. Разум одновременно раскрытый и замутненный кровопийкой что-то ощущал, как, например вы что-то видите краем глаза, на грани этого чувства. И это пришло...
Впереди было пятеро и зверь...
Зверь почти перед ним, боль, переломы. Убить виверну было бы милосерднее, чем лечить...
Внезапная боль в колене, вкус красной пыли во рту, ломота в теле. Но такая яростная упертость. А может упертая ярость. Такое присуще лишь женщинам. Да, определенно женщина...
Относительно чистый разум. Сосредоточенный, внимательный. Но почему он так отчаянно сомневается и в чем?...
Хищник. Да, определенно хищник, хоть и в теле гуманоида.
Страх. Нет, просто осторожность. А может и...

Пылающее сердце. Чернокнижник. Безумие демонов глубоко внутри...

Эльф рванулся по мосту прямо к крепости, отдавая разуму виверны мысленный приказ остановить сердце.
-Впереди пятеро. Одна женщина, а ещё один из них точно знаком со Скверной, - скороговоркой произнес он, минуя Малета.


Коррак
Они успели отойти всего на пару десятков шагов. Оставаться нельзя - это работало уже на уровне привычки. Сержант знал, что поступает правильно.
И все равно в ту минуту, когда за его спиной грохнулось об камень тело, он проклял и себя, и свою спешку. Что стоило проследить, куда падает этот поганый летун?
Рубаки мигом развернулись в боевой порядок... насколько это было возможно вдвоем. Один выскочил вперед, прикрыл командира широким плечом в гигантском наплечнике. Другой сгруппировался слева, продолжая держать некролита в поле зрения. Сам Коррак повел стволом, разворачиваясь, припадая на колено. Негромко хрипло окрикнул, не глядя:
- Живым нужен!..
И осекся. Понял, что ошибся. Как минимум, с определением пола.
- Стоять! - прорычал он, предотвращая еще большую ошибку. - Ноги вырву! Зораж, стреножь ее, живо!
Он почему-то готов был прозакладывать все свои зубы, что вояки остерегутся убивать единственную женщину в крепости. Даже в ущерб собственным жизням. Эта дамочка, нутром чуял, умеет их отбирать.
Некролит сзади зло зыркнул на него, но все же зашевелил губами, вытянув вперед костлявые пальцы.

Ласка
Лязг оружия можно было бы воспринять как своеобразное приветствие, но красные клыкастые рожи в купе с гортанными окриками беспощадно разрушили любые оптимистические ожидания.
Ласка широко улыбнулась, щедро скаля клыки. На припорошенной пылью и покрытой кровоточащими царапинами морде она должна была смотреться феерически.
- Здрааавствуйте, мальчики, - язык непроизвольно скользнул по правому клыку, на зубах скрипнул песок.
Не смотря на некоторую заторможенность после удара, Ласка уже оценила ситуацию. Паршивее некуда, нужно заметить. С ружьем, больше напоминающим топор на пушке - главный. Два подпевалы, едва не рванувшие "брать живым", и сзади - чернокнижник. Или кто-то из этой поиметой Иллиданом братии, Ласка не разбиралась в их мастях. Зато отлично поняла окрик "стреножить".
"Живым, говоришь?"
Маг вытянул лапки, начал плести заклинание. Но у него был один маленький, но хорошо известный многим недостаток. Нужно видеть свою цель. А учитывая три широкие спины рядом с ним, обзор был у него несколько ограничен.
Ласка дернулась в сторону, боль в ушибленном колене заставила сжать зубы до хруста, но маневр удался. Теперь от мага ее закрывали два широченных орочьих торса, расстояние до которых сократилось на пару шагов. Пригнулась на полусогнутых, пытаясь перенести вес на здоровую ногу, чуть развела в стороны руки с топорами, будто приглашая орков на обнимашки:
- Развлечемься? - в глазах мелькнули первые "бешеные" искорки.

Коррак
Старший сержант едва стиснул зубы, хотя хотелось ругнуться в голос. Этот гадостный блеск напомнил ему... напомнил ему...
Напомнил.
Сейчас эта голубоволосая фурия войдет в раж. Ружье "проводило" ее дульным срезом. Колено или бедро? Бедро прикрыто лучше. Перебить артерию скользящим будет сложно.
Заметил, как ее перекосило - похоже, поломалась при падении. Хотя ушла из-под калечащего заклятья довольно ловко. Ствол скользнул по ноге, которую он определил как здоровую, остановившись под коленом, и рявкнул огнем.

Ласка
Когда "главный" повел дулом своего орудия за ее движением, Ласка приготовилась к худшему. Ведь "живым" - не значит "целым". И все равно она не успела. На таком небольшом расстоянии это было практически невозможно.
Вспышка, звук выстрела почти слился с хрустом проламываемой кости.
Мир замер. Не двигался курящийся причудливыми изгибами над стволом дымок. Не двигались внимательно следящие за ней три пары глаз. Не двигался песок, который гнал обдувающий тело горячий ветер. И ветер. Не двигался.
Мир сжался в точку, сосредоточенную под левым коленом и взорвался оглушающей волной боли. Сметающей все на своем пути. Осторожность. Хладнокровие. Разум. Барьеры. И саму боль.
Тик. Время сдвинулось, настороженно отсчитывая секунду.
Так. Колено простреленной ноги ударилось об землю, но Ласка этого не почувствовала. Расширившиеся зрачки горящих яростью глаз неотрывно следят за стрелком.
Тик. Перенести вес на другую ногу, собирая тело в комок готовых к действию мускулов.
Так...

Коррак
- Зораж! - заорал орк, яростным рывком передергивая затвор. Крупнокалиберная гильза, блеснув бледно-зеленым, отлетела в сторону. Рука возвратным движением вскинулась над плечом, судорожно выпрямляя костенеющие в жесте фаланги.
"Положить! Живо!"
Палец привычно скользнул на изгиб курка. Если сейчас она уйдет в мертвую зону...
Гош впереди нерешительно попытался заслониться секирой от летящего на него монстра с двумя топорами. Ну да, конечно, он же не видел.
Проклятье.

Ласка
Тик. Рывок длиной в удар сердца. Левая рука внизу, чуть позади, за полем зрения верзилы с двуручной секирой. Правая вверху - самый идиотский и самоубийственный удара в голову.
Так. Краснорожий мешкает, не в силах решить, нужно ли брать живьем или проще убить эту вопящую бабу.

Инстинкты. Когда разум спит - руководят инстинкты. У Ласки сейчас работал только один - убивать. А вот краснорожий хотел жить. Ошибка.

Тик. Запоздало вскидывает топор в попытке перехватить направленный в голову удар.
Так. Гулкий удар Правого, врезающегося в окованную железом рукоять секиры.
Тик. В какофонию звуков вплетается хруст и скрежет влетающего в подмышку противника Левого. Со всей силой и инерцией броска. На перекошенном яростным криком лице орки мелькает удовлетворенная ухмылка.
Так...

Коррак
Где этот гребаный некролит? Циновки там плетет, что ли, вепрев потрох?
Гош глухо охнул, словив смачно чавкнувший топор в подмышку, и стал заваливаться на спину. Секира, описав вялую дугу, вывернулась из его рук. Гадство.
Коррак пружиной распрямился, вырастая, выпрыгивая вверх над складывающимся от удара рубакой. Плохо. С такого расстояния выстрел ее просто убьет.
Его "малышка", прочертив камешком в ложе синюю дугу, живо крутанулась в умелых руках, метя прикладом в подбородок настырной летуньи. Сбоку мелькнула гигантская тень - Шанок увидел команду. Уже на бегу вскинул щит, заслоняясь от возможных бросков, потом "нырнул", выпав из поля зрения. Зато в уши вполз скрежет металлических ботинков по камню. Подсечка с одновременным взмахом топора по ногам.
Теперь бы еще не помешать друг другу. Ну, да тот вроде бы со стороны зашел, учел ошибку.
Все это пронеслось в голове сержанта одним лихим скачком. За свою службу он не раз менял напарников. Тугодумы рядом с ним долго не жили.

Ласка
Тик. Краснорожий с удивлением на лице начинает заваливаться на спину, увлекая за собой намертво засевший в доспехах Левый.
Так. Из-за падающей туши появляется Стрелок. Выстрел в упор, которого инстинктивно ожидала Ласка, оказывается попыткой снести ее череп.
Тик. Разжимает пальцы, отпуская застрявший топор, отклоняется в сторону.
Так. Орк(ярый представитель Изувеченной Длани), про которого опьяненная запахом крови Ласка на миг забыла, со скрежетом влетает ей под ноги.
Тик. Уже в падении замах Правым, в безумном желании достать бок Стрелка, там где доспехи не так прочны.
Так. Приклад, пусть и вскользь, врезается в левую бровь.
Тик. Кровь заливает лицо, Ласка с звоном и треском приземляется на сбившего ее с ног изувеченного.
Так...

Коррак
Он почуял замах, но отклониться в прыжке уже не мог. Успел лишь подвернуть, стараясь подставить топору более крепкий перед. Снизу хрустнуло, и острая боль отшвырнула его в сторону, заставила проехаться по каменистой площадке на боку. Дальнейшее он видел уже со стороны.
Ноги вражины рубака не задел - отброшенная ударом ружейного приклада (достал-таки!), она завалилась на него. Шанок отреагировал мгновенно - дернул плечом, сбрасывая с себя, и почти без замаха опустил небольшой кулачный щит на то место, где должен был оказаться затылок.
У Коррака шевельнулись волосы на загривке. Было похоже на удар молнии, только без нее самой. Наконец-то. Все-таки очухался некролит.

Ласка
Тик. Удар об окованное железом тело, прикрытое щитом. Глаза натыкаются на полный ненависти взгляд мага, спешно плетущего заклинания.
Так. Рывок изувеченного сбрасывает Ласку лицом на каменные плиты.
Тик. Орка прокатывается дальше, в инстинктивном ожидании клинка в спину.
Так. Вместо удара мечом перед лицом опускается на камень щит, высекая сноп искр. Рубака отлично соблюдает приказы.
Тик. Поворот. Замах. Рубящий удар Правым в грудину мага.
Так... Тик... Так...
Ласка будто попала в смолу, пытаясь преодолеть сопротивление собственного тела безумному желанию разрубить этого ухмыляющегося упыря на две равные половинки.
Тик... Так... Тик...
Так.


Эглат Серебряный Феникс
Стоило эльфу пересечь мост, как внезапно его что-то подкосило. Чужая дикая боль разрывала на части. У Эглата не было и мгновения, чтобы блокировать её, ведь следом за ней пришла ярость. Та ярость, которой он пользовался в Ясеневом лесу, та ярость, из-за которой он чуть не погиб, та ярость, которой славятся все орки.

Юноша поднялся, его сильно потряхивало. Лишь на несколько секунд он задержал свой взгляд по направлению битвы несколькими ярусами выше, хотя и казалось что он смотрит прямо в стену. Эмпат развернулся к своим соратникам, а затем с яростным хрипом-криком бросился на ближайшего к нему Малета, целя в того посохом словно копьем.

Пылающий Легион
(Центральная башня Цитадели. Самый верх.)

- Какая увлекательная схватка! - заметила леди Сарколаш, разглядывавшая панораму Цитадели.
- Где, сестра? - спросила Алитесса
- Вон та группа, в красной коже солдат Каграта. Кстати, наездник на виверне мог нас видеть...
- Сжечь их всех. Чтобы не пронюхали. - предложила пиромантка.
- Я бы не торопилась. Они так мило развлекаются...
- Сжечь!... - мечтательно повторила краснокожая эредарка.
- Камень, ножницы, бумага? - улыбнувшись, предложила вторая.
- Давай! Камень, ножницы, бумага!
У менее терпеливой Алитессы выпали "ножницы"...

/* Кликните, чтобы раскрыть спойлер */

Дин-ту Речная Грива
Поднявшись и подобрав тарч (сбросив тушку бесенка с шипов), Дин-ту оглядел отряд. Вечнодовольная троллька оглядывала запачканную в крови руку, Малет, придерживая молот, пытался прикурить потухшую сигару, а Эглат... кто их, эльфов, разберет, что у него на уме...

"Отряд, это Эсментиль... или Эсмендиль? А, хрен с тобой, короче - этот эльф будет лечить раненых прямо на поле. Да, не пяльтесь так, этот давно помогал Орде... Заявляет, что видел битву, что есть вещи побольше и пострашнее каких-то тараканов. Ну, не мне судить. Эсме...в общем, эльф, дуй за вот этим орком, он теперь твой командир. Пошли, бойцы, вы нужны Орде! Лок'тар огар!...
... - Серж, Зушару выпустили кишки! Черт, заткните его, кто-нибудь! Эльф, колдуй, мать твою через ногу растак...
- Дин, отцепи эту муху от лекаря, он нам нужен!
Бледный эльф, с незначительными уколами по всей груди, встал на колени рядом с молодым раненным орком и начал шумно блевать после того, как Дин-ту буквально отковырял копьем присосавшуюся к эльфу осу. Раны, которая та наносила были смертельны из-за яда, но не страшны физически. Эльф, как и все из отряда, перед боем выпили противоядие, совместный плод подгородских аптекарей и пары знахарей Черного Копья...
- Лечи, колдун! Иначе, клянусь честью, я с тебя сам шкуру спущу! - Малет не был настроен на снисхождение к кому-бы то ни было, даже после того, как бой кончился. Эльф, утративший все высокомерие, сидел жопой на песке и с осоловелым взглядом ощупывал свою окровавленную грудь.
Внезапное завихрение воздуха рядом с кристаллом кираджей неподалеку привлекло внимание эльфа... Тролль-шаман, чуть поодаль сражающийся с двумя силитидами разом, призывал силу ветра к своему топору. И тут началось... Глаза кровавого эльфа вспыхнули зеленым больше обычного, потом он вскочил на ноги и, не отзываясь на командные окрики Малета рванул по направлению к шаману. Тролль Шарху уже стоял наготове и ждал приказа сержанта прикончить психа.. но тут взметнулся столб песка, и эльф почти беззвучно нырнул в песок, который почти сразу сомкнулся над ним, оставив маленькую воронку.
- Ну и хер с ним, парни. Перевяжите уже Зушара... и заткните его уже, черт возьми! Видали и пострашнее раны..."

Скольких таурен эльфов с тех пор повидал - всякое бывало. И то, что Эглат, с перекошенным лицом бросился на сержанта, метя в того своим посохом, будто копьем каким - сильной неожиданностью не стало.
Два с лишним метра древка копья позволяли расширять зону влияния воина до предела. Подкинув и перехватив за кончик свое копье, Дин-ту широко размахнулся и со всей дури стукнул по посоху эмпата сверху. Посох, ушибив руки эльфа, стукнул его еще и по ногам... Два быстрых шага и полный оборот по часовой стрелке, и несущийся эльф попал ровно между огромной лапищей с тарчем на ней и теплой тушей воина, словно в тиски. Щуплый колдун не мог пошевелить ни руками, ни ногами, лишь сопел в теплую тауренью подмышку...
- Тише, тише, эльфик... не надо нашего командира бить. Дохтур Рыжая, ты знаешь, что с нашим розовеньким?

Эглат Серебряный Феникс
Все смешалось в сознании Эглата: запах тауренской подмышки, ощущения чьих-то ранений, наркотическое опьянение кровопийкой и конечно ярость, вторая волна которой уже приближалась. Эта ярость требовала выхода. Физическая же беспомощность эмпата лишь все омрачала.

Рыжая
После расправы с бесом троллька брезгливо оглядела руку, испачканную кровью. Достав из кармана платочек, она принялась тщательно оттирать кожу - мало ли что подхватить можно от этих демонов?. Мост, хоть и оставшись шатким, перестал плясать под ногами, когда мерзкие бесенята погибли, но мирной обстановка сохраняться не желала. Сперва эльф начал вопить что-то о пятерых сверху, женщине и Скверне, а затем сверху же раздался выстрел и вслед за этим почти сразу Лат поднял посох и бросился на Малета. "Не было печали!.." - Рыжая только было вскинула руку, чтобы защитить первого сержанта, как Дин-ту молниеносно среагировал, весьма оригинальным способом нейтрализовав эту несколько неожиданную атаку.
Жрица мрачно посмотрела на эмпата, выслушав вопрос Дин-ту.
- Да у этих ушастых разве поймешь, что на уме? Они же магиезависимые, может, у него доза кончилась?.. - троллька протянула было руку к зажатому под могучей рукой таурена кровавому эльфу, как в мозг, словно раскаленная игла, вонзилось безумное ощущение боли, опасности, огня, зла, дождя, зеленого, ожившей зубастой маски на стене, чересчур сладкого запаха магорозы и, почему-то, синего квадрата с мерзкой и похабной рожей, грубо намалеванной белой краской.
Жрицу словно подменили. Сиреневые пальцы скрючились в безобразном подобии когтей, короткие обточенные клыки стали как-то чересчур заметны в оскаленном рту, лицо свела судорожная гримаса ярости. Троллька сгорбилась, волосы взъерошились пуще прежнего, встав дыбом на затылке. Но заметнее всего изменились глаза - и без того ярко-оранжевые, они полыхнули кроваво-красным, зрачки расширились... Тонкий налет ордынской цивилизации будто смыло расплавленным лавовым потоком и перед союзниками предстала дикая и кровожадная первобытная представительница древней империи.


Пылающий легион
(Центральная башня Цитадели. Самый верх.)
- Вы, трое! На позицию! - приказала Алитесса бесам.
- А можно, а можно мы...
- Можно. - кивнула Сарколаш: - Только не сдохните все разом. Вас и так осталось трое.
Алитесса достала из-за пояса камень инфернала и бросила импу:
- Сожгите их всех. Как можно больше пламени и боли!
Бесы противно засмеялись, и скрывшись в астрал, спрыгнули с края башни на заклятии левитации, делая вид, что планируют на коротких крылышках.

 

Коррак
Сержант с натугой кашлянул. Похоже, что-то сломано. Когда он распрямлялся, вставая и не опуская винтовки, грудная клетка отозвалась острой болью.
- Гош?
- Ж-жив, командир, - громко пробормотал распластанный вояка, пошевелившись и притиснув дрожащую руку. Если затянуть с перевязкой, крови может спустить порядочно. Да и топор... - Лле-лекаря бы...
- Терпи, - отозвался Коррак, проскакивая мимо. Даже на бегу он продолжал держать фурию на мушке. - Будет тебе лекарь.
Некролит корчился, но, как казалось сержанту, больше для проформы. Не подыхают от таких ран. Если сам слизняк, это не повод остальных подставлять. Остается рубака...
Шанок озадаченно рассматривал лежащую. По всем прикидкам, она уже должна была отрубиться. Но вот ощущения, отозвавшиеся в сапоге, только что подсказывали ему, что он пнул толстый тероккарский пень. Причем не трухлявый пенек, а вполне себе свежий.
- Чего возишься? - окрикнул его сержант. Не дожидаясь ответа, обошел по кривой дуге ноги лежащей, не спеша соваться слишком близко. Ее лицо теперь было повернуто к нему. И что-то ему в этом лице до чертиков не нравилось. Так побежденные не смотрят.
Это было нечто иное, чем то бешенство, которое он заметил прежде. Взгляд был пустым... Нет, не пустым. Водяным, прозрачным. Так смотрят сквозь мутную пленку на окне хижины.
В глубине этого текучего взгляда разгорался огонек.

Ласка
Удар вышиб из легких остаток воздуха. Но ребра, кажется, не сломал. Ласка об этом не думала, она чувствовала. Ощущала, как медленно, капля за каплей возвращается подвижность парализованному телу.
Скрюченные пальцы едва заметно скребнули по каменной крошке. Веки дрогнули, сметая кровавую пленку. Она еще не могла вздохнуть, но зато уже могла двинуть глазами. Вот центральная башня Цитадели, тяжелой громадой нависающая над переходами. А вот... Зрачки расширились, фокусируя слабое дрожание горячего воздуха довольно высоко над переходом, на котором они находились.
Имп.
Демоны.
Волна обжигающей ярости захлестнула оттаивающее тело. Появившийся в поле зрения Стрелок вызвал глухое раздражение, как неожиданное препятствие на пути к заветной цели.

Коррак
"Гляди в оба."
Оборвав жест едва ли не раньше, чем Шанок успел его заметить, сержант сделал то, что делать не полагалось. Но что так и подмывало сделать. Обернулся, проследив взгляд бешеной.
Бес. И даже не один. Как будто им этой бестии было мало. Забавно. Промелькнувшая мысль почти носила оттенок уважения.
Прикрывавшее их заклинание он тоже знал. Стрельба была бесполезна... пока что. А вот возникшей передышкой стоило воспользоваться.
- Зораж, подъем!
- Сам бы попробовал словить топором в грудь... - злобно огрызнулся некролит, поднимая бренное тело с камня.
- Я и словил, пока ты тут... вприсядку... - сплюнул Коррак. - У нас гости, чтоб их. Займись Гошем. Видел трупы наших на северном мосту. Используешь. Шанок! - повернулся к рубаке. - Вытащи из парня железку. Может пригодиться.
Дланевец кивнул и рванул к раненому, набрасывая ремень щита на предплечье, чтобы освободить единственную "настоящую" руку. Некролит смерил командира испепеляющим взглядом - жаль, командир повернулся к нему спиной и не смог оценить столь горячее и трепетное чувство. Набычившись, балахонщик вытянул в одну руку в сторону валявшегося с торчащим из-под плеча топором бойца, а вторую - туда, где, по его мнению, располагался северный мост.
Сам Коррак осторожно продолжил обходить лежащую, держа ее на мушке - так, чтобы в случае чего с легкостью перенести огонь на новые рожи, рога и копыта.

Ласка
Пока Стрелок не исчез где-то за ее головой, Ласка даже не моргнула ни разу. Импы опустились еще ниже, мельтеша крылышками. Замеченный первым тащил в лапках что-то странное, вроде даже искрящееся. Правда, за маревом прикрывавшей их защиты это было тяжело разглядеть, да и еще с такого неудобного ракурса. Шевельнула пальцами прижатой к земле руки - тело практически вернуло подвижность. А с ним вернулись и инстинкты хищника, решившего подороже продать свою шкурку. Как замечательно, что она так и упала, скорченная, рукой почти не надо было двигать, чтобы дотянутся до голенища сапога. Пальцы дернули за колечко и через мгновение костяная рукоять кинжала привычно легла в руку. Оттолкнуться от земли, перекатиться в позу приготовившегося к старту бегуна, звякнув по камням лезвием кинжала, и рвануть к низко планирующим импам спущенной пружиной. Резкий, бьющий по нервам безумный вопль разорвал воздух.

Коррак
Топорик, раскачиваемый Шаноком, со скрипом вылез из прорубленного стыка металлических пластин. Тут уже в полную силу хлынула кровь, раненый слабеющей рукой прижал локоть к телу, пытаясь передавить разорванный бок. В него ударила тошнотного вида сиреневая струя, бьющая из раскрытой ладони некролита. А где-то внизу, на мосту, стал ссыхаться насквозь пробитый глефой патрульный. Глаза ввалились в череп, повреждённые мышцы скукожились, собираясь вокруг лезвия оружия, торчащего из грудины, с рук и ног потекла красная кожа, на глазах превращаясь в бесформенную вонючую жижу цвета содержимого выгребной ямы.
Сержант не следил за процессом, лишь отметил осколком сознания его начало. Из понимания того, что это необходимо, еще не следовало, что это приятно...
Бешеная настолько резво рванула с места, что он, вздрогнув, чуть не нашпиговал ее спину железом. Вовремя сообразил, что рванулась она мимо него.
- Луженая глотка, - пробормотал он еле слышно, поморщившись, когда уши разрезал дикий боевой вопль. Хорошо кричит, зараза. Громко.
То, что убегать она не собиралась, Коррак уже понял. Убегать стоило в другую сторону. Но чего она пыталась добиться, кидаясь на троицу с ножиком...
Медлил, проводив ее точеную фигурку дулом. После "увлекательной" поимки, от которой до сих пор болели ребра, убивать фурию не хотелось совершенно.
По крайней мере, убивать так быстро и неинтересно.

Импы, увидев кричащую орчиху, просто отменили поддерживающее их заклинание левитации и довольно юрко нырнули вниз, на площадку верхнего яруса, накинув на себя покрывало невидимости.

С южной стороны, словно из ниоткуда, обрушилась двойная стена огненного дождя, за малым, будто случайно, не задев никого. Из воздуха на мощном, нависающем над отрядом шипе, появились два импа, поддерживающие заклинание и удивлённо смотрящих друг на друга.
- Эй вы! - раздалось из пустоты: - На север уйдут! Загоняй в одну кучу!
Один из бесят сорвался с места и кинулся наискосок через площадку, чтобы перекрыть подъём на север. И тотчас появился имп с камнем:
- С Днём Рожденья! - почему-то крикнул он, и камень в его лапках пошел ослепительными ядовито-зелёными трещинами.
Небеса синхронно вспучились, как проклятая рана, готовые лопнуть, как гнойник, и извергнуть пылающий желто-зелёным огнём камень-голема...

Коррак
- Обязательно, - хмыкнул Коррак, молниеносно крутанув стволом. За свою карьеру он успел навидаться подобных камушков. Отдача толкнула в плечо, вызвав новый приступ режущей боли. Плевать.
Мощная винтовочная пуля, оборвав мелкой мохнатой твари ухо заодно с половиной черепа, смела его вниз с бортика рампы вместе с его камнем призыва. Мгновением позже сержанта посетила мысль, что где-то там находятся чертовы ордынцы. А, пускай. Прятаться _теперь_ уже попросту глупо.
Мерзкая зеленая комета протянулась косой чертой, оставляя дымный след, будто пыталась успеть за упавшим вниз бесом. Стрелок за ней уже не следил. Он по опыту знал, что конечное место призыва жестко привязано к местонахождению заклинателей... или их чернокнижных штучек.
Схватить ситуацию на поле боя было много важней. Гош еще тяжело поднимался, пытаясь нащупать выпавшее оружие. Некролит устало переводил дух, когда позади него стали падать волны огня, и чуть не подпрыгнул на месте. "Прикидывался," - в голове промелькнуло ощущение короткого удовлетворения собственными подозрениями. Промелькнуло - и пропало. Положение было, откровенно говоря, поганеньким. С тройкой чертят, которых его отряд, будучи здоровым, перемолол бы в фарш за считанные секунды, теперь мог сражаться лишь Шанок.
Хорошо хоть тот не растерялся. Когда он с разбега влетел в шип с сидевшим на верхушке бесом, поддев тяжелым плечом костяную громаду, сержант мысленно поежился. Таким ударом можно копытня с ног сбить, не то что мелкого засранца с шаткой фиговины.
Наблюдения, промелькнувшие за доли секунды, вернули ему смутное ощущение, что он что-то упустил из виду.
Что-то, что мгновение назад на всех парах мчалось к башне.

Ласка
Когда мелкие засранцы пропали из вида, Ласка оборвала крик, закончив его озверелым разочарованным рыком. Крутанулась на месте и как раз успела увидеть начало представления. Нужно отдать должное Стрелку - тот не только умудрился не потеряться в ситуации но и отправить одного из тройки в последний полет. Вместе с его подарком. Мысль о том, КУДА именно полетел подарок, в этот момент ее голову не посетила.
Зато ее посетила мысль, что несущийся едва ли не навстречу бес почему-то позабыл уйти в астрал. Бежит себе, весело размахивая лапками, бормочет что-то радостно. Рывок, окровавленные пальцы ловят его за эту самую лапку, которая тут же ломается будто сухая веточка. Перехватываем заверещавшего от неожиданности бесенка за вторую, поближе к плечикам и... На землю под аккомпанемент сыпящегося с неба инфернала шлепнулись внутренности в луже черной дымящейся крови, а через секунду голова и обе половинки незадачливого демона. Ласка снова перехватила в руку нож, который на время экзекуции зажала в зубах, и повернулась в сторону отряда орков, готовясь к любому повороту дела.

Костный шип под бесом зашатался от удара, и демонёнок, не удержав заклинание, покатился по гладкой выгнутой поверхности вниз, успев, однако включить левитацию и уйти в астрал до столкновения с первым кольцом крепления.
- Ой, Алитессе это не понравится... - сказал он, увидев внизу трупик подстреленного товарища, и поспешил спрятаться среди нагромождений шипастых конструкций, которыми была так богата Цитадель Адского Пламени.

Коррак
Полетел, гаденыш.
Коррак отточенно передернул затвор, и "Дрега" отозвалась, зло сплюнув пустую, еще дымящуюся железку. Их чувства всегда были едиными. В такие моменты - особенно. Их создавали для одной цели.
Он лично проследил за этим.
Шанок ударил топором, но не успел - лишь смахнул кусок кости. Для того, чтобы подлететь к борту, потребовалось лишь несколько шагов. Глаза торопливо осмотрели возможные места падения. Др-рянь. Нет, конечно, никакого второго тела. Первое было. Холодно отметил, что попадание не совсем точное - бить следовало в лоб. И еще была безмозглая и злобная груда пылающих каменюк, топающая в сторону ордынского отряда, мнущегося на переходе. Хоть немного их займет...
Оставался бес, к которому рванула орчиха. Он крутанулся, готовясь спустить курок.

Ласка
Ласка успела заметить, как последний имп ухнул со своего насеста. Стрелок тут же подскочил к краю, видимо, чтобы добить упавшего. Правильно. Оставлять выживших ни к чему.
На губах снова дрожит безумная кровожадная ухмылка.
Перебросить нож в левую руку, быстро податься вперед, оказавшись на расстоянии рывка как раз в тот момент, когда Стрелок начинает оборачиваться назад. Поймать взгляд. Дикий, звериный прыжок...

Тьма.

Коррак
Его глаза расширились. М-мать Гейя...
Она была быстрой, слишком. Он ожидал хотя бы секундной задержки. Секундной задержки ему бы хватило.
Едва остановил себя в последнее мгновенье, палец замер, вдавив на три четверти, до туго щелкающего тягучего предела, упругую скобу спуска. У стремительно падавшего на его штык тела были абсолютно стеклянные, безжизненные глаза.
Наверное, Коррак был плохим командиром. За своих должно быть больней, чем за себя. Но этот последний прыжок был направлен в него. И именно он оказался последней каплей.
Хрипло зарычал, хрустнув крошевом зубов. Закричал, не разжимая оскала, раздирая криком глотку, затем разомкнув зубы, распахнув пасть.
- Х-х-х-ха-а-а-а-а!!
Правая рука сработала всем плечом, шевельнулись, пришли в движение внутренние рычаги, разворачивая винтовку, левая чуть подалась назад, наливаясь злой, яростной силой.
Все произошло очень быстро. Дульный срез чуть в сторону, теряя прицел, "Дрега" подворачивает вдоль своей оси, выводя штык влево, чтобы не стать шампуром. Броневой щит на стволе бьет орку в грудь, поднимая, подбрасывая над стрелком, как на прыжковом шесте. Потом выскальзывает в сторону, позволяя обмякшему телу свободно падать на снайпера...
И оружие, став рычагом, продолжая разворот, с чудовищной силой врезается сбоку в корпус бешеной, тряпичной куклой безжалостно отшвыривая ее на камень.
Включилась голова. Он опустил, едва не выронил ружье, уперся руками в колени. Выдохнул - на камнях остались капли слюны и пузыри пены.
С возвращеньицем, Коррак.
Сплюнул. Для проформы мельком глянул в сторону последнего беса. Бес. Левая половинка беса. Правая половинка беса. Художественные кровавые брызги. Горка исходящей паром требухи.
Кор не считал себя любителем живодерских излишеств. Но вид оценил.
- Встать! - хрипло заорал он. Отряду нужен отдых - но не теперь. Сейчас их нужно ожечь плетью. Появись здесь еще демоны, им будет по барабанам, что их враг устал. Продолжил тише; знал, что решает здесь снова он. - Шанок, забирай эту тварь. Гош, подбери железки. Зораж, ближе; будешь нужен. Уходим быстро.
Одновременно зашевелились руки, винтовка мотнулась на ремне. Он знал, вверху сумки лежала веревка, в которой добрая половина нитей были металлическими. Появившийся конец был украшен здоровым железным клинком-наконечником. Нажатие в нужном месте - и наконечник щелчком раскрылся, превращаясь в цеплючую "кошку". Оборот, второй оборот - он считал в такт шагам к краю. Разматывающийся трос броском змеи рванулся вперед. Вцепился стальными зубами в гигантский костяной клык, оставшийся у инфернала за спиной, на полтора яруса ниже их собственного. Позади вырос тенью рубака с оркой на плече. Теперь картинка развернувшегося внизу спектакля была перед ними как на ладони.
- Зораж, поднимаешь трупы позади инфернала, - рыкнул сержант, обматывая второй конец троса вокруг одного из выступов на бортике и на полном автомате затягивая узел. - Если появится эта мелкая паскуда, "плеткой" угости. Гош, ты ловишь груз. Потом наш спец. Шанок, ты последний; не переруби трос. Я прикрываю.
Щелкнул ремень винтовки, складываясь пополам. Коррак нырнул в пустоту, перебрасывая его через натянутую "переправу". Уже проваливаясь навстречу ветру, не смог себе отказать, бросил Зоражу:
- Береги шкурку, жаровня близко.
И ухнул вниз.


Шар инфернала пролетел мимо цели, и ударился о землю на ярус ниже входа в Разрушенные залы. Трупы орчьего патруля, павшие от мечей и магии первого отряда Альянса, испарились, и из небольшой воронки поднялся пылающий огнём скверны голем, потянулся, озаряя всё желтоватым цветом, и зашагал в сторону ближайшей живой цели - отряда Орды...

Малет, сын Гарада
Когда под отрядом затряслась земля, Малет был спокоен и искал пути к отступлению. Когда маленькие пищащие демоненки стали сеять вокруг них хаос, Малет держал себя в руках и старался не тратить силы там, где его ребята справились бы куда лучше. Когда враги начали пропадать когда им вздумается, с неба посыпались виверны, а на него самого напал его подопечный маг - Малет все еще был спокоен.
Но тут появился инфернал.
Звук от его падения взбесил орка. Его зеленая пылающая морда вызывала желание засадить в нее молотом и надругатся над осколками. Его убийственное приближение, его походка вызывали у него ярость от воспоминаний о Третьей войне, где он никогда и не воевал.
Что бы не нашло на Малета, этот зеленый фонарь стал для него последней каплей.

Малет крикнул: его боевой клич встряхнул пыль на стенах цитадели, заставил стену под ним задрожать и чуть не разорвал легкие орка, оставив в горле болезненное жжение. У него никогда не было подобных боевых криков. Да что там - самого могучего Грома не всегда так получалось. Малет, сын Гарада, сообщил всей цитадели Адского Пламени о своем прибытии.
Орк побежал на встречу инферналу, один на один. Прочитать хоть что-то на каменной морде исполина у него не получилось бы, но он и не старался, полагаясь лишь на свои умения. Проблеск здравого смысла все еще оставался в разуме орка, ведя его, как путеводная звезда. Он заходил с правого фланга, стараясь отвлечь на себя все внимание чудища. До столкновения оставались секунды. Малет старался найти самую уязвимую точку опоры в теле инфернала. Орк резко отскочил влево и пригнулся, увиливая от возможного удара. Затем подпрыгнул и, схватив рукоять молота двумя руками, взмахнул им снизу вверх, как саблей. Раздался треск и Малет захохотал. Если бы у инфернала было тело человека, молот попал бы прямо по инфернальим яйцам.

Дин-ту Речная Грива
- Да у этих ушастых разве поймешь, что на уме? Они же магиезависимые, может, у него доза кончилась?..
Дину-ту вздохнул. Магии он инстинктивно не доверял. Копье и щит - оно как-то лучше...
Но тут мысли таурена понеслись вихрем по голове и улетели в Мулгор. Голова осталась пустой...

"А что это за цветочек прилип к боку?" Бык был немного удивлен, что стоит на задних лапах. Почесавшись странно гибкой передней лапой, он шумно понюхал цветочек, лизнул его на предмет съедобности и фыркнул - цветочек оказался не вкусным. И вообще, травы как-то тут не ахти... Встав на все четыре лапы и оглядевшись, бык увидел хреновину всю в зеленом огне, приближающуюся к его пастбищу. В обычной ситуации бык бы ушел от этой напасти, пастбищ много... Но сейчас что-то щелкнуло в его голове, и глаза налились кровью. Издав мощный рык, таурен взрыл землю задним копытом. Посмотрев на противника обоими глазами (обоим глазам инфернал не понравился), бык бросился вперед. Тяжелая туша таурена с обманчивой неспешностью лавы набирала скорость... Плавно обойдя фигуру с молотом, рогатая скотина со всей дури вломила огненной хреновине рогами в правое колено... после чего получила по плечам мощнейший удар кулаком. Удар инфернала только разъярил быка еще больше, он начал скакать рядом и лягать тяжелыми копытами инфернала, не чувствуя огня. После серии ударов, бык проскользнул мимо ног инфернала и, собравшись в кучу вдарил по ноге со всей силы... Если бы это была каменная колонна, свод бы уже падал на быка.

Рыжая
Внимание разъяренной жрицы привлекло нечто, заслонившее собой значительную часть вида на унылые стены Цитадели. Зелено-желтый, как ядовитые испарения над каналами не особо любимого троллькой Подгорода, как омерзительные слизни, водящиеся в укромных уголках Оскверненного Леса, исходящий противным болезненным огнем каменный голем. Он раздражал. Раздражал до зуда в кончиках пальцев, до последнего вздыбившегося волоска на затылке. Рыжая чуть повела плечами, сбрасывая с плеч короб, как досадную помеху и зарычала тем утробным гортанным рыком, что вызывает у знающих ассоциацию со взбешенной тигрицей Островов Эха, которая обнаружила, что в ее отсутствие кто-то решил покусится на тигрят. Троллька бросилась к голему, уворачиваясь от копыт Дин-ту, змеей скользя между ударов малетовского молота. Рык перешел в короткий рев, а затем - в торжествующий вой, когда озверевшая целительница прыгнула на ногу голема, ловко вскарабкалась по каменистой спине и вцепилась в голову голема скрюченными пальцами, стремясь разодрать его на куски. Камень поддавался в трудом, жрице удалось отковырять всего несколько небольших выступающих обломков и тогда она принялась остервенело кусать камень, запустив пальцы в горящие огнем лунки на месте глаз голема. Кожу мгновенно обожгло, но Рыжая не обращала на это внимания. Клыки с препротивнейшим скрежетом скребли камень и пока выдерживали это испытание, делая честь крепости тролльих зубов. Ярость в крови искала выход.

Эглат Серебряный Феникс
Если бы не вторая волна ярости, Эглат был бы просто отброшен в сторону мощным тауреном. Вместо этого он вцепился в доспехи Дин-Ту и был готов уже вцепится в воина зубами, когда его привлекло зеленоватое свечение. Это был инфернал... Такой лакомый и такой ненавистный кусочек демонической магии. Кое-как вскарабкавшись по лягающемуся таурену, эльф крови прыгнул прямо на "задницу" инфернала и, забравшись по ребрам, погрузил ладони в корпус демона, прямо к его сердцу. Жрец не замечал как загорелся его холщовый костюм, он с упорством маномана выкачивал из пылающего осколка энергию. Ещё немного и демон бы просто развалился... Но внезапно все прекратилось. В голове была жуткая пустота, тело казалось не только горело инфернальным пламенем, его словно избивали несколько часов. В бессознательном состоянии Эглат сорвался со спины инфернала и горящим комом летел прямо на Дин-ту.

Инфернал, повинуясь заложенной программе, крутанулся, на сто восемьдесят, сбрасывая тролльку на таурена. Следующим стандартным шагом было включение огненной ауры, но вместо испепеляющего огненного кольца, он издал жалкий пшик и испортил воздух ароматами горючего газа, вырвавшимися из подмышек. На поджигание, энергии, высосанной эльфом, уже не хватило. Инфернал задумался, вбирая цель, и сделал шаг, занося ногу...

Дин-ту Речная Грива
Дин-ту был удивлен, когда обнаружил себя без копья и тарча в руках, неудобно стоящим на четырех конечностях и разглядывая обгоревшую шерсть на лапах. Тут на спину обрушился горящий клубок одежды и эльфа, который, хрюкнув, скатился на пол. Уже трезвым взглядом, оставив удивление на потом, таурен увидел поднимающуюся в его сторону ногу инфернала. Нога ничего хорошего не сулила...
Мгновенно среагировав, воин, согнувшись пополам, бросился в сторону от инфернала, левой рукой схватив еще тут и там горящего эльфа за обугленный шиворот куртки, а правой обняв тролльку за бедра и закидывая ту на плечо. Нога падала... Не прекращая движения, Дин забросил эльфа на то же плечо, где лежала Рыжая и, скрипнув зубами, прыгнул от мощного удара о стальной пол крепости...

Малет, сын Гарада
Кровавая жажда прошла так же быстро, как и накатила, но Малет не ощутил особой разницы. Он был воином, воином Орды. Вспышки инфернальной ярости не были для него чем-то неизведанным.
Куда больше его заботил демон, стоящий перед ним. Маннарот тебе в дышло, он будто неуязвим! Удары, нанесенные Малетом в этой неестественной ярости были одними из лучших в его жизни, но исполин даже не обратил на него внимание. Вокруг инфернала появилось облако удушливого газа. Газ щипал глаза, выжигал легкие, но деватся было некуда. Голем из преисподни отвернулся от орка и принялся за его подчиненных. Эглат. Рыжая троллька. Они все оказались за спиной у инфернала - непонятно как, непонятно зачем. Теперь орка от них отделяла огромная живая груда камней.
Газ был взрывоопасен. Каждый удар по каменному голему мог высечь искру. Малет не знал, как далеко находятся его товарищи. Он не видел их за грудой камней и облаком яда. Он не знал, заденет ли их взрыв. Он не мог помочь им.
Но он мог отвлечь инфернала.
Малет закрыл глаза на миг. "Благослови, мать Меладра, великий отец Гардан. Принесите слово обо мне воинам-предкам и поручитесь за меня".
На лице Малета застыла маска презрения и мужества. Он выдыхнул.
- ЛОК'РЕГАР ОГАЛ!!!
Молот, брошенный Малетом, вынырнул из взрывоопасного облака и, подлетев вверх, врезался в голову инферналу, выпив сноп искр из каменного затылка.
Малет остался безоружный: клинок, который орк держал на поясе, сейчас не стоил ничего. Но маневр Малета, в отличии от всех криков, ругательств, угроз и прочих дешевых трюков способен был хоть как-то привлечь внимание этой твари.

Рыжая
"...И чего это я?"
"...Нет, ну правда?"
"...Ох..."
Болело все, что могло болеть. Что не могло - слегка побаливало, напоминая, что и такое бывает.
Жрица открыла глаза и быстро их закрыла: сбоку громыхала, разваливаясь, ножища инфернала.
"Погодим пока со зрением. Чего там у нас с остальными органами чувств?"
Запах едкого газа, гари, крови, каких-то благовоний.
"Эльфийское чего-то пахнет."
Вкус крови на губах.
"Моя, что ли?"
Ощущение чьей-то лапищи на бедрах.
"Не самый худший вариант."
Тяжесть на спине.
"Еще с той стороны гостей не хватало."
Грохот, потрескивание пламени, удары о камень, скрежет, рев, писк, рык.
"Мдя... Не думаю, что стоит приходить в себя."
На этой мысли жрица получила по голове каменным осколком от инфернальной ноги и с чувством выполненного долга отключилась.

Малет, сын Гарада
- Ну давай, чертова груда камней!
Малет вошел в азарт. Не в тот исступленный боевой раж. Орк попрощался с жизнью и теперь получал наслаждение от ее последних моментов.
Инфернал заметил его. Инфернал не мог быть зол, у него не было эмоций, но он был возмущен посягательством на свою примитивную жизнедеятельность. Инфернал стремился устранить угрозу.
Орк облизывал губы.
- Давай, давай, давай!
Он шел назад, медленно, шаг за шагом, глядя в зеленые угольки-глаза. Он достал кинжал, массивный кинжал, который казался булавкой на фоне гиганта, и перебрасывал его из руки в руку, стараясь придавать своему поведению грозный вид. Инфернал принимал его вызов и топал к нему.
Инфернал прихрамывал. Где-то, как-то, Малет все-таки смог сделать в нем пару трещин. Дьявольский великан не был неуязвимым. Это внушало надежду.
- Ну же, глыба! Давай! Давай! Ударь меня!
Оставалось надеятся на Дин'ту. На то, что он сумел унести ребят достаточно далеко. Что он догадается прикрыть их щитом. Дин'ту всегда был сообразительным. Не был бы - они бы не зашли так далеко.
А если Дин'ту уже нет... что же. Да соизволят предки чтобы отвел демона достаточно далеко от остальных.
Все равно им всем больше не на что надеяться.
Орк поднялся на помост рядом с мостом, где, на шесте из черного дерева висел флаг старой-доброй Орды. Сжал шест покрепче. Только старый Малет и цвета его Родины. Как все на агитплакатах.
Он сжал в кармане зажигалку. Сраная гоблинская поделка. Брак на браке.
Малет ухмыльнулся.
- Ты не пройдешь, тварь.
Почти не отражая свет звезд Пустоверти своим тусклым корпусом из сплава непонятных металлов, загижалка полетела прямо к сердцу инфернала.
Взрыв. Второй. Взрывная волна. Он не успел схватить шест второй рукой и повис на правой, чувствуя, как обгорает на ней кожа. Но черное дерево Дренора не горит. С закрытыми глазами, на волосок от смерти, Малет слышал грохот инфернала и чувствовал сладкий запах яда, гари, крови, обгоревших волос.
Это был запах победы.

Дин-ту Речная Грива
Уклонившись от удара ногой, Дин-ту, оглушенный, валялся на полу крепости, обнимая Эглата и Рыжую. Очнулся он от первого взрыва... восстанавливал мозговую деятельность до второго взрыва...
"Осколки. Сейчас будут осколки." Чуть поодаль лежал его тарч, но было уже слишком поздно. "Ну, ребятки, потерпите. Я лучше, чем камнем по голове..."
Воин чуть перекатился, придавив собой тролльку и эльфа, подминая их под себя и закрывая руками за долю секунды до того, как на них обрушился ливень осколков. Послышался хрип Лата - эльфы не привыкли лежать под тауренами, следом дернулась и обмякла Рыжая - камень все таки задел ее голову рикошетом. А потом Дин почувствовал под лопаткой острый осколок. "Вытащить над..." - мысль оборвалась, когда последний тяжелый камень влетел ему вровень по затылку, окрасив черные косички с голубыми перьями в темно-бордовый цвет.

Эглат Серебряный Феникс
Эглат очнулся от удара. Его явно чем-то завалило – океан тьмы и боли. Он плохо помнил произошедшее, лишь ощущения дикой необузданной ярости, результатом которой было обожженное тело. Эльф отключился от своих чувств и начал кое-как выбираться из-под завала. Как оказалось, этим «завалом» был таурен, а отряд ни на йоту не продвинулся вглубь цитадели.
Эглат бросился к Дин-ту и начал тормошить того:
-Эй, не время спать, - взгляд параллельно пробегал по стенам в поисках лучников и по площадке в поисках посоха. – Очнись же!
И только тут он заметил изрядный каменный осколок, пробивший латный панцирь воина, а следом и знахарку. Кряхтя и надрываясь, юноша вытащил Рыжую из-под таурена.
«Что делать? Я не могу сам… Последний раз я исцелял лишь под присмотром Прапра» Эглат медленно осел перед спутниками на колени. Вспомнив про свою котомку, он начал вытряхивать её содержимое прямо на площадку цитадели: магическая пыль, элементарные частицы, гребень, туалетная вода, несколько шелковых платков, последней выскользнула серебряная коробочка с кровопийкой. Взгляд эльфа помутнился, он протянул руку к футляру и сжал его в кулаке. Спрятав коробочку в карман обгоревшей куртки и прихватив платки с духами, Эглат хотел было пересесть поближе к таурену, когда заметил что к ним тянется Нечто. Существо было настолько отвратительным, что наверное было достойно занять место в небезызвестном Наксрамасе. Оживленная масса из нескольких тел, словно вбитых друг в друга, ползла прямо в их сторону.
Эльф поднялся, он знал что ему делать. Оживленное некромантией – все равно оживленное. Эглат резко опустил ладонь прямо на эту массу, стараясь перехватить контроль. Существо замерло, даже сквозь рукав куртки было видно как вспыхнули символы на руке жреца. Чудовище стало медленно оседать и ссыхаться. Спустя несколько секунд юноша накачивал этой энергией знахарку и воина.

Малет, сын Гарада
Жив.
Малет понял это, но радоваться не стал. Он подтянулся на правой руке, все еще сжимающей флагшток, но не удержал равновесие и грохнулся с помоста. Флаг Орды, сделанный из кожи (скорее всего дренейской), огненная волна даже не задела. Малет мысленно отдал ему честь. "Лок'тар огар, друг. Я не забуду того, что ты для меня сделал".
Не было времени на сантименты. На отдых тоже, хотя после взрывной волны органы внутри Малета, кажется, разлетелись в разные стороны кувырком. Он с трудом встал, и, придерживая рукой живот, стал пробираться через останки инфернала.
На той стороне Эглат колдовал над телами таурена и тролльки. Малет сперва даже не понял, что произошло. Но воздушная эфирная струя лилового цвета, ведущая от тела какого-то уродливого зомби к Эглату и дальше, к его подопечным, не оставляла вариантов. Малет был знаком и с некролитами, и с некромантами.
- Какого...?! - с потоком орочьих ругательств Малет лупанул Эглата по затылку. Поток магии прервался, и орк достал кинжал и набросился на нечистое порождение, убого шагающее к ним. На его теле оставались клинные, протяжные раны, прыскающие гноем в разные стороны. Поразив все возможные очаги жизни в этом нечистом теле, потоптав оставшееся ногами, сержант вернулся к эльфу.
- Что это за ... ты здесь занимаешься?

Эглат Серебряный Феникс
- Что значит чем, дурень? - совершенно безразлично пролепетал жрец. - Им надо помочь прийти в себя...
- Некромантией? - взревел орк. - Да ты, никак, рехнулся?
- Нет, - замотал головой словно пытаясь что-то стряхнуть. - Но я по-другому не могу. Точнее мог, но это было давно.
Малет внимательно посмотрел на эльфа. Его гнев приутих.
- Никакой черной магии в моем отряде, сынок. Запомнил?
Малет ободряюще кивнул эльфу, а затем нагнулся над Дин'ту стал рыться в его сумке. Его друг-таурен всегда был ответственным типом. Там обязательно должна была быть аптечка. Простая, для воинских нужд.
- Проверь аптечку жрицы. Ты, надеюсь, помнишь хоть что-то из курса первой помощи?
Эльф кивнул командиру и поплелся к мосту, где Рыжая скинула свой рюкзак. Он шел казалось вечность, сжимая в кармане злополучную коробочку с кровопийкой. Даже отгородив сознание от чувств, Эглат не мог подавить желания достать хотя бы маленький листик, насладится его вкусом и ароматом. Дрожащими руками он стал копаться в вещах знахарки: лапки, какие-то порошки, а вот какие-то склянки и бинты.
Малет возился над тауреном. Пара банок простых целебных зелий, бинты, мазь, спирт. Все было ожидаемо. Уложив его, как положено укладывать тауренов с подозрением на сотрясение мозгла, он разложил перед собой нехитрые медикаменты.
Трясущийся Эглат принес сержанту свои находки:
- Кажется это подходящее...
Сознание, сдерживающее эмоции и чувтва, готово было вот-вот пасть и обрушить на Эглата очередную волну безумия.
- Отлично. - сказал он Лату. - Попробуй привести тролльку в чувства. Она в этом разбирается лучше нас.
Состояние Эглата не нравилось орку. То ли он был в шоке от происходящего, то ли... все куда хуже.
Малет омыл свои руки спиртом - не лучшее решение, учитывая их состояние - и принялся колдовать над Дин'ту.
- Я так и не понял до конца, - сказал орк Эглату, пытаясь отвлечь его внимание от всех лишних мыслей. - Ты, значит, некромант?
Юноша опустился перед Рыжей.
- Нет, - замотал эльф головой. - И никогда им не был. Просто... Просто я могу чувствовать окружающих... Как психологическое, так и физическое состояние. А то что ты видел - это не некромантия. Я просто передавал жизненные силы одного существа другому.
Все это время он просто смотрел на тролльку, аккуратно сложив её руки на животе.
- Мне сейчас опасно находится в сознании...
- Что с тобой? - Малет отвлекся от таурена и с опаской посмотрел на мага.
- Слишком много вокруг. Слишком неспокойно. И все это разом, - Эглат обхватил огромные ладони знахарки своими.
Малет серьезно обеспокоился. Проще всего было просто вырубить эльфа и заняться остальными самому, но перед вратами цитадели Адского Пламени это было смерти подобно.
- Ты можешь отобрать немного целительных сил жрицы и исцелить ее? - спросил орк. - Или передать ей чужие силы? Твои или мои.
- Да, конечно, - чуть слышно произнес эльф. Он достал из своей заветной коробочки несколько листьев и положил на язык, вернув футляр в карман. Затем снова взялся за ладони Рыжей и закрыл глаза. Эльф разом побледнел, словно орки скверны пустили всю его кровь, а затем медленно упал лицом прямо в грудь тролльки, на щеках которой явно проступил румянец.
Малет проводил смачное падение Эглата и его удачное приземление удивленным взглядом. Потом встал, и подошел поближе.
- Ну, хоть одна проблема решилась... - проворчал он. Впрочем, тролльке явно стало чуть лучше. Кажется, Эглат хорошо справился с заданием. Жрица наверняка оклемается с минуты на минуту, а если нет - самим поднимать ее должно быть намного легче.
Слегка улыбнувшись, орк вернулся к таурену. Пора было возвращать старика на этот свет.
"А наш эльф альтруист", - удивленно отметил про себя орк.


Пылающий Легион
(Центральная башня Цитадели. Самый верх.)
- Бездари, идиоты, недоучки! -кричала Верховная чернокнижница Алитесса, в бессильной ярости сжимая кулаки: - Сколько раз им повторять: огонь спереди, огонь сзади, и инфернал посередине! И никто живым не уйдёт!
- Сестра, держи себя в руках. - обеспокоилась леди Сарколаш, чувствуя, как вокруг краснокожей эредарки поднимается температура: - Покараешь виновных, как только вернутся. Кстати... - она посмотрела на инфернала, который тщетно пытался зажечь пламя: - Похоже, инфернал-то бракованный!
- Напомни мне убить парочку мо'аргов!
- Не бракованный, - подал голос нетрезим: - его разрядили. Смотрите, сейчас будет интересно.
На бросок молота инфернал развернулся, и прихрамывая пошел в сторону моста.
- Подволакивает ногу, - заметил нетрезим: - если не повернёт, свалится.
- Да, у него с правой ногой что-то... - прищурившись, кивнула Сакорлаш: - Вон видишь, из ноги камешки сыплются! Дотянет до орка, чтобы его раздавить, или нет?
- Думаю нет... - глубокомысленно изрёк нетрезим: - Они били его ниже пояса...
- А вы что стоите! -раздался скандальный голос Алитессы, заставивший демонов отвлечься от побоища: - Скелси, немедленно иди и сделай то, что не смогли эти бесы!
Скелси, Дева Боли из третьей пятёрки, только повела плечами:
- При всё уважении, моя госпожа, но мы - ваша личная охрана. Мы не имеем права отвлекаться на выполнение тактических задач. Только если вы сами лично решите присутствовать на поле боя...
- Ах ты... - руки эредарки вспыхнули огнём.
- Алитесс, прекрати. Скелси абсолютно права. - решительно вмешалась Сарколаш: - Мы провалим всю миссию, если истратим все резервы как каких-то никчёмных лазутчиков. К тому же, у нас ещё одна пятёрка - Ксенакс, не надо гробить личную охрану.
- Я займусь выжившими - внезапно сказал нетрезим.
- Ты? - удивилась Сарколаш: - Ты ты же готовился на Даната... не воображай себя неуязвимым...
- Данат, Каграт - какая разница? Каграт будет доверять герою, спасшему Цитадель, и, вполне вероятно, подпустит к себе достаточно близко. А в теле Каграта я смогу выпустить Магтеридона без каких-либо лишних манипуляций. Этот офицер, сумевший выбраться из ловушки нашей яростной Алитесс, в конце концов, вызывает уважение...
- Не строй из себя суккубу. У тебя с невидимостью хуже, чем у Алитесс!
- У меня всё в порядке с невидимостью! - вспыхнула чернокнижница, озарив башню пламенем.
- Я всё-таки попробую, мои госпожи?
- Скелси, замаскируй его. Если они импов разглядели, то такую-то громаду точно увидят...
...А безногий инфернал тем временем уже давно превратился в кучу камешков.

Коррак
Свист воздуха и скрип разогретого ремня. Натянувшаяся веревка прошла низко над краем второго яруса. Снайперу пришлось вскинуть ноги, выгнуться, перемахивая парапет. Дохнула сбоку теплом жаровня.
Он не отдыхал. Он не мог позволить себе отдыхать. Перебирал в уме замеченное. Следил глазами за разворачивавшимся внизу боем, к которому стремительно приближался. Удачно бес улетел, ничего не скажешь. В голову пришла шальная мысль, что безумцев в этой якобы Орде будет побольше, чем... Отогнал эту мысль. Беспокоила неясная сиреневая тень, метнувшаяся по южному мосту, которая почудилась перед тем, как прыгнул.
Показалось.
"Бык серьезный..."
"Ох, ё..."
"Ну и троллька..."
Смешно.
Когда на него кидалась та фурия, это было... Прищурил глаза. Волнующе. Опасно. Дразняще. Искало брешь бешенство.
Четверка ордынцев, пытающаяся разодрать инфернала чуть ли не голыми руками, выглядела смешно. Отметил лишь длинноухого. Что-что, а магию он выделять умел.
Сержант скрутил, стиснул ремень, стараясь сбросить скорость. Он пытался зацепиться кошкой как можно ниже, но все равно до места назначения оставалось метра четыре. Спружиненной ногой встретил костяной клык, за который держалась веревка, бросил тело влево, на площадку. Внизу, в стороне, у самого основания клыка, мелькнуло сиреневое пятно.
Не показалось.
Заученное падение на ноги, бросок через плечо. Распрямлялся он уже с пушкой в руках и в нужном направлении. Скачок к краю... зря. Ему хватило пары шагов влево-вправо, чтобы окончательно убедиться, что неведомый новый враг находится в мертвой зоне. А проще говоря - точно по другую сторону "клыка".
Сплюнул, кувырком через плечо уходя в нишу. Он уже не сомневался, что отбиваться придется внутри родных казарм...
Если только им дадут добраться.
Если только в казармах остался хоть кто-то живой.
Отогнал и эту мысль, хотя приподнятая, промятая решетка входа в полуметре от него красноречиво сообщала, что думать об этом придется. Взял на прицел орка с молотом. Стрелять не спешил. Спешка полезна разве что при ловле клопов в гарнизонной койке.
Сзади с тихим оханьем упало, устало выдохнуло, тихо окликнуло. Гош. Коррак шевельнул пальцами, не оборачиваясь. "Скройся."
Шанок подбросил орку на плече, перехватил поудобнее, наблюдая, как некролит вдохновенно шевелит пальцами, бормоча, как заведенный. Ему было видно, как внизу, у южного моста, неохотно, пересиливая себя, выросли два трупа. Орк с топором, из прожженого живота которого свешивались темные обрывки. Второй, с обломанным у конца палашом и оплавленной половиной лица, на которой светилась чернотой пустая глазница. Больше всего они напоминали рыб, которых насадили на крючок и теперь заставляют приплясывать на прибрежном песке, дергая за леску. Оба повернули головы к ним, а потом, услышав безмолвный приказ, неспешно развернулись, направляясь туда, где высилась облепленная фигурками каменная туша.
Ниже, под самым "клыком", невидимый для всех, шевельнулся мертвый чернокнижник. Встал, бездумно поставив руками полуотрезанную голову на место - лишь затем, чтобы через мгновение она снова запрокинулась назад, держась на свернутой шее позвоночника. Пропустил пару волочащихся мимо него трупов. Разум в нем почти начисто отсутствовал, но обрывка рассудка, вложенного магией, хватило, чтобы заметить впереди нечто фиолетовое.
Зораж устало опустил руки, но тут же получил не слишком церемонный тычок в спину.
- Давай, - напомнил Шанок. Рубака, в отличие от командира, не страдал предубеждениями касательно зомбеводов. Но этот коротышка уже один раз подвел их, и давать ему вторую такую возможность вояка не собирался.
Некролит окрысился, отвернувшись. Сдернул с себя пояс, перебросил через веревку. Высоковато. Ему было неуютно. Зораж не любил взлетать, а падать не любил еще больше...
- Давай! - рыкнул Шанок. - Или тебе ускорение придать?
- Ублюдок, - выдавил колдун под нос, свято уверенный в том, что его не слышат. - Недоношенный тупица.
Проверять, действительно ли не слышали, он не стал - спрыгнул, а точнее, свалился, как курица с насеста, с борта рампы и неуклюже, боком поехал вниз, набирая скорость. Качнул себя, хотя, вопреки совету командира, едва не сунулся пятками в угли.
Шанок с непроницаемым лицом наблюдал за его кульбитами, лишь где-то в глубине горла клокотал угловатый смех. Убедившись, что балахонщик благополучно свалился на площадку (хоть свалиться по-оркски умудрился!), рубака сжал повишую на плече зеленокожую и мягко соскользнул с камня, цепляясь бородкой топора за трос.
- Э-эх, ухнем! - подбодрил он сам себя.

Он прятался... Первое, чему их учили - это прятаться. Можешь быть плохим колдуном, можешь быть плохим лжецом, можешь быть плохим воришкой, но прятаться ты обязан. Бесёнок дрожал от страха. Такое не прощают. Тем более, такая госпожа, как Алитесса. С детства их учили пресмыкаться, и в тайне насмехаться над сильными - ведь они так просто теряют голову от силы и власти, которую им дают, и становятся рабами легиона. Но госпожа Алитесса - это был не очередной колдун-самоучка. Это был сам Легион. Это была щедрая милость, если Госпожа была довольна и самые жестокие наказания, если Госпожа была недовольна. И смертью тут и не пахло...
"Большие бугаи... привыкли обижать маленьких... и вы думаете вам это так просто с рук сойдёт?!"
бесёнок посмотрел вверх и проследил, как над ним проезжают орки скверны - первый, второй... третий, колдун, бесёнок совсем чуть не успел выбежать из своего укрытия, и наконец - четвёртый с топором вместо руки и пленницей на плече, и бесёнок мерзко хихикнув, кинул Проклятие Изнеможения:
- Хе-хе, почувствуй себя маленьким и слабым!
Рубака даже не успел удивиться - готовый спрыгнуть, он приземлился не на ноги, вдруг ставшие слабыми как у ребёнка, а рухнул плашмя, грудой железа с орком внутри.

Ласка
Обмякшее тело соскользнуло с плеча ослабевшего изувеченного и полетело вниз, в дыру между "клыком" и выступом, на который спрыгивала команда. В полете смачно хрустнув о край парапета.

Коррак
Перекрестный огонь. Это называлось перекрестный огонь.
Больше всего Кор не любил перекрестный огонь. Его работа требовала холодной головы и чистых рук. Под перекрестным огнем было невозможно сохранить ни то, ни другое.
Он обернулся на звук удара металлом о камень, успел заметить, как скрывается за краем площадки тело пленной...
Взрыв.
Закрыл глаза, инстинктивно прикрыл их рукой, ныряя в нишу, из которой высунулся. Сквозь сжатые веки не увидел - почувствовал волну огня, проходящую стороной. Почувствовал, как мгновенно сгорают брови и ресницы.
Приоткрыл глаза. Дернул пряжку бокового кармана, вытащил скрюченную, когда-то начатую, да так и не докуренную самокрутку. Подпалил конец от тлеющего винтовочного ремня, затер плясавший на кожаной полосе огонек.
- Что у нас здесь, - прищурившись, пробормотал он, осматриваясь.
Догорающие осколки инфернала. Обугленная, расцвеченная пятнами крови куча мала из ордынцев. Их командир, повисший на почерневшем от копоти древке флага. Смелый мальчишка... Валяющийся под тросом Шанок, едва не свалившийся с площадки вслед за своей ношей. Кажется, жив.
- Планы меняются, - сообщил он, поднимаясь на ноги и хватая зубами гильзу тлеющей папиросы. Руки сами сунулись в поясную сумку, отыскивая нужные детали. Заряд. Взрыватель. Скоба предохранительного кольца. - Вы уходите немедленно. Я остаюсь.
Их командир наверняка знает больше... Но он слишком тяжел, не говоря уже об этом быке. К тому же, если он жив (а сержант был уверен в этом), придется повозиться. Маги... рискованно. Нужно действовать быстро. Опасность сейчас представляет вовсе не "Орда".
- Дерьмовый выбор, сержант, - высказался Гош, устало рубанув рукой воздух. - Вместе мы им покажем.
Снайпер покачал головой.
- Здесь стало слишком жарко. Уходите. В этом явно замешан Легион. Каргат должен знать, - нахмурился, быстро отметая возможные решения за исключением одного, единственно возможного. - Гош, забери Шанока. Как очнется - пусть будет за главного. Зораж, поможешь мне.
Некролит скривился, презрительно глядя на начальника, но в глазах его отразился страх. Колдун оскалился - на этот раз уже от режущего ощущения в сдавленной болевой точке: стрелок стиснул его плечо.
- Знаю, я тебе не нравлюсь, - негромко, буднично заметил он, когда Гош рванулся к растянувшемуся у "клыка" громиле. Усмехнулся, показав зубы, перекатил цигарку из одного уголка рта в другой. - Ты мне тоже. Не бойся. Оставаться со мной не придется. Но если хочешь жить, сделаешь так, как я скажу.
Когда Гош, кряхтя, подволок к решетке разбитого рубаку, Коррак был уже на углу площадки. Вскинул винтовку, ловя растолстевшую, расползшуюся на полстекла оптики струну веревки в перекрестье. Винтовка, выплюнув пулю, доверчивым щенком ткнулась в плечо, заставляя мышцы вокруг сломанного ребра сжаться от боли. Тихо лязгнул передернутый затвор. Сержант опустил глаза. Двое рубак-зомби, скребя ногами, еще подтаскивались к подъему на ярус, где произошла бойня. Слишком медленно. Неожиданно резво вскочивший длинноухий - и как у этого хлюпика сил хватает! - уже выволакивал тролльку из-под коровьей туши.
Иногда невозможно проследить за всем. Приходится верить. Верить, что где-то на ярус ниже шевельнулась напитанная энергией некролита когтистая лапа. Верить, что твоя команда справится без тебя. Верить, что ты без нее справишься. Снайпер шагнул к краю, ловя в руку перебитый, изгибами падающий сверху, железисто шелестящий трос, пахнущий разогретым ржавым металлом. Перехватил свободной рукой ружье. Отпущенного самому себе времени оставалось на одну затяжку. Молчаливо, отрывистым взмахом отдал честь замершему на миг в арке входа Гошу. Успел заметить слабый, мимолетный отблеск какого-то странного чувства в усталых, вымотанных глазах некролита.
Он поверил.
Потом Гош яростно дернул заклиненную решетку. Та рванулась вниз - жадно, охотно ломая блоки подъемника, грохнула остриями о камень. И троица скрылась за углом.
Стрелок этого уже не увидел. Слышал лишь отрывистый металлический лязг. Остались скрип троса в перчатке, распластанное на камнях зеленое тело под ним... и неведомый враг где-то поблизости, которого он так и не успел толком рассмотреть.

У самой поверхности рука сжала, скрутила вокруг ладони упрямый трос. Треск жестких перекрученных волокон, щелкавших, входя в ладонь, обдирая разогревшуюся перчатку, стал медленней, разреженней. Камень мягко толкнул в ступни.
Закрученное падением тело он заметил еще на спуске. Орка лежала прямо под ним, на металлическом кольце, опоясавшем основание костяного бивня, в закутке между "клыком" и стеной, лицом вверх, подломив под себя руку. Вторая безвольно свешивалась с края уступа вниз. Под синяками и ссадинами едва была видна кожа, лицо покрывала кровь, но жизнь в ней непостижимым образом теплилась.
Сержант мрачно кивнул, соглашаясь с самим собой. Он хотел оставить некролита, но знал, что беспрестанное плетение заклятий выжало хилую тушку, как стираные штаны. Сообщить о нападении было важнее. А возможность собрать больше данных о нападавших... Эти сведения не стоили того, чтобы жертвовать отрядом.
Снайпер вскинул винтовку, выползая из щели, в которой со своими габаритами легко мог застрять. Ошметки свежего мяса, повисшие на стенах. Он начал медленно обходить бивень кругом. Носком сапога откинул в сторону верхнюю половину орка с переломанной шеей, упрямо скребущего пальцами черную породу, из которой была сложена цитадель. Цепкие глаза заметили зарубки, взгляд взлетел вверх, на площадку, с которой он только что спустился. Напрасно. Над краем мелькнули и пропали чьи-то рога. Ни выстрелить, ни разглядеть толком. Хорошо хоть, он для неизвестного тоже остался незамеченным.
Где эта зверюга, когда она нужна?
В это время с другой стороны яруса изломанная тень, давно соскользнувшая с уступа, на который свалилась, скрежетала когтями, кошкой карабкаясь вбок по стене. Ей была дана команда, которую вовсе не хотелось выполнять. Но желанием ее пока никто не интересовался.
Стрелок выглянул за угол. Двое зомби покачивались в нескольких метрах от него, все так же стоя у начала подъема, нерешительно вперив пустые взгляды куда-то вверх. Видимо, в их поле зрения попало что-то, не укладывавшееся в примитивные распоряжения, отданные хозяином. Проклятье. До чего же мерзкие твари.
Он быстро вернулся к тому месту, где валялась бешеная. "Нет времени", - скорчилась мысль, пока вытаскивал из-за пояса старый охотничий нож. - "Мне всегда не хватает времени".
- Сила есть - ума не надо, - пробормотал он, ожесточенно кромсая лезвием крепкие волокна. Трос резался неохотно, но сила орка скверны взяла свое. Через несколько секунд у него остался трехметровый огрызок веревки.
Коррак вздохнул. Он еще верил. А руки заученно делали свое дело: скручивали конец веревки в широкий двойной булинь. Он выволок из расщелины тело. Оттянул винтовку в сторону. Немного повоевав с безвольными руками, накинул на них одную петлю. Подвел под колени вторую. Несущий конец скрутил ремнем получившейсь беседки, затянул. Тяжело будет.
Как будто было легко.
Присел, просовывая плечо в импровизированную лямку. Если бы не шипы сзади, можно было бы просто приторочить на спину...
Мощный зверь рванулся из-за железного бруса, служившего бортом этому ярусу, расправил пробитые крылья. Стелясь по поверхности израненным туловищем, стремительно, как волк на охоте, прянул к нему, распрямился в рост, застыл, нависая над опустившимся на колено стрелком. В глазах мерцал холодный красный блеск. Не взревел. Негромко заворчал, поводя ноздрями. К знакомому ему запаху хозяйки примешивались сейчас чужие. Железо. Порох. И еще один - сильный, неприятный, смертоносный.
- Повезешь хозяйку? - спросил запах, осторожно касаясь пушистой щеки. Стрелок не был знаком с этим зверем. В Дреноре их не водилось. Но сейчас внутри него шевельнулось что-то, чего там совсем не должно было быть. То, чему полагалось давно погибнуть и быть забытым.
Монстр, вышедший из чьего-то кошмара, задумчиво всмотрелся в него горящими неживым огнем глазницами, проверяя. Выгнулся, скребнув переломанной, держащейся лишь силой связующей магии лапой, подставил удобное седло. Снайпер оглянулся - зомби нерешительно брели вверх по пандусу, но с каждым шагом движения их становились все уверенней. Плевать на этих тварей. Он, кряхтя, распрямился, поднимая немаленький вес, взвалил свое тяжелое тело на летучего монстра.
- С духами, - само всплыло Из глубины сознания напутствие. Скрипнули в перчатках поводья, когда напитанный новой, темной энергией монстр развернулся, крутанув хвостом, и, стуча когтями, рванулся к краю.
Он никогда не летал. Слышал, что орки подчиняли себе черных драконов, что кое-кто даже садился им на спины. Видел их, кружащих над цитаделью, в тот день, когда человечьи латники хлынули в раскрытые ворота крепости, наполняя внутренний двор. Он спускался по веревке несколько минут назад. Но он никогда не летал.
Ветер ударил ему в лицо, едва не снеся с этого чудовища. Но удержался, ощупью вдернул ноги в стремена, только сейчас пронзила мысль, зачем они нужны. Земля летела навстречу, и он инстинктивно натянул поводья, вцепился в гриву, мысленно умоляя зверя и сам не осознавая этого.

Пылающий легион
(Центральная башня Цитадели. Самый верх.)
- Забавно... - сказала леди Скролаш, следя за эволюциями виверны: - Келни в Оплоте этой самой "Чести", ты, сестра, рассказывала что орки Острорука утащили какую-то дренейку... А в Траллмаре, я видела, троллихи держат пленного орка из Цитадели... для полного баланса нам надо поймать в плен кого-нибудь из Траллмара... орка, или орчиху.
- В цитадель ушел настоящий гарем из паладина и четырёх красоток - с немножко ревнивыми нотками в голосе сказала Алитесса: - Знать бы, чем таким они сейчас занимаются...
- Да... -ответила вторая эредарка: - Слушай, а ведь у них должна же быть связь с патрулями?
- У кого?
- У Каргата, естественно! - лицо Сакролаш исказилось гримасой боли и она воскликнула: - Точно! Как же мы сразу не догадались! Хотя бы у колдунов должно быть что-то, чтобы передавать тревогу!
- Летающий глаз... - испуганная, прошептала Алитесса. Да, испугаться было чего - Кил-Джаден подобный промах бы не простил.
- В Цитадели были готовы к атаке! И Альянс, скорее всего, у него в плену... а с заложниками, он будет торговаться...
- Может ещё не поздно...
- Быстро! - решительно приказала Скролаш: - Отправляйся к Ксенакс, и пусть проверит все трупы! Ищите всё, что похоже на связь! Может, и правда, ещё не поздно...
Краснокожая эредарка исчезла во вспышке пламени. Скелси, обеспокоенно следившая за летающей виверной, с поклоном подошла к старшей демонессе:
- Моя госпожа, думаю, нам пора сменить место дислокации. Здесь становится небезопасно.
- Глупости, - отмахнулась та: - Но свою силу показать стоит...
Она взмахнула руками и крикнула:
- Тьма, яви себя!
На крыше башни вспучилось уродливое чёрное, с лиловым отливом облако, пронзаемое сиреневыми молниями. Раздуваясь с треском рвущейся ткани, неторопливо окутало всё строение, а когда рассеялось, на крыше уже не было никого - только слабо мерцал круг призыва.

Коррак
Зверь послушался. С хлопком расправились пробитые в нескольких местах крылья, в левом, напрочь переломанном суставе забился, стягивая его, болезненный сиреневый огонь. Внизу пронесся отливающий грязно-белым кусок Дороги Славы. Хлопок. Второй. Третий. Монстр бил по воздуху прямо на крутом вираже, уносящем его прочь от земли, с каждым ударом взмывая, выигрывая метры пространства. Промелькнул уровень с разбитым инферналом, по собравшемуся отряду - кажется, орк и эти, длинноухие, - скользнула тень. В стороне, у входа, на долю секунды показалась дренейка. Дренейка. Теперь он был уверен. Но и эту мысль снесло ветром. Пронесся парапет перехода, на котором они отбивались от злобных бесенят. Быстрей. Еще быстрей. Он будто упрашивал несущее его существо, сосредоточившись на одном - удержаться в седле и удержать свою непомерную ношу.
Впереди лопалась над башней неестественными молниями клубящаяся туча, и они летели прямо на нее. Вывози, зверь. Не знаю, кто ты, но - вывози.
Мотнул поводья вокруг кулаков. Вниз. Пригнулся, ложась животом на ружье, приникая к холодеющей спине. Давай.
Монстр загреб воздух вперед дырявыми крыльями, пытаясь сбавить скорость. Его здорово тряхнуло: мертвые лапы уже не смягчали посадку так, как живые. По инерции понесся по площадке дальше, уже на своих четверых. Мгла впереди рассыпалась на глазах, опадал клочьями туман. Снайпер осторожно натянул поводья, боясь поранить животное. Монстр под ним был мертвым, он это знал. Но наносить ему еще увечья больше не хотел.
Мелькнули по бокам жаровни, горящие неровным мертвенно-зеленым пламенем. "Крылья!" - мелькнула в голове запоздалая мысль. Догадливый зверь поджал израненные лапы, складывая перепонки, и юркнул под торчащие из арки входа шипы, скрывшись внутри цитадели вместе со своим седоком.
Смрад. Мрак и смрад.
Светильники у самого входа давно потухли, и сержанту пришлось какое-то время привыкать к недостатку света. Он потянул за ремень, осаживая крылатого зверя, наполовину побуждая, наполовину прося перейти на шаг. Монстр послушался, двинулся по широкому полутемному коридору. Ездок глубоко выдохнул, сбрасывая накопившееся напряжение, осматриваясь.
В трупах стрелок мгновенно определил пару Веселых Черепов. Верхние уровни сторожили Черепа и чернокнижники Призрачной Луны, ошибиться было трудно даже какому-нибудь человечишке. Орку, который знал клановые метки - тем более. Когда он был здесь в последний раз? Пятна крови - их крови - на полу. Орк выехал за угол, потянул за ремень, поворачивая, минуя чадящий, умирающий светильник, коснулся спины раскрытой ладонью. Летучая тварь неуверенно коснулась лапой первой ступеньки, пробуя. Потом быстро, легко, по-кошачьи заскребла когтями, взлетела по широкой лестнице. И застыла как вкопанная, не решаясь шагнуть внутрь через высокий проем. В воздухе плыл сладковато-желчный запах. Знакомый запах.
Коррак наклонился, прислоняясь лбом к затылку монстра, закрыл глаза. Он почти перестал дышать. Он не шевелился.
Зверь пошел. Неуверенно, сторонясь рассыпанных по полу серых осколков, перешагивая через изуродованные краснокожие тела, вжимаясь в стену напротив больших зубьев, за которыми обрывался переход. Снайпер знал, что там, за краем. Внизу была огромная, заваленная камнями рухнувшего перекрытия площадка, место, где дежурил обычно Кели'дан. Он понимал, почему зверь - даже мертвый зверь - может сторониться таких мест. Они оставили этот ярус с боями. Их выдавили отсюда. Но стрелок не мог, не покривив душой, поклясться, что в нем жила только горечь поражения.
Монстр неуверенно, с сомнением карабкался вверх, минуя пустые широкие провалы окон меж потрескавшихся от взрывов перемычек и лопнувших металлических балок. Ездок заново переживал второе рождение. Он помнил, как был здесь. В тот раз тащил не он - тащили его. Метнулось мертвенное пламя в чаше. Тащили за плечи, исковерканное тело роняло капли крови и слюны из разбитого рта. Сладко-горький запах, заглушающий запах мертвых. Запах того, что несет уничтожение.
На входе в зал монстр остановился. Стрелок не понял - почувствовал: больше ни шагу. Мохнатая тварь легла на брюхо, выбрав ровный участок в стороне от изуродованных боем мертвецов. Орк осторожно перекосился, боком сполз с седла, придерживая врезавшуюся в плечо веревку. Коснулся щеки зверя в молчаливой благодарности. Подволок свой груз к стене. Он сидел здесь, в той нише за выбитыми кривыми зубьями. Лежал на каком-то наклонном столе; на один из таких он сейчас взваливал орку. Может быть, даже на этом самом. Он помнил далеко не все из проведенного здесь. А в такие моменты жалел, что помнил хоть что-то.
Всмотрелся в лицо раненой. Не довезет. Может не довезти.
Он ждал этого. Напрягшись, крутанул тушу валяющегося неподалеку орка с разбитыми стеклами поверх глаз. Техник. Так их назвал Мастер, так после они называли и друг друга, в разговорах. Жили, где работали, и работали, где жили. Это звалось работой. Стрелок с каким-то мрачным наслаждением содрал с исклеванного чужим топором трупа ремень. Пинком перевернул верхнюю половину другого, с обугленными обрубками вместо ног. Вернулся, привычным движением заломил орке руки. Первый виток крепко сдавил вместе запястья, второй притянул их сзади к шее. Его стягивали не так... Но он и не стремился в точности следовать собственной памяти.

Убитый легионер в луже отливающей черным крови. Разорванный напополам дикарь, пытавшийся на последнем издыхании достать топором - и доставший - стража скверны, своего убийцу. Троица шла по трупам.
- Сержант прав, - пробормотал Шанок, поравнявшись с первой нишей в стене. Он опирался на плечо Гоша, почти висел на нем, запоздало перебирая ногами. Поникшая голова моталась вверх-вниз, перед глазами колыхался пол, подсвеченный всполохами от устроенных в полу ниш топок. Пол был усеян мертвецами. - Зал Отцов... Мы должны известить...
Закашлялся - напарник подбросил его, ухватив покрепче.
- Болтай поменьше. Быстрей в себя придешь. Нельзя было его бросать.
- Приказ есть приказ, - пробормотал молчавший до этого некролит.
- Захлопни хлебало, - посоветовал Гош, дружески скрипнув клыком. - Эти уроды могли оставить тут свою охрану. Если навалятся из засады, не отмашемся. Так что лучше уши и глаза разуй, гляди по этим, блин... как эту бодягу...
- По аурам, - некролит ухмыльнулся окровавленными зубами, сосредотачиваясь. - Эта "бодяга" зовется аурой, мой скудоумный собрат.
- Заткнитесь оба, - поморщился Шанок, пытаясь поспеть еле шевелящимися ногами за волокущим его рубакой. - И так муть в голове...

По парапету потянуло холодком. Бесёнок задрал голову и увидел полупрозрачного, появляющегося из наведённой невидимости нетрезима. Он сжался на месте, понимая, что его пришли Наказывать.
- Печально - сказал нетрезим, разглядывая останки подстреленного импа: - Но поправимо.
Сверкнула фиолетовая вспышка и мёртвый бес, озираясь, поднялся с земли:
- Эй, а где моя вторая половина головы! Без половины головы я в два раза глупее!
- Тссс... - сказал нетрезим, поднося палец к губам: - А теперь, помогите мне до них добраться...
Силуэт Повелителя Ужаса растаял зелёным туманом и втянулся в голову целого беса.
- А полголовы?
- Убьёшь кого-нибудь - сказал бесёнок голосом нетрезима: - и будет тебе пол-головы...
Бесы исчезли - уж у них-то с невидимостью было всё в порядке.
"Отлично" - похвалил нетрезим мысленно и второй бес, так и оставшись невидимым, проскользнул сквозь решетку в Разрушенные Залы.


Северайн Остролист
Коротко бросив соратникам: "Оставайтесь здесь!", Северайн медленно отправилась к отряду Орды, дерущемуся с инферналом. Невидимость и тихий шаг - вот лучшие друзья разведчика.
Инфернал полыхнул зеленым и взорвался. Ордынцев - орка в боевом исступлении, огромного таурена и кого-то ярко-рыжего, видно, тролля, засыпало осколками демона. Северайн даже порадовалась, что победил не инфернал. Но что здесь делает Орда?.. Впрочем, они ранены, и это главное. Им, в отличии от Ириты и Скади, еще можно помочь...
Не долго думая, Северайн вытащила из висящего на поясе кошелька коробочку с толчеными травами и плотный моток бинтов. Сбросив невидимость, она высоко подняла руки, демонстрируя свою ношу и медленно подошла к орку.
- Это вам. Для таурена, - громко и спокойно сказала она, но, увы, на дарнасском.

Малет, сын Гарада
Из теней, звонкий голос, непонятная речь, свет глаз, уши... Война, опушка леса, стрела в глаз, амазонки на гиппогрифах, первая кровь... Малет схватился на кинжал, железо сверкнуло, и клинок остановился в двух дюймах от груди эльфийки.
Только теперь он заметил ее неестественную позу. Руки подняты вверх - символ мирных намерений, известный во всем Азероте. Орк почти порадовался, что не убил эльфийку на месте.

Северайн Остролист
Северайн скосила глаза на клинок орка и начала догадываться о своей глупости. Но сохранила самообладание и даже выдавила приветствие на всеобщем:
- Мы идем с миром...
Только увидев эльфа, пусть и лежащего без сознания, Северайн понадеялась, что с кем-то из отряда Орды можно будет договориться. Уж он-то должен понимать всеобщий!

Малет, сын Гарада
- Мы идем с миром...
Три слова заставили Малета сдержать кинжал. Орк понимал всеобщий. Еще лучше орк понимал язык жестов. Эльфиек надо опасаться, - гласило его сознание, - ведь у этих ведьм всегда есть стрела специально для тебя. Он укорял себя за беспечность, за то, что рискует жизнью своего отряда, но зов его чести и логика, напоминающая о том, где он сейчас и кто тут главный враг, заставили не делать спешных движений.
- Что здесь делаешь? - спросил орк на всеобщем, гортанно, грубо и в целом как-то неправильно.

Рыжая
Море мягко шумело, играясь с песком в прибое, с ослепительно голубого неба лились щедрые и теплые солнечные лучи. Рыжая, закрыв глаза, вольготно раскинулась на узкой песчаной косе, на которой рыбаки утром любили расставлять ловушки для крупных макрур. Сейчас был уже полдень, все ловушки с щедрой добычей давно были убраны. Троллька нежилась на солнышке - это были блаженные редкие мгновения ничегонеделания, которые она позволяла себе, приезжая к матери на Острова Эха. Однако в эту негу отчетливо вмешивалась боль. Очень болела голова... и пальцы... и вообще, какой-то дискомфорт проявлялся. Рыжая попыталась открыть глаза - ресницы оказались будто склеены, дышать внезапно стало тяжело. "Да что же это!.." - Рыжая протерла глаза ладонью, влезла во что-то липкое с резким запахом крови и широко распахнула глаза.
Лучше бы она этого не делала.
Вокруг валялись обломки серого с прозеленью камня - все, что осталось от инфернала. Сбоку лежал Дин-ту, в пышном декольте жрицы носом вниз покоился эльф. В другое время эльфу бы не поздоровилось за такое посягательство, но сейчас жрица сумела только простонать: "Уши оборву гаду..." Дин-ту очень странно дышал, с каким-то хрипом. Ему, похоже, совсем нехорошо. Внезапно ее глаза раскрылись еще шире: впереди стоял Малет с кинжалом, а перед ним... ночная? Правда, мелкая и худющая, но все же... Откуда тут калдореиха? С неба свалилась, что ли? Вот только отряда Альянса им тут не хватало!
Рыжая еще раз протерла глаза, ресницы слиплись от тонкой струйки крови, натекшей из рассаженой камнем головы. Вставать она и не пробовала, только спихнула эльфа с груди - и без него дышать получалось плохо.
"Лакоу, помоги! Сейчас не до обрядов, но обещаю - как только выберусь, устрою положенный ритуал."
Перед глазами засверкали золотистые искры "Лоа рядом, Лоа поможет", - тихий голос на грани слуха. Первым делом - снять боль. От нее путаются мысли, движения рук похожи на дерганье лап обезглавленной лягушки для ритуала Вуду. На голову будто одели толстую меховую шапку, похожую на ту, которую тролльке пришлось носить в Зимних Ключах, но пелена боли рассеялась. Быстрый пасс - рассеченную кожу на голове защипало, стянуло; с опухших пальцев уходило воспаление, ожоги на теле затягивались, оставались только лопнувшие пузыри, под которыми стремительно росла новая шкурка. Склеившиеся ресницы и левая щека, стянутая засохшей коркой с налипшими волосами, могли подождать.
Теперь следовало немедля заняться эльфом и странно хрипящим тауреном. Со стороны Малета и эльфийки долетали обрывки диалога - "Не знала, что наш первый сержант владеет всеобщим" - но пока вроде опасности не было.
Лат, похоже, был просто в глубоком обмороке. Ожогов, конечно, многовато, как для обморочного, но это потерпит.
Дыхание Дин-ту становилось все тяжелее и Рыжая спешно провела руками над мохнатым телом, выясняя степень и места повреждения. "Осколок под лопаткой, пробит доспех. Рана на голове, крепко ему досталось, но это пока подождет. Ну и так, по мелочи - ожоги, царапины, порезы, наливающиеся синяки..." - мелькало в рыжей голове.
При дыхании выступающий край осколка омерзительно шевелится, придавая обычному камню сходство с паразитом, впившимся в тело. Этим следовало заняться незамедлительно.
Снять доспех, не вытащив осколок было невозможно, камень вытянутой треугольной формы словно долотом расколол нагрудник и плотно застрял в металле. Жрица, вознеся молитву Лакоу, расстегнула ремни нагрудника и осторожно потянула осколок на себя, чутко реагируя на его движение в ране. Осколок, ко всем бедам, еще и был слегка изогнут, что затрудняло задачу. Но поддавался, что было уже хорошо. Наконец, заостренный конец камня, покрытый блестящей пленкой крови, показался из раны. Рыжая отшвырнула его в сторону - из раны обильно потекла широкая карминовая струя; торопливо сняла нагрудник, затем кожаный поддоспешник, кинжалом разрезала рубаху и прижала ладони по краям раны. Шерсть вокруг залубенела от крови, подсохшие пучки неопрятно торчали в разные стороны. Жрица облегченно вздохнула. Кровь была темной, без намека на пузыри - значит, обошлось без проникновения в легкое и перебитых артерий. Но пару крупных сосудов явно повредило, плюс раздробило небольшой участок лопаточной кости. Троллька торопливо зашептала, призывая силу Лоа. Пальцы окутались дымкой, в ране замелькали искорки, кровотечение уменьшилось, но несколько струек упрямо продолжали пробивать себе путь сквозь окружающую рану шерсть.
"Мне бы бинт, нужно убрать эти сгустки, не видно же ничего... Где-то кровит, а где - не понять. Дуреха, что стоило сперва сумку принести?!" - целительница досадливо взглянула на свой короб, лежащий в десяти шагах. С тем же успехом она могла быть в Траллмаре. Лат рядом не подавал признаков сознания, а вызывать здесь Кулебяку, личного мелкого демона жрицы, было очень опасно - его запросто могли взять под контроль.
- Малет! - забыв язвительно поименовать орка "первым сержантом", заорала троллька. - Мне нужен бинт, срочно!

Сигмунд
Колдун не особенно таился, догоняя Северайн, однако, его по какой-то неведомой причине до сих пор не заметили. Орк направил к горлу эльфийки нож -- плохо. Эх, надо было учить талассийский, покуда имелась такая возможность. Вместо этого молодой человек предпочёл проводить время в тёмный лесной деревеньке в компании интересных и странных людей. Весь его тогдашний образ жизни был предельно не похож на то, к чему он привык. В округе ходили разбуженные тёмной магией скелеты, воду приходилось таскать самим из кладбищенского колодца, и ученики чернокнижника по пол-ночи разыгрывали в кости, чья завтра очередь. Какие были времена! Впрочем, ситуация накалялась, и с этим надо было что-то делать.
- Эй! Убрать нож. Ты, я - друг. - для верности Сигмунд показал пустые ладони.

Малет, сын Гарада
Малет не долго думал, увидев человека в робе. Орк немедленно перекинул нож в левую руку и рывком бросился к заклинателю, целясь огромной правицей ему в печень.
Малет не медлил. Схватив человека за шиворот, он встал между эльфикой и Рыжей троллькой, затем придавил человеку горло левой рукой и приставил клинок лезвия ему к шее. Одна случайная эльфийка у цитадели Адского Пламени - это хоть как-то приемлимо. Двое уже представляли реальную угрозу.
- Кто вы такие и что здесь делаете? - спросил Малет у эльфийки, прикрываясь телом заклинателя.

Рыжая
Даже если Малет услышал просьбу жрицы, то ему явно было не до ассистирования. Кроме калдореихи, застывшей перед ним, откуда-то выпрыгнул человеческий мужик и... ну, в общем, Рыжая осталась без бинтов, это ясно.
"Внимание небось отвлекала, чтоб потом этот на сержанта полез с кулаками, - досадовала жрица про себя. - И не оторваться же, не помочь... держись, орк, держись, я пока наших ребят в чувство приведу. Правда, придется работать грубовато."
Целительница решилась. Сведя затекающие ладони вместе, шепнула короткое слово и сгусток в ране стал стремительно затвердевать, закупоривая разорванные сосуды. Таурен, будь он в сознании, испытывал бы нешуточную боль вдобавок к той, что терзала разорванные ткани. Рыжая же метнулась к сумке, попутно отметив, что в ней уже кто-то копался, подтащила короб поближе, выхватила средних размеров бутыль, смочила резко пахнущей жидкостью пучок корпии и принялась удалять сгусток. Это был не самый милосердный метод, но ничего другого не оставалось. После этого жрица вновь воззвала к Лоа и залатала дыру. Очистив поверхность бывшей раны с тонким багровым следом шрама, она быстро, уверенными привычными движениями, плотно забинтовала таурена, чтобы дать возможность магически срощеным тканям плотнее прилегать друг другу, потому как покой им сейчас может только сниться. Чуть поразмыслила и добавила обезболивающий компонент.
Оглядев Дин-ту и попутно залечив пару мелких царапин, Рыжая похлопала его по мохнатым щекам, чтобы привести в чувство. Теперь следовало заняться эльфом. Бледный Лат валялся на каменных плитах, не подавая особых признаков жизни и сознания. Рыжая провела трехпалой ладонью над его лицом, чуть поморщилась, уловив влияние травки - "Мало тебе магии?" - и замерла в раздумьи. Эльф был истощен. Похоже, он надорвался... или же его что-то... надорвало.
Тихий свист и перед глазами будто замелькали огненные сполохи. Заклятие придания сил - нечто вроде допинга, но в этот раз в самой слабой форме. Более сильное вливание могло бы убить эльфа в его нынешнем состоянии.
"Ну что ж, должно сработать..." - Рыжая приподняла легкого эльфа и усадила его спиной к стене. Шлепать по щекам не стала - и так должен в себя прийти.
Теперь следовало заняться Малетом. Оглянувшись, жрица увидела, что у него-то как раз дела идут не совсем плохо. Но на всякий случай, она прикрыла орка легким щитом. Сил еще оставалось много, но расходовать их не стоило. Впереди еще длинный путь...

Дин-ту Речная Грива
Приоткрыв глаза, таурен получил пару шлепков по щекам и, спросонья, решил, что раз его бьют - лучше спать дальше. Но сон не шел... Мысль, закравшаяся в череп Дин-ту, шепнула, что сейчас, вообще-то, не самое лучшее время для сна. И что он, то есть Дин-ту, вообще не должен спать сейчас. Потому как время раннее.
Следующая мысль заставила открыть таки глаза и увидеть метнувшуюся от него в сторону рыжую симпатюлю. А третья мысль все это время кулаками вбивала в сознание то, что он сейчас у Цитадели Адского Пламени и что он каким-то чудом пережил тот взрыв.
Выдув пыль из разорванных ноздрей, таурен быстро подобрал валявшиеся рядом щит и копье и встал в боевую стойку, прикрывая тролльку и эльфа от возможной опасности. Малет, похоже владел ситуацией.


Пылающий Легион
(Внутри Разрушенных Залов)
Бесёнок проскользнул сквозь прутья решетки и, даже невидимый, прячась в тенях, попрыгал за тремя Орками Скверны.
"Интересно..." - раздался в его голове голос нетрезима: "А сейчас-то ты зачем прячешься?"
"Пыль, господин. Следы. Шорохи."
"Какие нюансы... а вот и наши орки."
"Всего трое, мой повелитель. Мы их убьём!"
"Не спеши... Один ранен, это великолепно. Некролита я выведу секунды на две... а ты разведи оставшихся двух подальше друг от друга и некролита"
" А потом?"
"А потом - сдохни. Желательно - красиво, и обязательно - поближе к раненому. Очень хорошо, если от его руки."
"Сс-лушаюсь и повинуюсь..." - испуганно промямлил бес: "..мой повелитель..."
"Не теряй времени!" - на коже бесенка, неожиданно в первую очередь для него самого, вспыхнули зелёные разводы рун, его рука против его воли взмахнула в сторону некролита, и голос нетрезима произнёс:
- Спать!
Потом ноги бесёнка сами собой метнули его под ноги оркам и несчастный демонёнок стал спешно вспоминать подходящие к случаю заклятия...

Коррак
*Отряд Коррака*
Гош слышал только властный окрик - горловой, утробный. Почти одновременно - короткий, тут же оборвавшийся вопль некролита. Когда он повернул голову, колдунишка уже оседал на землю с потерянными глазами и повисшими плетьми руками.
- Демоны! - заорал рубака. Или Зоража сразу прикончили, или магический сон, одно из двух. Но кто?
Подбросил глухо охнувшего Шанока на плече. Тот коротко и зло выругался.
- Отпусти! Я им... - начал он. Осекся, когда обернулся и заметил упавшего балахонщика.
Рубака кричал вслепую. Никаких демонов он, конечно, не видел...
Ну вот, накаркал. Бес выкатился из темноты прямо на них.
- Держись, - рявкнул Гош, выскальзывая из-под плеча ослабевшего вояки. Тот покачнулся, но устоял на ногах, поднял щит, заслоняясь от надоедливого гостя. Левая рука отошла в сторону, набираясь силой во взмахе. А освободившийся боец, обогнув его, грохнулся на колени над телом, стремительно его осмотрев. Жив. Похоже, действительно без сознания.
- Нашел время, - досадливо рыкнул рубака, с силой пихнув Зоража в плечо. Взгляд метнулся в сторону летящего на них мерзоида. Вовремя. Изувеченный, похоже, так и не оправился. Тяжелый топор, которым оканчивалась его рука, сделал полуоборот в воздухе и, смахнув бесенку пол-уха, свистнул над его головой.
- Ядрен корень! - зло выплюнул Шанок, закручиваясь вслед за топором и заваливаясь набок навстречу малорослику. Двинул щитом, намереваясь размазать нахальную мелюзгу, но координация и скорость движений и тут его подвела. Щит подгреб бесенка и подбросил, словно мячик. Прямо на некролита. И стоящего рядом Гоша.
Некролиту как раз в это время вздумалось приобрести осмысленное выражение лица. Первое, что он увидел - падающий на него брызгающий кровью и верещащий комок.
- АААААААА!!!!!!!1111 - завопил балахонщик в тон летящему снаряду, вытаращив глаза и забыв все на свете. Вскинул перед собой руки, из которых ударила короткая зеленая вспышка. Вонючий призрачный череп, беззвучно клацнув челюстями, на лету подрезал мельтешащий мохнатый мячик из ушей и лап. На ноги растянувшемуся на полу некролиту шлепнулся уже не бесенок, а бездыханная тушка бесенка, кучка скукоженной агонией кожи, натянутой на кости.

...во время битвы орков окружил незаметный, медленно густеющий зелёный туман... Нетрезим был доволен - три разума, один проклят, другой напуган, третий... третьего тоже можно использовать с выгодой... Он впитал в себя энергию смерти беса и юркнул в один из трёх, уютно устроившись в уголке подсознания, тщательно подобрав свою ауру. Ждать нужного момента - это то, что нетрезимы отлично умели. "А задачка из унылого патруля превращается в интересную игру..." - отметил он, восстанавливая силы своему новому хозяину.

Пылающий Легион
Леди Сакролаш, стоя в тени зуба, торчащего из стены, задумчиво смотрела на вход в Кузню Крови.
- Моя леди? - спросила её суккуба: - Вы проследуете за ними?
- Нет, Скелси... Ты уверена, что там не осталось проходов в нижние ярусы?
- Вы сами проверяли, моя Госпожа.
- Выпусти "глаза"... мне интересно - вдруг мы что-то пропустили...
Суккуба поглядела на бесёнка и тот наколдовал сразу три маленьких летающих шара. Отливая зеленоватыми оттенками магии Скверны, они устремились к двери и исчезли в проёме, скрываясь под сводами разгромленных лабораторий.
- Скажешь, если увидишь что-то интересное, - приказала эредарка бесу: - Эх, надо бы Алитес... пугнуть его огнём, живо драпая все секретные ходы покажет.
- А ваша магия, Госпожа?
- Тьмой не пугают. Тьмой ловят и убивают...